Газета
 29 ноября 2010, 13:20   1350

Веселый солдат

Пермский театр юного зрителя поставил спектакль по прозе Виктора Астафьева.

Постановка на тему Великой Отечественной войны для Пермского ТЮЗа не первая. В репертуаре театра сегодня есть пьеса Алексея Дударева «Не покидай меня», пьеса «Синий платочек» Валентина Катаева и «Чонкин» по прозе Владимира Войновича.
На этот раз театр обратился к творчеству российского писателя Виктора Астафьева, которого пермяки считают своим земляком, – после войны, израненный, он приехал с молодой женой на Урал, в город Чусовой, чтобы заново учиться жить в мирной гражданской жизни.
В основу спектакля положена повесть Виктора Астафьева «Веселый солдат», но драматург Ксения Гашева включила в инсценировку также главы из романа «Прокляты и убиты», рассказы «Ария Каварадосси», «Пир после победы», «Бери да помни», «Сашка Лебедев».
Веселый солдат войны Лешка Шестаков – связист, молодой необстрелянный паренек. Он попал в самое пекло войны и впервые убил человека-врага, лицо которого запомнится ему на всю жизнь. Прототипом героя стал сам Виктор Астафьев, который добровольцем ушел на фронт в 1942 году.
Художник-постановщик Юрий Жарков оформил сцену очень скупо и одновременно очень выразительно. На сцене все время присутствуют щиты, сколоченные из досок защитного (серо-зеленого) цвета. Эти щиты становятся то дверями вагонов-теплушек, в которых главные герои едут на фронт, то стенами госпиталя, то плотами, на которых солдаты переправляются через Днепр, то дощатыми рамами для укрепления окопа. Эта монохромная гамма определяет настроение спектакля, рассказывающего о трудных днях войны.
Театральные режиссеры говорят, что труднее всего ставить тюрьму и войну, слишком сильно здесь противоречие между правдой жизни и сценической условностью. Эта же проблема встала и перед постановщиками «Веселого солдата». Невозможно поставить на сцене бой, нет возможности показать лицо героя крупным планом, как в кинематографе. Но для своего спектакля режиссер Татьяна Жаркова воспользовалась все-таки кинематографическим приемом – стоп-кадром, правда используя его максимально деликатно.
«Стоп-кадр – это знак, а я ведь выпускница Щукинского, где наши преподаватели вели с этим беспощадную борьбу. Они считали: там, где есть знак, заканчивается образ», – рассказывает режиссер спектакля Татьяна Жаркова.
Еще один прием, используемый режиссером, – это стихи, звучащие над сценой как авторский текст и отделяющие один эпизод спектакля от другого.
«Знаю, что будут говорить критики: это напоминает 70-е годы, это литмонтаж! – объясняет режиссер Татьяна Жаркова. – Но хотелось эмоционально погрузить зрителя в то состояние, в котором находились те мальчики, которым в 17 лет пришлось участвовать в страшной войне. И что пережил главный герой – связист Лешка Шестаков, когда один за другим в течение десятидневного боя погибали его товарищи и из батальона остался он один».
Как рассказала Татьяна Жаркова, режиссер спектакля, стихи эти собрал Виктор Астафьев, при этом их авторы не писатели или журналисты, а простые люди, прошедшие войну.
Стихи, звучащие от лица автора, одновременно немного отстраняют зрителя от событий происходящего на сцене, словно это не само действие, а воспоминание о нем. Интересно, что по интонации с этим совпадает и игра молодых актеров, выступающих в роли солдат. Если автор вспоминает, как тогда было, то современные парни, в военной форме образца 1943-го, словно ищут ответ на вопрос: как бы они вели себя, если бы судьба привела их на Днепровский плацдарм, который надо было удержать любой ценой, при отсутствии боеприпасов и продовольствия. И, скорее всего, эту верную интонацию в первую очередь оценят зрители ТЮЗа – сегодняшние 17-летние, именно для них театр поставил этот спектакль. И с ними театр говорит о том, какой ценой далась нам Победа и как сохранить человеческое лицо в нечеловеческих обстоятельствах.
Спектакль ТЮЗа «Веселый солдат» – это первая постановка произведений Виктора Астафьева на пермской сцене.
 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний