Общество
 29 апреля 2017, 12:00   1144

«Книга зеркал»: «самый ожидаемый дебют» 2017 года или диковатая и аляповатая история

«Книга зеркал»: «самый ожидаемый дебют» 2017 года или диковатая и аляповатая история

Продукт: «Книга зеркал»

Автор: Эуджен Овидиу Чировици


ЗА

В аннотации к роману говорится, что «Книга зеркал» – это «самый ожидаемый дебют» 2017 года, но, строго говоря, Чировици к моменту публикации книги был уже состоявшимся и даже вполне известным автором. Правда, известен он был в узких кругах румынских читателей, но, тем не менее, на писательском поприще он был не случайным персонажем. Его первый англоязычный роман «Книга зеркал» взял штурмом всевозможные рейтинги и в данный момент переводится на 37 языков. Чировици, опытный детективщик, наконец-то добился общемирового признания, потому что написал очень нишевую и в то же время крайне доступную историю.

Нью-йоркский литературный агент Питер Кац получает заявку на издание автобиографии под названием «Книга зеркал». К заявке приложено начало рукописи – некто Ричард Флинн вспоминает годы учебы в Принстоне, первую любовь, работу на знаменитого профессора психологии Джозефа Видера… и зверское убийство последнего. Преступник так и не был пойман, теперь же Ричард вдруг увидел все происшедшее в ином свете, по-новому оценил роль своей бывшей возлюбленной Лоры Бейнс. Рукопись заканчивается на полуслове, и заинтригованный Питер пытается заполучить остаток «Книги зеркал», однако рукопись оказывается такой же неуловимой, как правда о случившемся четверть века назад…

В своей книге Чировици исследует область человеческих заблуждений и эффект фантомной памяти. У каждого из героев романа своя правда и свое собственное видение ситуации. Заглавие романа четко отражает основную мысль прозаика: все мы – зеркала, и когда глядим на события или других людей, прежде всего видим в них самих себя. Домыслы и версии о первопричинах и виновных в убийстве Джозефа Видера возникают одна за другой, но лишь еще больше запутывают читателя. Кажется, Видер участвовал в правительственных экспериментах. Кажется, у них с Лорой Бейнс была интимная связь. Кажется, Лора побывала в особняке Видера в ночь убийства… Никто ничего не знает наверняка, один свидетель противоречит другому и, что самое плохое, старается извлечь из этого свою выгоду.

Нишевость «Книги зеркал» в ее простоте: на самом деле нет никаких правительственных экспериментов, убийств на почве ревности и тайных заговоров. А есть банальное преступление, свидетели и невольные участники которого стараются выйти сухими из воды и одновременно «утопить» своих соперников. «Книга зеркал» потрясает натуралистичностью, но не в смысле выпущенных кишок и прочих подробностей, а в смысле человеческой подлости и убийственного расчета – всего того, что делает детективный роман увлекательным и выдающимся чтивом.


ПРОТИВ

«Книга зеркал» – это роман заблуждений. В нем все заблуждаются. Скромный студент Ричард Флинн заблуждается насчет предмета исследований своего преподавателя Джозефа Видера: Флинн увлеченно думает, что речь идет о тайных экспериментах с человеческой памятью, хотя все намного проще. Его преподаватель и наставник Джозеф Видер заблуждается насчет отношений между Флинном и лучшей ученицей Видера Лорой Бейнс. Литературный агент Питер Кац заблуждается насчет последовательности трагических событий, произошедших четверть века назад в особняке Джозефа Видера. Все вместе они заблуждаются в том, что руководит людьми в минуты психологического напряжения. Иногда – что руководит ими самими…

А читатели и критики заблуждаются насчет значимости романа Чировици, который выдумал диковатую и аляповатую историю, сложенную одновременно из мотивов «Расемона» и «Убийства в «Восточном экспрессе». «Книга зеркал» могла уложиться в формат рассказа или повести, если бы ее рассказали более динамично и умело. Но Чировици, который, очевидно, поставил себе целью написать именно роман, сделал все возможное, чтобы раздуть хронометраж повествования в два или три раза. С этой целью он изложил одни и те же события с разных ракурсов. Попытки главных героев разобраться, какая из представленных версий наиболее правдивая, также занимают значительную часть книги.

Терпеливый читатель, продравшийся сквозь несколько сотен страниц «Книги зеркал», с унынием и неудовольствием обнаружит довольно плоскую развязку, которая почти никак не связана с предшествовавшим саспенсом. Оказывается, не было никаких правительственных экспериментов, трагической лав-стори, а пропавшую рукопись, в которой содержатся все ответы на вопросы, никто не похищал. Страждущие не получат долгожданного откровения – им придется обойтись неизящной поножовщиной в духе «Улиц разбитых фонарей». И если вы каким-то чудом дотянули до финала, то лучше сразу захлопнуть книгу на полуслове, чтобы окончательно в ней не разочароваться.

Кроме неадекватного объема и катастрофического финала, есть и еще один момент, который станет серьезным поводом отказать Чировици в симпатиях: язык. Для румынского автора «Книга зеркал» стала первой работой на английском. Скорее всего, изначально роман был написан на родном языке Чировици. Этот долгий тернистый путь (румынский – английский – русский) превратил роман в помесь девичьего дневника и желтой прессы. Неизвестно, кто ответственен за столь нестабильный стиль повествования, но уволить этого человека стоило бы еще на этапе подготовки текста. Ввиду того, что этого не произошло, расхлебывать все это предстоит тем, кто по нелепой случайности приобретет «Книгу зеркал».


16+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний