Газета
 13 июня 2011, 13:20   1326

Это не город, а поселение

Это не город, а поселение
Председатель Пермского отделения Союза дизайнеров России Геннадий Сорокин высказал свое мнение о пешеходной улице и «Воротах в город» у Перми II и признался, что фестиваль «Белые ночи» – это здорово.

Геннадий Арсеньевич, июнь для Перми оказался очень насыщенным месяцем. Во многом этому поспособствовал фестиваль «Белые ночи». Однако, пожалуй, одним из самых обсуждаемых событий в последнюю неделю стало открытие в городе пешеходной улицы. Каково ваше отношение к этому событию?
– Я как профессионал прошелся по пешеходной улице и пообщался со своими коллегами. Если честно, я не в восторге. Складывается впечатление, что вся пешеходная улица делалась впопыхах, что называется, бегом, и не получилось сделать красивый уголок, которого нигде в России нет. Я считаю, что пешеходная зона должна быть индивидуальна. Есть множество примеров, помимо московского Арбата, удачной реализации проекта пешеходных зон: в Челябинске, Тюмени и других городах. У нас есть прекрасные разработчики с очень талантливыми проектами. На чисто профессиональном уровне любой подобный проект должен осуществляться на продуманном основании. Сначала создается техническое задание, в котором учитываются все «хотелки». Затем проводится конкурс. Нам постоянно говорят о необходимости конкурсных процедур, но в этом случае ничего подобного сделано не было. Между тем разговоры о пешеходной зоне идут давно. Такая улица нужна прежде всего как место отдыха, куда можно привести своих знакомых, туристов, по сути, похвастаться. Сейчас, на мой взгляд, хвастаться нечем.

В чем вы видите ошибки авторов проекта?
– Надо было провести нормальный конкурс, выставить результаты на обсуждение профессионалов. Если говорить про пешеходную зону в целом, то она должна быть интересна мощением – уже оно может привлекать людей. Сейчас на улице Пермской где-то старый асфальт, где-то щебенка, на очень небольшом участке плитка. Посередине пешеходной зоны уронили «табуретки», которые перекрывают улицу и скрывают архитектуру. Каждый элемент пешеходной зоны должен работать на общее восприятие, а не быть случайным. Получилось, что дома существуют отдельно, практически не обыграны дворы, где можно было бы разместить арт-объекты. Улица не производит единого впечатления, в отличие, скажем, от того же Челябинска, где собрали разные исторические эпохи и фактически сделали музей под открытым небом.

Еще в советское время появилась в Перми пешеходная зона – часть улицы Крупской. Почему не стали использовать существующую площадку?
– Вообще идея пешеходной зоны такова, что она должна располагаться в историческом центре, потому что сама архитектура несет эмоциональный заряд, свою энергетику. Это некое напоминание о прошлом, то, что всегда интересно. Не надо было ставить там «табуретки». Гораздо интересней поделить улицу на несколько зон, сделать их активными, расставить определенные акценты. Например, выделить ремесленникам место таким образом, чтобы пространство работало на них. Необходимо организовать и пространство в домах, которые стоят на улице – перенести конторы, располагающиеся в них, в другое место, а в зданиях открыть галереи, кафе, сувенирные лавки, то есть создать места для общения людей. Это позволит сделать пешеходную улицу функциональной круглый год. На данный момент можно сделать вывод, что пешеходная зона не состоялась.

Если я вас правильно понял, идею вы одобряете, но вас не устраивает исполнение?
– Именно так. О превращении улицы Кирова в пешеходную говорили очень давно, наверное, на протяжении последних лет 20. Мне вообще кажется, что пешеходных зон в городе может быть несколько, поскольку, прежде всего, это место для отдыха и уединения. Я надеюсь, что рано или поздно к власти придет осознание того, что работы по созданию подобных улиц нужно проводить с учетом тех замечаний, которые высказаны по существующему проекту, и, может быть, данную пешеходную зону тоже доведут до ума.

Параллельно с созданием пешеходной зоны Пермь втянулась в некий перманентный культурный процесс, выраженный, например, фестивалем «Белые ночи». Как вы в целом оцениваете происходящее в городе?
– Мне кажется, что это очень здорово. У меня положительное отношение к фестивалю, так как были не только слова, но и определенное действие. Появилась возможность увидеть, что в городе действительно что-то меняется. Бренд «Белые ночи», на мой взгляд, хорошо продуман, и если фестиваль станет ежегодным, то это будет безусловный плюс для Перми. Редкий город может похвастаться тем, что у него есть белые ночи. Не стоит забывать, что у Санкт-Петербурга и Перми очень плотные исторические связи. Мне нравится, что привлекли дизайнеров из разных регионов, в том числе и из нашего, и предоставили им площадку для творчества. Интересно то, что сегодня предлагается пермякам в цирковой программе. Очень мало городов в России может похвастаться пространством, похожим на эспланаду, которое может быть активно не только летом, но и зимой. Большие надежды я возлагаю на работы, которые начались на набережной – наконец-то у нашего города может появиться нормальное лицо, а не только железнодорожный вокзал, который надо реконструировать. На данный момент в Перми осуществляются работы по реконструкции сквера у Перми II, который должен стать воротами в краевой центр. Правда, на сегодняшний день у меня нет цельного понимания того, что там задумано. Любой образ должен нести какую-то идею. Может быть, конечно, задумка авторов такова, что генеральной идеи нет и каждый выделяет ее для себя согласно возможностям воображения.

Геннадий Арсеньевич, а как вы в целом относитесь к вездесущей букве П?
– Скорее положительно. Мы ведь помним, что когда Эйфель поставил свою башню в Париже, как его только не называли. А сейчас восторгаются. Более того, это символ Франции. Те же самые буквы П, которые сейчас делаются, должны представлять отдельные арт-объекты, например, указатели въезда в тот или иной район, знаковое место, где можно назначать свидания. Я считаю, что, если буква П будет трансформироваться, она действительно станет визитной карточкой Перми, предметом гордости граждан, потому что больше ни у кого ничего подобного нет. Буквы П могли быть в каждом районе своим символом, расставить акценты. У нас в городе сейчас, например, нет площадей. Октябрьская площадь – это стоянка для автомобилей, Комсомольская площадь тоже таковой по сути не является. В городе очень большие проблемы с благоустройством. Мы говорим об европейской культурной столице, а у нас дворы абсолютно никакие, отсутствует ливневая канализация. Это получается не город, а поселение какое-то. Вот и переименование улиц: с одной стороны, это возвращение к истокам, но с другой – можно было бы сначала озаботиться вопросом создания ливневой канализации. При этом сейчас в Перми есть организации, которые пытаются по-новому расставить акценты, вовлечь жителей в творчество. В этом плане то, что делается Пермским центром развития дизайна, – это здорово.

Поделиться:
Все новости компаний