Недвижимость
 16 февраля 2018, 19:41   3775

Слудская история. В деле о проекте на Хохрякова, 2 все еще есть, о чем говорить

Слудская история. В деле о проекте на Хохрякова, 2 все еще есть, о чем говорить
Прошло 4 года после вынесения приговора предпринимателю Петру Буторину, который должен был построить в Перми ЖК « Слудская горка». Business Class удалось пообщаться с осужденным через адвоката. Оказалось, что в истории с проектом на Хохрякова, 2 все еще масса вопросов

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ.

Проект « Слудская горка» пермский предприниматель и глава ЗАО «Каскад-Строй» Петр Буторин задумал еще в 2007 году. Тогда завершилось строительство еще одного его проекта – ЖК «Флагман» на Островского, 119 , и решено было освоить новую площадку на Хохрякова, 2. К слову, "Флагман" тогда был признан объектом года, именно поэтому многие инвесторы оттуда перетекли и в новый проект. В их числе оказались и учредители ЗАО "Вербена" Дмитрий и Юрий Королевы.

Проект получил название "Слудская горка". Параллельно у "Каскад-строя" было еще две площадки - на КамГЭС и по ул. Плеханова (компания выкупила там долгострой). В предварительных договорах долевого участия по "Слудской горке" было прописано, что первый этап реализации – расселение домов, расположенных на территории будущей площадки. К осени 2008 года часть из них была расселена – на участке под строительство первой очереди будущего жилого комплекса, расселение под вторую очередь продолжалось. В этот момент все изменилось - грянул экономический кризис. По словам Петра Буторина, именно кризис стал главной причиной нереализованности проекта тогда, 10 лет назад. "В итоге инвесторы посчитали себя заложниками ситуации, обманутыми дольщиками и заняли позицию нападения", - рассказывает Петр Буторин.

ПЕРВАЯ ПОПЫТКА.

Кризис внес свои коррективы в планы по реализации "Слудской горки", руководство "Каскад-строя" стало искать выходы из сложившейся ситуации. По словам Петра Буторина, под первую очередь проекта его компания ждала выделения земли от администрации.

"Вместо того, чтобы дождаться земли, инвесторы стали требовать вернуть им деньги. Часть дольщиков выступала против "Каскад-Строя" и меня лично, уверяя остальных, что я не справлюсь, агитировали за подачу исков в суд. В итоге нас потащили в банкротство", - рассказывает Петр Буторин.

Одновременно с этим было заведено уголовное дело, по которому до сих пор осталось много вопросов. Например, тот факт, что заведено оно было в Мотовилихе, а не Ленинском или Дзержинском ОВД, по месту нахождения офиса компании или площадки.

«11 раз полиция Ленинского района отказывала в возбуждении дела. На каком основании оно было заведено в Мотовилихе, непонятно. Мы пытались с адвокатами это решение оспорить, но дело, как по волшебству, было передано в городской ОВД», - комментирует г-н Буторин.

Тогда же, по его словам, дольщики во главе с Королевыми пришли к нему и стали уговаривать отдать компанию и проект, поскольку им удалось найти инвестора на достройку "Слудской горки". Компанией, которая готова была взяться за проект, оказался всем известный "Сатурн-Р" Александра Репина. Как утверждает Петр Буторин, под давлением уголовных дел ему ничего не оставалось, как согласиться и передать Королеву-старшему контрольный пакет акций компании (75%) и подписать соглашение с «Сатурн-Р". «Я был уверен, что история на этом закончится, а уголовное дело прекратится, - рассказывает осужденный.

В соглашении, подписанном 23 марта 2011 года главой «Каскад-Строй» и директором

«Сатурн-Р» Андреем Санниковым (копия имеется в распоряжении "bc"), четко прописано, что заключается оно в связи с невозможностью застройщика «выполнить обязательства перед участниками строительства». Там также говорится, что цель соглашения – «новое строительство жилых зданий с встроенными офисными и торговыми помещениями, подземной стоянкой автотранспортных средств, инженерными сетями и сооружениями в квартале 27». По этому договору «Сатурн-Р» должен быть построить большой имущественный комплекс общей площадью 30 тыс. кв. метров, сроки ввода в эксплуатацию в соглашении были четко оговорены (первая очередь – не позднее 4 квартала 2013 года, вторая очередь – не позднее 4 квартала 2014 года). В приложении к соглашению было указано, что «Каскад-Строй» передает взамен реализации проекта большую часть имущества (квартиры, дома, землю), находившегося тогда в собственности компании.

«Спустя время оказалось, что договоренности так и остались только на бумаге, до стройки дело не дошло. Дольщики вновь пришли ко мне и заявили: ты снова нам должен! Получается, забрали компанию, активы, ударили по рукам и ушли, а теперь стали снова требовать назад свои деньги. Почему у них тогда не получилось с «Сатурн-р», я не знаю. Сам лично с г-ном Репиным я переговоры не вел, на каких условиях они договаривались дополнительно и что ему обещали – не знаю», - комментирует г-н Буторин.

«Bc» удалось выяснить, что тогда стало причиной разрыва отношений между дольщиками и «Сатурн-Р». Об этом корреспонденту рассказал сам глава холдинга Александр Репин: «Ситуация была такова, что имеющихся денег на достройку объекта не хватало, требовалось дополнительное финансирование. «Сатурн» готов был его обеспечить, но на определенных условиях. Согласитесь, мы тоже должны учитывать свою коммерческую выгоду. Ей в данном случае стали бы другие участки. Но другая сторона, видимо, посчитала наше предложение не выгодным и отказалась. Кто конкретно принимал решение мне неизвестно. Когда стало понятно, что наши потери при входе в данный проект не компенсировать, инициатором дальнейших переговоров выступали уже г-да Королевы. Они предлагали различные варианты, чтобы выйти из числа дольщиков «Слудской горки». Это вполне нормальная ситуация, люди искали выходы из сложившейся ситуации. Например, был разговор о передаче доли в «Слудской горке» взамен на коммерческие площади в нашем объекте на Юрше по цене в 40 тысяч за квадратный метр (тогда рыночная цена была 30 тысяч за квадрат). Сначала мы заинтересовались предложением, но потом посчитали его для себя не приемлемым. В итоге не прогадали, рынок вышел из кризиса и эти же площади мы продали уже по 50 тысяч за метр. Позже никто из дольщиков или представителей застройщика ко мне не обращался».

ВТОРАЯ ПОПЫТКА.

На очередном заседании дольщиков Петр Буторин представил нового инвестора, готового взяться за проект – ОАО «СтройПанельКомплект» во главе с гендиректором Виктором Суетиным. Последний в разговоре с корреспондентом издания отметил, что проект был интересен компании, площадка считалась достаточно привлекательной, но он тогда попросил стороны сначала примириться и прийти к общему мнению, и только потом переходить к конкретике. «У нас был только вариант обсуждений, какие-то начальные встречи с основными кредиторами этого проекта. Но после того, как они приняли решение выбрать своего инвестора, ко мне больше не обращались», - рассказал Виктор Суетин.

Речь идет о «ПАИЖК», которое, по словам г-на Буторина, предложили Королевы. Они, по его словам, нашли этого инвестора, действуя через городскую администрацию. «Выбор дольщиков пал на «ПАИЖК», поскольку мне они верить отказались. Прошел год, стройка не началась, и участники проекта во главе с Королевыми снова пришли ко мне. Все это время против меня велось уголовное дело», - добавляет собеседник.

ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА.

