Газета
 02 февраля 2015, 13:20   1623

Если завтра икра

Если завтра икра
Пермские предприниматели борются за продовольственную безопасность. В Нытве – с помощью осетров. Они здесь растут медленно, как в природе. Зато объемы измеряются в миллионах тонн.

Рыба на руинах

Подсобное рыбное хозяйство на Нытвенском металлургическом заводе было открыто в 1985 году. Изначально оно представляло собой несколько бассейнов под открытым небом, где в воде из заводского водохранилища разводили карпов. Позже построили крытые цеха для бассейнов, а также для разделки и копчения рыбы. В 1993 году были предприняты первые попытки разводить осетра – и к 1995 году хозяйство полностью перешло на этот вид рыбы.

До начала нулевых осетр пользовался высоким спросом, и рыбное хозяйство ежегодно поставляло на прилавки 10-12 тонн товарной рыбы. Однако в середине нулевых предприятие начало избавляться от непрофильных активов, финансовая поддержка хозяйства со стороны НМЗ закончилась, а вместе с ней – и его работа. К 2010 году коммерческая деятельность рыбного хозяйства прекратилась.

В 2012 году хозяйство перешло в частные руки, под управление ООО «Паритет». Новые владельцы приняли решение ни много ни мало возродить осетровое рыбоводство. Помещения и оборудование пришлось восстанавливать буквально из руин, была закуплена первая партия мальков, и к этому году удалось вырастить больше 11 тонн товарной рыбы.

«Когда мы сюда пришли, производства фактически не было. Крыша протекает, стены продувает – чуть ли не разваливается. Мальков не закупали, торговой деятельности – ноль, – говорит коммерческий директор ООО «Паритет» Артем Пустосмехов. – Всех клиентов потеряли, старую рыбу потихоньку распродавали для местных – только и всего. А сегодня даже в Нытве не все знают, что у нас разводят осетра».

Первоначально планировалось выращивать 10-12 тонн рыбы в год, но в процессе цель увеличилась до 15 тонн. Сейчас закупленных мальков хватит на 20 тонн рыбы, а к 2017-2018 годам планируется выйти уже на 25-30 тонн.

Большие надежды

В планах компании – развитие не только осетрового, но и форелевого хозяйства. Найден подходящий участок, ведутся переговоры о его покупке – там разместится не только рыбное хозяйство, но и необходимая инфраструктура для отдыха и спортивной рыбалки.

Кроме того, предприятие готовится к продаже икры – правда, в небольших количествах, в рамках Пермского края. Когда появятся свои мальки – можно будет продавать и их: нефтяные компании, гидроэлектростанции и другие предприятия обязаны восстанавливать популяции рыб в реках и озерах, и заказы от них приходят постоянно.

Чтобы достичь этого, требуется «нудная» и дорогостоящая работа по заведению маточного поголовья. Половой зрелости осетр достигает в 8-10 лет, а такой срок велик для любого бизнеса. В частности, для этого нужно открыть инкубационный цех.

«Сейчас нам очень нужно свое маточное поголовье, – отмечают рыбоводы. – Покупать таких рыб очень дорого и рискованно, а своих иметь выгодно – не сколько из-за икры, сколько из-за возможности разводить свое поголовье. Нужно только подождать, пока они подрастут».

Можно не задумываться об этом и только закупать мальков, но это не всегда безопасно. «Сегодня договоришься о поставке – завтра возникнет какая-нибудь проблема, и популяции не станет, – отмечают в хозяйстве. – Это дело ненадежное. А для производства своей икры есть и место, и желание, и возможности».

Но на все нужны деньги. Новые помещения для бассейнов обойдутся в 3-4 миллиона, еще 3 миллиона – мальки; 2-3 миллиона – на обустройство теплого и технологичного инкубационного цеха. Около полумиллиона требуется на восстановление цеха переработки и холодильное оборудование.

Оборудование для шоковой заморозки и холодильники для хранения уже закуплены. Традиционным способом – в живом виде – продать всю рыбу сразу практически невозможно.

Артем показывает старое помещение цеха переработки: потрескавшаяся плитка на стенах, несколько старых столов – и больше ничего. Скоро цех восстановят, и, возможно, сами начнут производить рыбу холодного или горячего копчения – наценка на нее в магазинах сегодня составляет порядка 100%.

«Мы только начали продавать рыбу, и не можем сказать, когда все окупится – пока живем на заемных средствах», – говорит Артем Пустосмехов. Но самый главный план в хозяйстве уже реализовали – подросло 11 тонн товарной рыбы. Часть уже распродана, процесс начался – дело за малым. Большие планы и большие надежды рыбоводов теперь зависят от того, какими будут продажи.

Со всеми договориться

Хозяйство получает поддержку краевого министерства сельского хозяйства, но испытывает определенные сложности: нелегко просто разобраться, с кем иметь дело – целый год провели, подавая документы на одни субсидии, хотя оказалось, что можно было получить другие и гораздо быстрее.

«Мы объехали многие хозяйства в разных регионах, и во всех получили один ответ: ходите, обивайте пороги, добивайтесь, – вспоминает Артем Пустосмехов. – Для рыбоводства это еще сложнее, чем для скотоводства, например: там есть богатый опыт, а здесь – практически все в новинку».

Сейчас руководство компании ведет активные переговоры о поставках с крупными пермскими сетями – достигнуты договоренности с «Виватом», проходят встречи с «Семьей». Нытвенский осетр уже продается на Центральном рынке: хозяйство получило поддержку администрации рынка, и туда уже отправляются партии по 50 и более килограммов.

Постепенно покупатель «оживает», и спрос появляется. Уже сейчас есть возможность возить в Пермь живую рыбу, и скоро будет создан «перевалочный пункт», из которого смогут забирать рыбу рестораны и магазины. В силах предприятия наладить и ежедневную поставку в Пермь – был бы спрос.

Сложнее всего в Прикамье ситуация складывается с ресторанами. В последнее время качество продаваемого осетра заметно снизилось, и многие отказываются от такой рыбы.

Качество же осетра определяется условиями его жизни. Большая часть осетровых хозяйств использует установки замкнутого водоснабжения, в которых поддерживается высокая температура воды. В теплой воде осетр растет почти в два раза быстрее, но теряются вкусовые качества. Нытвенский осетр растет в естественных условиях – медленно, но как в природе.

Не без трудностей

В начале работы рыбное хозяйство планировало выйти на рентабельность порядка 20%, сегодня этот показатель заметно снизился – около 5%. Однако руководство уверено, что это лишь на время: когда люди узнают о хорошей местной рыбе и начнут покупать – тогда будет куда развиваться.

Сегодня в России всего три завода, которые производят подходящий корм для рыб – один работает полностью на импортном сырье, остальные – вообще иностранные. Производство корма для осетра требует правильных ингредиентов и научного подхода, чего наши заводы пока обеспечить не могут.

Поэтому корм приходится покупать импортный, что ставит рентабельность производства в прямую зависимость от колебания курсов валют. А субсидии на импортный корм – по совместительству и самую дорогую часть расходов – не дают.

Недавно была попытка пробурить скважину, чтобы не зависеть от воды из пруда: добрались до 150 метров под заводом, начали качать – там практически кислота, а не вода. Одной перспективной идеей меньше.

Главное препятствие на этой площадке – пространство. В обычных условиях (на открытых водоемах) расширяться можно почти до бесконечности, здесь же все ограничено объемом бассейнов и техническим мышлением. Кроме того, специфика такова, что для производства новой рыбы нужно продавать старую – все зависит от спроса.

Рыба растет

Сегодня в распоряжении хозяйства – 30 бассейнов, часть из которых пока пустует. В темной глубине уже заполненных лениво плавают или спят по 500 взрослых рыб. В перспективе 4 резервуара будут отданы для мальков, 10 – для растущих особей, остальное – для товарной рыбы.

Зимой рыбу кормят раз в четыре дня, летом – четыре раза в день. Сегодня на складе лежат полтора десятка мешков с кормом – меньше тонны. На целое лето требуется более 16 тонн.

Температура воды в бассейнах – чуть меньше двух градусов по Цельсию, какая и должна быть зимой. Рыбоводы поддерживают естественную температуру, и осетр растет в тех же самых условиях, что и на воле.

Осетр очень придирчив к условиям: нужно знать, чем, как и когда его кормить, какую воду подавать и многое другое – для каждого бассейна эти параметры могут отличаться.

При этом рыба практически не болеет, а то, что мальки привозят с собой, удается вылечить. Смертность среди мальков – порядка 30%, что является нормой для таких производств. Когда рыба взрослеет, все начинает зависеть от условий и режима кормления, но никаких гарантий нет – существуют постоянные риски.

«У «тепличной» рыбы другая структура мяса, оно какое-то рыхлое, а у нашей же – натуральный вкус. Качество совсем другое, может быть, не идеальное, но такое, какое должно быть на самом деле, в природе, – отмечает Артем Пустосмехов. – У нас здесь скорее ферма, чем производство – такой вот подход. Для Перми нам рыбы хватит, а расширяться за пределы края мы пока не планируем».

В рыбном хозяйстве Артем занимается всем подряд и всем одновременно: и финансами, и рекламой, изучает рыбоводство, постигает технические вопросы – непонятно, откуда берется столько времени. «Я вырос в Нытве, но потом уехал учиться в Пермь и собирался там жить и работать. Но когда мне предложили такую работу в Нытве, я отказался от своих планов. Здесь с каждым днем все сложнее и интереснее, приходится осваивать целую кучу профилей – и я понял, что это выгодно, интересно. Это гораздо больше, чем просто бизнес».

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний