Общество
 22 июля 2017, 12:00   2082

​«Планета обезьян: Война»: неповторимая история или голливудская «Санта-Барбара»

​«Планета обезьян: Война»: неповторимая история или голливудская «Санта-Барбара»
Автор: Кирилл Перов

Кино: «Планета обезьян: Война»

Режиссер: Мэтт Ривз


ЗА

У триптиха «Планета обезьян», как говорится, сложная судьба. Все началось в 2011 году с не слишком эффектного и успешного «Восстания планеты обезьян». Затем руководители франшизы приняли нелегкое решение сменить режиссера и большинство творческого персонала (это была настоящая революция, что отразилось и в подзаголовке второй части). Из проекта ушел даже Джеймс Франко, хотя ничто не предвещало. В своем нынешнем состоянии «Планета обезьян» – одна из самых заметных и доходных кинофраншиз современности. Третья, заключительная часть сериала завершила неповторимую историю, расширив и дополнив идеи оригинального фильма, вышедшего почти полвека назад.

Армию генетически модифицированных обезьян ожидает новый вызов: они вынуждены вступить в смертельную схватку с армией людей под руководством безжалостного полковника. После невообразимых потерь среди своих воинов вождь обезьян Цезарь начинает личную борьбу против полковника, которая, как полагается, должна будет завершиться эпической битвой. Это событие окончательно даст понять, кто будет править на Земле – люди или обезьяны.

Любопытнее всего зрителю наблюдать за развитием характера главного героя – Цезаря. Путь от «подопытного материала» и альфа-самца к племенному вождю и спасителю весьма тернист. Иногда Цезарь может показаться чересчур прямолинейным, жестоким или мрачным, но персонаж иного склада, пожалуй, не выстоял бы под грузом такой ответственности. Врагов у Цезаря хоть отбавляй – среди своих и среди чужих, в такой обстановке трудно быть жизнерадостным и благодушным.

«Планета обезьян: Война» возвращает повествование к первоначальной идее противостояния природы надменной человеческой воле. Если в предыдущем фильме эту волю олицетворял человекоподобный примат Коба, то сейчас его сменил полковник в исполнении Вуди Харрельсона. И если кому-то кажется, что самое страшное (вирусный апокалипсис) уже произошло, то он заблуждается. Новый вызов для обезьян – это угроза нового образца, диктатура безумной и безостановочной жестокости. Несмотря на то, что от реализации этих идей зависит выживание рода человеческого, симпатии зрителей остаются на стороне обезьян – более «естественной» породы героев, которые просто хотят найти свой новый дом.

Цезарь ведет немногочисленное воинство выживших через пустыню. Библейские мотивы здесь – не дань религиозным взглядам сценариста, а намек на основополагающую идейность свершившегося сюжета. И если когда-то «В начале было слово», то на Планете обезьян вначале была война.


ПРОТИВ

«Планета обезьян» в вопросе создания сиквелов пошла по предсказуемому пути. Сценаристы осложнили и без того непростую фабулу: вирус, наделявший обезьян разумом, принялся рьяно мутировать, и теперь у него появилась любопытная «побочка»: попадая в человека, он лишает его речи и мысли; таким образом, возникает обратный эффект – человек превращается в обезьяну.

Никаких объяснений такого поворота создатели картины не приводят – ну, мутировал и мутировал, отстаньте. В канве повествования намечаются и другие столь же нелогичные детали: среди обезьян распространяется пособничество врагу – отдельные группы особей переходят на сторону людей в надежде, что те сохранят им жизнь. Главный супостат – безумного вида дезертир в ранге полковника – умудрился собрать вокруг себя тысячи вооруженных соратников и готовится дать бой не только обезьянам, но и своим армейским начальникам. Знакомый многим примат Цезарь намеревается свести счеты с полковником за убийство своей супруги. И так далее…

Все более ощутимы сериальные мотивы, «Планета обезьян» превращается в голливудскую «Санта-Барбару» – с многомиллионным бюджетом, харизматичными актерами на ведущих позициях, но все-таки в «Санта-Барбару». Главный признак «сериальности» – в том, что создатели картины бесконечно оттягивают столь ожидаемую кульминацию. В (якобы) заключительной части плеяды сиквелов ее как таковой нет: Цезарь не сойдется с полковником один на один, чтобы выяснить, кто кого: полковник просто подхватит вирус и в отчаянии покончит с собой. Разве это «кульминация великого противостояния»? Обезьяны уходят в пустыню, чтобы найти новый дом и, видимо, новые приключения. Нельзя просто так взять и больше ничего не снимать.

Некоторой неуравновешенностью отличается не только главный злодей, но и собственно Цезарь. Его преследуют видения убитых врагов и прочие дурные предчувствия, но, несмотря на это, он решается развязать отчаянную вендетту, которая ставит под угрозу свободу всего обезьяньего рода. Вместо того чтобы возглавить экспедицию соплеменников в пустыню, он почти в одиночку отправляется мстить полковнику. Киношный Цезарь как-то очень неудачно бросил жребий.

Если вы думали, что самое худшее, что может произойти с франшизой, – это фильм Тима Бертона, то вы заблуждались. Нет предела несовершенству – в своем нынешнем виде «Планета обезьян» так же далека от своих истоков, как современные ремейки классических вестернов: ни шарма, ни романтики, ни вкуса. К сожалению, приходится признать, что адекватного прочтения потрясающей книги Пьера Буля так и не состоялось. Ведь книга эта не о штурмах крепостей, заселенных разумными обезьянами, и даже не об этих разумных обезьянах – она о познании самого себя в чужом, о примирении и согласии.


16+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний