Газета
 24 января 2011, 13:20   2112

Африканцы по цепочке

Африканцы по цепочке
Business сlass начинает серию публикаций о пермских национальных диаспорах. В городе есть несколько достаточно сплоченных национальных групп, со своими экономическими, политическими и культурными ролями. Одни ведут бизнес, другие просто учатся, третьи просто живут и подчеркивают свою аутентичность.
Автор: Кирилл Перов

Африканцы в Перми составляют самую немногочисленную, но при этом, кажется, самую сплоченную и едино-образную диаспору. Первые представители черного континента массово стали появляться в городе еще в начале 90-х годов. Большинство из них были студентами-медиками, привлеченными сюда дешевизной образования. Ситуация остается неизменной и по сей день. По оценкам собеседников «bc», на территории Перми живут около двухсот африканцев, большинство из которых обучаются в Пермской государственной фармацевтической либо медицинской академии.
Париж vs Пермь. Их наплыву, по мнению экспертов, способствует и положение, сложившееся в области африканской медицины, где чрезвычайно востребованы квалифицированные специалисты, но центров их обучения крайне мало, стоимость образования, требования к абитуриентам и проходной балл с каждым годом растут, и в итоге большой массив потенциальных бакалавров просто вытесняется из страны, часть отправляется на поиски студенческого счастья в Европу (например, во Францию, так как французский язык является государственным во многих странах), остальные ищут компромиссные варианты, не в последнюю очередь обращая внимание на Россию.
Перед марокканцем Лахсеном Мескином, без пяти минут выпускником Пермской фармацевтической академии, также в свое время стоял выбор между Францией и Россией. «По техническим причинам» Лахсену не удалось отправиться в Париж, и он остановил свой выбор на Перми. «Я руководствовался несколькими соображениями. Во-первых, в Африке ценится российское медицинское образование, оно котируется там примерно так же, как местное. Во-вторых, Пермь – это все-таки не Москва и не Санкт-Петербург, где сильны расистские мотивы или, по крайней мере, случаев межнациональных конфликтов в разы больше. Наконец, в-третьих, мой двоюродный брат обучался здесь и по возвращении на родину добился определенных успехов, так что я решил идти по его пути», – резюмировал Лахсен.
Сарафанное радио, как отмечается большинством опрошенных изданием, является одним из главных стимулов поездки в Россию. Например, конголезец Жерси Даф-Лутонто последовал примеру своего отца, который в 80-х годах обучался в Санкт-Петербурге. «Я так же, как и он, намеревался отправиться в северную столицу России, но незадолго до моего отъезда оттуда пришли мрачные вести об убийстве моего соотечественника. Тогда я отправился учиться в Чебоксары, откуда впоследствии перебрался в Пермь», – рассказал конголезец.
В гостях хорошо... «Пермь – это не просто точка на карте, – делится своими впечатлениями Лахсен Мескин. – Это город с почти миллионным населением, где при желании можно добиться весомых достижений. Правда, не могу сказать, что я готов остаться здесь, так как меня больше привлекает возможность работы в Марокко».
Большинство африканских студентов солидарны с Лахсеном Мескином в этом отношении. Для них Пермь – перевалочный образовательный пункт, откуда они планируют отправиться обратно на родину. Гражданин Судана Омар Аль-Латиф, два года назад окончивший фармакадемию, ныне наведывается к своим друзьям в Пермь ежегодно, но на вопрос, не желает ли он остаться здесь насовсем, отвечает отрицательно. «В моем родном городе Омдурман у людей с пермским образованием шансов реализовать себя намного больше, чем у тех же людей, как бы это парадоксально ни звучало, в Перми. Я уже полтора года работаю в фармацевтической отрасли Судана и могу утверждать, что моим успехам я обязан вашему городу. Когда я говорю своим клиентам, что обучался в России, это вызывает у них уважение, они еще больше прислушиваются к моим советам».
Лахсен Мескин по окончании учебного заведения намеревается открыть в Агадире свою собственную аптеку. «В Марокко и конкуренция в этой области в разы ниже, и труд даже самых низших рангов – провизоров – оценивается по достоинству. Я думаю, что в Перми ко владельцу аптеки родом из Африки отнеслись бы если не с подозрением, то с непониманием. Это, однако, по моему мнению, не указывает на какие-то тенденции, так как заниматься в Перми своим делом может любой желающий. Только дело – как бы это сказать – должно соответствовать твоей национальности. Например, уверен, что в Перми будут востребованы африканцы-рестораторы».
Из студентов в бизнесмены. Слова Лахсена Мескина подкрепляются примером суданца Мухамеда Османа, владельца кафе «Эль-Муна»: выпускник медицинской академии 2005 года несколько лет назад стал полноправным участником ресторанного бизнеса. Кафе «Эль-Муна» – одно из самых колоритных заведений города, где, к примеру, посетителям, увлекающимся восточной кухней, предлагаются не только классические сидячие, но и комфортабельные полулежачие места.
Первоначально г-н Осман также рассчитывал на отъезд, но планы изменились из-за женитьбы. Начав подрабатывать на должности кальянщика в одном из заведений города, гражданин Судана, обладая обширными деловыми и дружескими связями, вскоре нашел в себе силы, средства и желание открыть собственный ресторан. Свое решение Осман объясняет следующим образом: «Пермь виделась и видится мне очень перспективным городом. При этом нужно признать, что еще десять лет назад, когда я начинал учебу, все здесь было не так радужно. Однако время шло, и я замечал качественные изменения, которые происходят вокруг. Я бывал во многих российских городах, и, увы, тамошний экономический и людской ступор приобрели постоянный и извечный характер. В Перми все не так. Здесь происходит движение, и это меня радует».
…и еще раз учиться. Мухамед Осман констатирует: 99 % африканцев в Перми приезжают сюда учиться. Часть из них занимается временной подработкой – диджеи, официанты, продавцы-консультанты. Их наплыву способствуют и широкие рекламные кампании специализированных агентств, которые за определенную плату берут на себя труд обустроить африканца в российских учебных заведениях. «Раньше сюда приезжали своеобразной цепочкой: брат приглашал брата, тот – своего друга, друг – опять же брата и так далее. Теперь на смену этой системе пришли фирмы. Правда, я бы не стал доверять им безоговорочно, так как их основная задача – разрекламировать условия, в которых предстоит оказаться студенту. Некоторая информация умалчивается. Другая и вовсе искажается. Я был свидетелем случаев, когда приезжим просто не подходил климат, и зимой у них начинались обострения астмы и других недугов. Так что это палка о двух концах», – рассказал Мухамед Осман.
По его словам, «хэдлайнерами» африканского представительства в Перми выступают жители Марокко, Судана и Сирии.
Основными проблемами, с которыми приходится столкнуться африканским студентам на Пермской земле, предсказуемо называется овладение русским языком. Впрочем, почти все собеседники издания к настоящему времени владеют им почти в совершенстве. В остальном адаптация к условиям здешней жизни происходит без особых накладок. Сухаиль Берабан, еще один марокканец, обучающийся на третьем курсе медакадемии, рассуждает: «Жить здесь спокойно и незатратно. Уровень студенческих общежитий я бы оценил на «отлично». Преподаватели и сокурсники относятся к нам дружелюбно, интересуются нами, идут на контакт. И вообще, человек может приспособиться к любым условиям».
 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний