Газета
 18 сентября 2006, 00:00   1029

Федеральный чиновник

Федеральный чиновник
Анатолий Темкин — об увеличении нефтедобычи в Пермском крае, громких проверках природопользователей, развитии лесопромышленного комплекса и лоббировании интересов региона на федеральном уровне.
Анатолий Темкин — об увеличении нефтедобычи в Пермском крае, громких проверках природопользователей, развитии лесопромышленного комплекса и лоббировании интересов региона на федеральном уровне.

6 сентября в Перми прошла серия совещаний федерального уровня, посвященных вопросам управления лесными и водными ресурсами. Наибольший интерес среди членов Правительства РФ у деловых СМИ вполне логично вызывала персона заместителя министра природных ресурсов Анатолия Темкина. Пресс-конференция экс-первого вице-губернатора Пермской области собрала немалое число журналистов, а сам Анатолий Аркадьевич отвечал на вопросы отнюдь не только по заявленной теме встречи. По ее окончании он дал эксклюзивное интервью «bc».
 
Власти Пермского края ставят задачу постепенного увеличения нефтедобычи в регионе, при этом реальный рост в год составляет порядка 2–3 %. В интервью Business Class заместитель председателя Правительства Пермского края Михаил Антонов говорил, что единственная возможность добиться серьезного увеличения — это начать разработку Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей. Вы согласны с этим мнением?
— Стратегически, наверное, ситуация именно так и выглядит. Хотя, на мой взгляд, нельзя сбрасывать со счетов и другие возможности. Это касается и уже действующих месторождений, и новых участков. Например, есть намерение активнее работать в Коми-Пермяцком автономном округе. Да, говорить что-либо предметно о перспективах расширения нефтедобычи в округе тяжело, но мы надеемся, что работа принесет результат. Но, повторюсь, для действительно ощутимого увеличения нефтедобычи и даже для поддержания на уровне сегодняшних 10–11 миллионов тонн добываемой нефти в год освоение Верхнекамья, конечно, — принципиальный вопрос.
 
По Коми округу отводятся ли какие-то конкретные сроки на реализацию тех намерений, о которых Вы говорите?
— Уже принято решение о выделении значительных средств на работы, связанные с поиском месторождений в Коми-Пермяцком округе.
 
Каков объем этих средств?
— Он измеряется многими десятками миллионов рублей.
 
Если вернуться к Верхнекамью, как Вы оцениваете возможности его совместной разработки калийщиками и нефтяниками?
— Могу сказать, что «ЛУКОЙЛ» и «Уралкалий» вели между собой переговоры и договорились о совместной разработке месторождения. Здесь очень тонкий вопрос с точки зрения использования технологий, ведь месторождение, где есть запасы и нефти, и калийных удобрений, необходимо разрабатывать очень аккуратно, применять современные методы бурения, уделять огромное внимание экологической безопасности. Но могу сказать, что предприятия принципиально обо всем договорились и подписали соответствующее соглашение.
До конца 2006 года запланировано несколько аукционов и конкурсов на введение в действие нефтяных скважин, месторождений и проведение изысканий на участках. Сейчас готовится соответствующая документация, где будут прописаны все условия работы. Очевидно, что в первую очередь будут разрабатываться нефтяные месторождения, поскольку нефтяники готовы стартовать, а калийщикам еще требуется определенное время, ведь все мы понимаем, какие грандиозные средства необходимы для запуска нового калийного рудника. Насколько я знаю, руководство «Уралкалия» сегодня просчитывает различные варианты привлечения финансов на эти нужды.
 
В регионе принят ряд налоговых льгот для тех, кто работает на малодебитных скважинах. На Ваш взгляд, насколько действенны эти меры, и приведут ли они к росту добычи?
— Так называемые малодебитные скважины — это, во-первых, продукт неправильной работы на месторождениях. Но, кроме того, для малых объемов добычи есть и объективные причины, связанные с длительным сроком эксплуатации и выработкой месторождений. В связи с этим резонным выглядит целый ряд принятых на законодательном уровне решений о том, что компании, работающие на малодебитных месторождениях, получают льготы по налогу на прибыль. Подобные меры позволят вкладывать деньги и продолжить эксплуатировать эти скважины до максимально возможного уровня. Здесь нельзя обойти еще один вопрос: деятельность на подобных месторождениях невозможна без применения новых технологий. Подобные технологии есть, но зачастую они просто не используются предприятиями. Причем здесь нельзя огульно обвинять всех в нежелании работать, основываясь на передовом опыте, порой причина лежит исключительно в области здравого смысла и разумной экономии.
 
Что Вы имеете в виду?
— Если у компании есть нормальное месторождение, с серьезными запасами, не относящимися к категории трудно извлекаемых, тогда зачем ей работать на малодебитных скважинах? Здесь все логично, никто тратить лишние деньги не будет. Это правила бизнеса.
 
Одним из локомотивов роста региональной экономики власти называют лесопромышленный комплекс, однако реально ситуация здесь не меняется. Как можно ее исправить?
— Здесь путь только один — нужно строить новые перерабатывающие предприятия. Других вариантов нет, никаких чудес быть не может. Построятся один-два объекта, модернизируются еще несколько — и вот он, локомотив роста! Иного механизма или рецепта нет, в природе не существует.
 
В августе, во время визита в Оренбург, Вы говорили о том, что в ближайшее время на территории Самарской и Оренбургской областей появится национальный парк. Есть ли вариант с какими-либо подобными проектами в Пермском крае?
— Естественно, есть. Принята  соответствующая программа правительства, рассчитанная до 2010 года, где определены регионы, в которых будут созданы национальные парки, и хотя Пермской области там нет, это вовсе не означает, что шансы региона равны нулю. Здесь нужна инициатива органов власти региона. Если в Прикамье будет найдено разумное подтверждение того, что здесь есть территории для размещения национального парка, свое веское слово скажут специалисты, то почему бы и нет.
 
Некоторое время назад с экрана телевизора буквально не сходил заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь, проверяющий все и вся. Нет ли у Министерства природных ресурсов в планах проведения проверок в Пермском крае?
— Мы проверяли Пермский край по итогам 2005 года. Было выявлено огромное количество нарушений в вопросах передачи участков лесного фонда в использование. Все эти факты были направлены в Генеральную прокуратуру. Почему с ее стороны нет никакого движения, вопрос, который нужно задавать прокуратуре. Разговоры о том, что  нарушения закона не зафиксировано, — блеф.
 
Вы пришли в правительство с поста вице-губернатора Пермской области. Работая в Москве, Вы лоббируете интересы Прикамья?
— В качестве ответа на этот вопрос расскажу историю, которая произошла во время заседания совета глав регионов Приволжского федерального округа. В кулуарах мы общались с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым. Его спич был примерно следующий: «Вы неправильно себя ведете! Зачем отдали столько денег на геологические работы в Пермском крае?» В качестве справки: речь идет о сумме в 240 миллионов рублей из общего объема в 1 миллиард, выделенного на все регионы округа. Надеюсь, я ответил на Ваш вопрос (смеется).

Справка «bc»
На Верхнекамском месторождении калийно-магниевых солей находятся как месторождения калийных солей, так и нефтяные месторождения. Запасы калийной соли А+В+С1 — 17,6 млрд тонн, категории С2 — 106,9 млрд тонн. Запасы одного из крупнейших нефтяных месторождений имени Архангельского категории С1+С2 составляют около 7 млн тонн. По данным агентства Роснедра, суммарно на территории месторождения залегает 30 млн тонн нефти.
Источник — «Коммерсант»
Поделиться:
Все новости компаний