Уже в третий раз встал вопрос об инвесторе, который смог бы построить «Слудскую горку». Бывший глава «Каскад-Строя» решил возобновить переговоры с «СПК». Другая сторона во главе с дольщиками Королевыми привела свою компанию – ООО «Пассаж-1». «В итоге они снова выбрали вариант Королева, поскольку не хотели прекращать заведенное на меня уголовное дело», - говорит г-н Буторин.

По его словам, «Пассаж-1» оценил все активы компании (объекты недвижимости) в 95 млн рублей. Долгов перед дольщиками на тот момент было больше – 123 млн рублей. «Стороны подписали мировое соглашение. Согласно ему, я обязался выплатить ту самую разницу в 28 млн рублей. На это дольщики согласились, и по закону мировое соглашение стало для меня гарантом прекращения уголовного дела», – говорит собеседник.

После подписания мирового соглашения Петр Буторин инициировал прекращение уголовного дела. «Следователь дело прекратил с формулировкой «в связи с примирением сторон». После сразу же поступило заявление от прокуратуры. В нем говорилось, что мировое соглашение нельзя считать основой для прекращения дела, поскольку дольщики свои деньги (разницу в 28 млн рублей) еще не получили, и что в нем фигурирую не я лично, а «Каскад-строй», и выплату долга дольщикам по соглашению обещало именно юридическое лицо. Состоялся суд, который вынес приговор – 5 лет тюрьмы. В решении судья с 15-летним стажем заявила, что не нашла в деле мирового соглашения. Доводы о том, что оно есть на руках у меня и адвокатов, а также точно присутствует в материалах дела, в расчет не приняли», - рассказывает Петр Буторин.

Слова г-на Буторина подтверждаются вынесенным приговором суда. В нем есть абзац, где сказано, что доводы адвоката об отказе в удовлетворении исковых требований, заявленных потерпевшими в связи с заключенным «мировым соглашением и соглашением о добровольном возмещении вреда» не могут быть приняты, поскольку «вступившего в законную силу и принятого …решения суда или определения суда о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения сторон, в материалах дела не имеется, суду не предоставлено». Однако мировое соглашение в материалах дела присутствовало, на это позже указывали адвокаты г-на Буторина, называя даже конкретное месторасположение данного документа – том 35, лист дела 55-61.

Позже обвиняемый подал апелляционную жалобу в краевой суд. Последний постановил, что мировое соглашение нельзя учитывать в рамках этого дела, поскольку оно заключено между другими лицами. В формулировке решения говорилось, что на скамье подсудимых – господин Буторин, а в соглашении фигурирует "Каскад-строй". «Мои доводы о том, что в суде рассматривается должностное преступление, и я лично дольщикам ничего не должен, а должна компания, опять остались не услышанными, апелляцию я проиграл», - рассказывает Петр Буторин.

В итоге, «Пассаж-1» так дом и не построил. Более того, в 2015 году компания стала фигурантом скандала с поставкой квартир для сирот в рамках госконтракта. Еще в 2013 году компания и краевой Минстрой подписали договор, согласно которому «Пассаж-1» должен был построить несколько домов на улицах Исхакова и Журналиста Дементьева, а также подключить их ко всем инженерным сетям. Последнее условие выполнено не было, хотя оплату компания за эти работы получила в полном объеме.

ВМЕСТО ВЫВОДА.

С тех пор прошло уже 4 года. На протяжении этого времени г-н Буторин находится в колонии. В прошлом году он подал прошение на условно-досрочное освобождение, суд состоялся перед Новым годом, суд его не отпустил. 10 января осужденный должен был вернуться домой, поскольку суд вынес решение отпустить его по УДО. Но прокуратура подала апелляцию в краевой суд, он состоится 20 февраля.

«Четыре года я сижу, а история все тянется. Те дольщики, которые настаивали на тюремном сроке, ничего в итоге не получили: ни денег, ни квартир. За эти годы банкротство «Каскад-Строя» завершилось, все активы распроданы, я свое отсидел. Более того, свои обязательства по выплате 28 млн рублей исполнил. Их получили те дольщики, которые никогда не писали заявления и не агитировали за то, чтобы посадить меня в тюрьму», - утверждает предприниматель.

