Газета
 20 июля 2009, 13:20   2224

Налогов платим все больше

Налогов платим все больше
Ямур Гильмутдинов – о проектах на центральных телеканалах, надежде на Алексея Иванова, договоренностях с губернатором, рэпере Сяве и Марате Гельмане.

Business Class продолжает проект «Нескучное лето». Сегодня его герой – известный деятель пермского рынка медиа и развлечений Ямур Гильмутдинов, сейчас активно покоряющий Москву.

Компания «Парма», которую Вы возглавляете, успешно «засветилась» на канале СТС с проектом «Евровидение» по-нашему», а до этого долго находилась в Москве и, по нашей информации, разрабатывала проект для одного из федеральных телеканалов. Что это был за проект и почему не получилось его запустить?

Про КВН и ИКК.
– В декабре 2004 года мы сыграли свою последнюю игру на «Первом канале». Выступления на «Первом» обеспечивали наш коллектив большим количеством гастролей. Но ездить по гастролям бесконечно никто не хотел, и самораспуститься такому коллективу, который собирался годами и доказал высокий потенциал, было бы крайне расточительно. Проведя несложные маркетинговые исследования, мы выявили области применения наших способностей, кроме эстрады. Выяснилось, что в рекламе, телевидении, различных мероприятиях, политтехнологиях – везде необходим производимый нами креатив. Так, вместо команды КВН «Парма» появилась «ПАРМА», инновационно-креативная компания (ИКК), вместо бизнеса на гастролях появился бизнес на производстве креатива. Скоро выяснилось, что спрос на эти услуги в Москве в разы больше, чем в Перми, и было принято решение о переезде. Ведь в Перми некоторые рынки сбыта просто отсутствуют, например на телевидении. Довольно быстро стало понятно, что мы не ошиблись.

Про телевидение.
Понятно, что в России в силу разных причин телевидение будут смотреть еще долго. И когда уже весь мир переключится на Интернет, наш зритель продолжит любить телевизор. Телевидение вообще особый мир, оно создается и существует по своим законам. Там множество жанров и приемов, которые совершенно отсутствуют на эстраде, в театре, и чтобы разобраться в них, нам и понадобилось основательно потрудиться. Нам за первый год работы в Москве удалось подписать контракт с телеканалом НТВ на запуск телепрограммы. Это интересная, в первую очередь для зрителя НТВ, жесткая программа, где развенчиваются грехи шоу-бизнеса – плагиат, имидж звезд, плохие тексты, желание пиариться любой ценой и прочее. Телезрителю этого канала крайне интересны подобного рода разоблачения, поэтому программа бы «сыграла». Но, к сожалению, ударил кризис – и проект был заморожен.

Про бизнес
Мы еще в 2006 году поняли, что надо продавать цельный продукт, а не его составные части, как делали многие ребята, игравшие раньше в КВН: кто-то стал актером, кто-то – автором, режиссером. За редким исключением, никто не продает на телевидении готовый продукт. Окончательно эти предположения подтвердил наш близкий друг Семен Слепаков – создатель программы «Наша Russia» и телесериала «Универ». Мы утвердились в мысли, что нужно производить свой продукт, который ты можешь контролировать от начала до конца. Тогда это твой бизнес, а не работа наемника. Понять легко – сделать сложнее. Особенно учитывая, что в кризис телерынок упал на сорок процентов.

Про телепродукты.
Телепродукт должен отвечать тем же характеристикам, что и, например, автомобиль: в конце концов, он должен выйти в серию, что очень важно.

Это конвейер, гигантский завод. На целый завод у нас денег не хватило, и мы построили научно-производственную лабораторию. В самых простых условиях исследовали, что такое телевидение, какие продукты сегодня нужны потребителю, а какие уже надоели, взяли и «на коленке» создали несколько таких проектов – сериалов и телепрограмм. Наши опытные образцы понравились руководителям телеканалов, были заключены первые контракты на серийное производство. Так, например, в феврале мы начали сотрудничество с каналом СТС и в результате в мае выпустили музыкально-пародийное шоу «Евровидение» по-нашему». Программа дала отличные рейтинги, и канал предложил с осени запустить на постоянной основе ежемесячный масштабный спецпроект, каждый раз приуроченный к разным событиям – от Дня знаний до Нового года «по-нашему». В этом году планируется выпустить пять таких программ. В августе мы приступим к съемкам первого сезона нового сериала, а уже в сентябре – к съемкам «пилота» еще одного. Справедливости ради скажу, что не все наши модели пошли в серию, кое-что будет ждать лучших времен, кое-что было нашим промахом, но именно работа такой лаборатории – главный успех. Это подтвердила наша встреча с генеральным продюсером «Первого канала» Константином Эрнстом, который предложил приобрести один из наших проектов.

Про Гельмана.
В Перми активно продвигают различные культурные проекты (музей на речном вокзале, фестиваль «Живая Пермь», театр «Новая драма»), у этого есть какой-то резонанс за пределами Перми?
– А вы как думаете?
Хотелось бы верить, что резонанс был.
– Артемий Лебедев перед поездкой в Пермь задал в своем блоге вопрос: что вы знаете о Перми? И люди написали: знаем про команду КВН, про «Амкар» и Гельмана с «Русским бедным». Что тут исследовать? Факт остается фактом: и при том уровне пиара, который есть на сегодняшний день, фон уже создан. Люди начинают ассоциировать Пермь и пермяков с проектами Марата Гельмана. Кончено, было бы лучше, если бы Гельмана ассоциировали с проектами пермяков. Но очень важно понять, что Марат Гельман и Кирилл Серебренников сегодня москвичам известнее, чем вся Пермь, вместе взятая. Вот, например, вы про нас пишете летом, когда нет других информационных поводов, а Гельман и Серебренников уже сами по себе информационный повод. Что они рассказывают о Перми, такое мнение о нас и складывается у части московских, да и российских элит. Понимаю, что нашим пермским коллегам сложно увидеть это под таким углом, но это факт. А факты игнорировать никак нельзя.

Про Сяву.
А что касается другого нашего пермского «проекта», рэпера Сявы, как Вы к нему относитесь?
– Слава Хахалкин, безусловно, очень талантливый человек. К сожалению, его самый известный персонж – рэпер Сява – не позиционирует себя активно как пермяк. И, мне кажется, зря. Вы же понимаете, что такое 20 миллионов просмотров видеоролика в Интернете. Это не просто очень много, это запредельные цифры. С другой стороны, как он может позиционировать себя как пермяк? Никто же не делал ему этого социального заказа. Никто не пришел и не сказал: «Давайте мы Вас поддержим, Вы такое популярное культурное явление Перми». Может быть, мы считаем, что это не наше явление, а инородное? Но Пермь – город заводской. От этого мы избавиться не сможем никак – это наследие Мотовилихи. Мы – промышленный город, и Сява – это отражение нашего города. Да и, в принципе, отражение всех городов нашей огромной страны, где есть хотя бы одно ПТУ.
Жаль, что талантливые и успешные в творчестве пермяки – Екатерина Шаврина, Смеш, другие – не ассоциируются у россиян с Пермью. Вся надежда на Алексея Иванова. Поверьте, люди, способные покорить Россию, в Перми рождаются не часто, как бы мы ни гордились сами собой. А те, кто в Москву уехал, очень быстро предпочитают становиться своими среди чужих.

Про Пермь.
На чем надо сделать акцент с точки зрения пиара для продвижения города?
– Вы меня провоцируете. Я считаю, что сегодня в крае и в городе есть люди, которые отвечают за эту работу, они этой проблемой озадачены, они осознают свою ответственность за это. Мы с ними и так существуем в тесном контакте. И посредством газеты выражать свои мысли по этому поводу некорректно. Не нужно профессионалов, которые занимаются этим, критиковать. Придите и лично дайте им совет, предложите помощь.
Мы, к примеру, уезжая, договорились с Олегом Анатольевичем Чиркуновым, что будем активно продвигать родной город, как можно чаще упоминая во всех федеральных СМИ, что мы пермяки. Это наша реальная помощь. Ну, еще налоги платим в местный бюджет. С каждым днем все больше и больше.

Поделиться:
Все новости компаний