Слова экс-предпринимателя подтверждает ряд нотариально заверенных расписок, которые есть на руках у адвоката. В них говорится о получении частью дольщиков выплат от г-на Буторина, а также о том, что финансовых претензий к нему у этих лиц больше нет.

Это подтверждают и сами дольщики. По словам Ольги Гордадзе, которая также вкладывала деньги в «Слудскую горку», с ней, как с физическим лицом, Петр рассчитался. «Это правда, и есть документы, которые это подтверждают», - говорит собеседница. Еще один инвестор проекта, предприниматель Денис Шитов, также подтверждает факт уплаты долга перед ним г-ном Буториным.

Среди дольщиков были также и простые люди, которые вкладывали в «Слудскую горку» свои личные накопления. Такими дольщиками были, например, Алексей Тороп и Светлана Веревкина. В разговоре с корреспондентом «bc» они подтвердили, что частично долг перед ними на сегодняшний день погашен. Также оба дольщика заявили, что были против тюремного срока для гендиректора «Каскад-Строя». «Считаю, что мы, дольщики, совершили ошибку, добившись в суде лишения свободы для Петра Буторина. Лучше бы он по мере возможности выплачивал долги, будучи на свободе. Теперь же он выйдет и никому ничего не должен», - говорит Алексей Тороп. Аналогичного мнения придерживается и Светлана Веревкина: «Я изначально была против лишения его свободы и говорила, что на зоне он нам точно ничем помочь не сможет. Если бы мы изначально договорились и проект отдали бы «Сатурну» или «Стройпанелькомплекту», возможно, дом был бы уже построен. Но на протяжении всей этой истории категорически против выступали отец и сын Королевы, их было не переубедить. В итоге дело дошло до тюремного срока».

С тем, что проект можно было реализовать, согласна и Ольга Гордадзе. «Александр Репин, например, предлагал тогда очень хорошие условия», - отмечает собеседница. По мнению Дениса Шитова, причина, по которой часть дольщиков тогда не согласилась на варианты г-на Буторина, состояла в неоправданности ожиданий. «Многие набрали кредитов и оказались в сложной финансовой ситуации, доверие было минимальным. Когда что-то не получается, нужно найти виноватого, в данной ситуации под горячую руку попал Петр. Если бы объект отдали «Сатурну» или «СПК», с большей долей вероятности на Хохрякова, 2 сегодня уже была бы та самая «Слудская горка», - заключает собеседник.

В полном объеме Петр Буторин рассчитался с еще одной дольщицей, Любовью Русаковой. «У меня финансовых претензий к г-ну Буторину нет. Я тоже выступала против того, чтобы посадить его. На всех собраниях дольщики обсуждали не то, как реализовать проект и построить дом, не то, как найти инвестора, а именно месть г-ну Буторину. В их глазах он был преступником. Мне пытались доказать, что схема обмана дольщиков была запланирована. Я тогда задала вопрос конкурному управляющему «Каскад-Строя»: если мы посадим Буторина, то он с нами рассчитается свободой? На что получила положительный ответ. До самого конца я была против, меня даже частично поддержали те, кто был в другом «лагере», но суд решил иначе. Уже после мне звонили дольщики и спрашивали, как повернуть ситуацию назад. Они поняли, что денег не дождутся», - рассказывает собеседница. Она также добавляет, что тогда, в 2007 году, строительство было на пике популярности, и многие вкладывались именно в эту сферу. «Когда со «Слудской горкой» не получилось, мы стали хвататься за каждую возможность, были готовы работать хоть с кем, но не вышло», - заключает Любовь Русакова.

МАССА ВОПРОСОВ.

Так или иначе, в деле о «Слудской горке» сегодня до сих пор не расставлены все точки над «i». Особенно это касается решений Ленинского районного суда, апелляционной инстанции. Когда все возможные варианты оспаривания были пройдены, Петр Буторин обратился к вице-президенту Международной ассоциации русскоязычных адвокатов Михаилу Иоффе, чтобы подготовить заявление в Европейский суд по правам человека.

В формуляре, направленном в суд, адвокат четко расписал все нарушения, которые были отражены в судебных актах всех инстанций.

«Если бы не было законных оснований, я бы точно сказал, что тут нельзя как-либо повлиять или изменить ситуацию. Но Петра осудили по несуществующей на то время редакции уголовного закона, это произвол. Придать закону обратную силу нельзя нигде, но, к сожалению, моя юридическая практика подтверждает, что в России такое случается. Не спорю, бывают нюансы в законе, которые можно трактовать в пользу обвиняемого, но тут факт нарушения закона судом налицо", – считает адвокат.

Что касается нарушений, их, по мнению Михаила Иоффе, несколько. Первое – факт, что апелляционный суд фактически не произвел пересмотра приговора, как это должно было быть по главе 451 УПК РФ. "Главные доводы апелляционных жалоб о грубых нарушениях закона судом не были опровергнуты, а приведенные формулировки в обжалуемых решениях и вовсе не имеют правового обоснования в соответствии с законом", - говорит Михаил Иоффе.

Следующий спорный момент в деле - отказ Пермского краевого суда от передачи жалобы в кассационную инстанцию. Суд мотивировал это тем, что доводы защиты сводятся к переоценке фактических обстоятельств дела, и что в жалобе нет ссылок на существующие нарушения УПК. Верховный суд спустя 10 месяцев также отказался передавать жалобу в кассацию, поскольку посчитал, что действия г-на Буторина суды определили верно, опираясь на законы 2008 и 2009 годов, которые действовали в момент нахождения его на должности гендиректора "Каскад-Строй».

По мнению Михаила Иоффе, такой довод суда не соответствует закону и обстоятельствам дела, установленными в приговоре и апелляционном определении. "Петр Буторин все это время был на посту гендиректора ЗАО (с 15 мая 2007 по 26 января 2010 года), но инкриминируемые ему преступные действия совершались только с 21 августа по 5 декабря 2008 года. Соответственно, вывод суда ошибочен, т.к. применение уголовного закона определяется не окончанием срока полномочий руководителя, а временем совершения преступления", - делится адвокат.

Еще один довод суда, который вытекает из предыдущего, касается приговора. Так, по ч.2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления считается время совершения общественно-опасного действия. "Последняя дата таких действий - 5 декабря 2008 года. А тогда действовала совершенно другая редакция закона. Получается, что Петра судили по действующей в момент вынесения приговора редакции уголовного закона, что абсолютно недопустимо. Диспозиция статьи совпадает, а санкции разные", - говорит Иоффе.

Отдельно стоит сказать о том, что суд не принял во внимание мировое соглашение, подписанное сторонами. «Это тоже нонсенс. Мировое соглашение присутствовало в материалах дела, необходимо было учесть факт того, что стороны больше не имеют друг к другу материальных претензий. То, что суд это проигнорировал, я бы отнес к деградации судебной власти», - комментирует адвокат.

Он также добавляет, что без внимания все эти факты оставлять было категорически нельзя, поэтому и решено обратиться в Европейский суд. «Решения по жалобе до настоящего времени мы не получили. Думаю в этой истории жизнь, а не закон, все расставит по своим местам!», - говорит адвокат.

На сегодняшний день, со слов Петра Буторина, дольщики, которые ратовали за то, чтобы посадить его в тюрьму, все еще пишут жалобы и «болеют местью». «Но жизнь продолжается. Месяц назад у меня родилась дочь, мы с супругой назвали ее Викторией», - заключает собеседник.

Поделиться:
Все новости компаний