Общество
 11 ноября 2017, 12:00   1006

«iPhuck 10» Пелевина: критика потребительства или детектив от лица искусственного интеллекта


Продукт: «iPhuck 10»

Автор: Виктор Пелевин

ЗА

Говорить о том, что Пелевин в своих книгах иронизирует над тягой современного человека к потребительству, – это уже моветон. Думается, что и сам автор наметил для себя цель плавно перейти на следующий уровень – создание целостной интеллектуальной парадигмы, литературной мифологии, внутреннее разнообразие которой обеспечивает Пелевину возможность продемонстрировать набор теорий, умозаключений и вердиктов на тему… современного человека и его тяге к потребительству. Но и не только это, разумеется.

«iPhuck 10» – это в каком-то смысле «Generation П», включенный в сложную сферу фантастического мира будущего. В этой сфере развиваемые автором идеи приобретают законченный смысл, так как исчезает имевшее место в предыдущих работах противоречие узнаваемой системы координат и внесистемной идеологии.

В «iPhuck» 10 действует Порфирий Петрович – полицейско-литературный робот. Он раскрывает убийства, допрашивает свидетелей, а вместо сухих отчетов о проведенном расследовании пишет захватывающие романы. Но таланты Порфирия Петровича не ограничиваются литературой, он может проникнуть в любые устройства – от навигатора или веб-камеры до любовного аксессуара «iPhuck 10». Именно с этого гаджета и начинается знакомство Порфирия Петровича с Марухой Чо – «бабой с яйцами» и экспертом по «гипсовому искусству»…

Пелевин, ранее обличавший потребление товаров, навязанных чужой маркетинговой волей, сейчас обличает потребление смыслов. Он сводит счеты с творцами современного искусства, его кураторами и поклонниками, причем он не ограничивается абстрактной иронией, но метит вполне конкретно – в Павленского и Pussy Riot, например. Главная мысль и претензия Пелевина состоит в том, что современное искусство по своей сути алгоритмично (как и роман, который пишет главный герой «iPhuck 10»), то есть представляет собой процесс реализации определенных команд с определенной целью – чаще всего финансовой. В этом главное знамение несвободы любого творчества. Однако выдвинув эту истину, Пелевин автоматически становится ее главной жертвой, ведь и «iPhuck 10» – из той же оперы. Роман замыкается, но этот финал позитивен, так как осознание несвободы – первый шаг к ее преодолению.

Все прочее – интерпретации и интерпретации интерпретаций. Увлечь потенциального читателя их пересказом – попытка чересчур самонадеянная. Он, читатель, и без того знает, что Пелевин подобен полному солнечному затмению или метеоритному дождю. О нем, допустим, можно умолчать, но разве можно его не заметить?

ПРОТИВ

Больше всего нравится наблюдать, как после выхода очередной книги Пелевина сеть заполняется восторженными отзывами его «самых преданных» фанатов. Такие отзывы составляют, кажется, отдельный литературный жанр – они подражают пелевинской стилистике и соревнуются в искусстве комплиментов. Иногда чудится, что их написал сам Пелевин – в промежутках между интервью и депрессиями. Например, вот такое: «Как всегда, метафоричен и футуристичен. В целом, предсказуемо непредсказуем в сюжете». Или так: «Совершенно термоядерная вещь. Виктор Олегович врывается в топ верхом на огнедышащем тираннозавре, адски посрамляет критиков и беспощадно рвет шаблоны». Ну а самый свежий образец только что промелькнул у вас перед глазами: «Пелевин подобен полному солнечному затмению или метеоритному дождю…»

Проблема только в том, что никто, кроме этих самых преданных фанатов, не замечает в нынешнем Пелевине его футуристичности и гениальности – для среднестатистического «любителя» новый опус под названием «iPhuck 10» покажется в лучшем случае фантастической сатирой, в худшем – фантастическим бредом.

Литературный Робокоп пишет романы о расследуемых им преступлениях и «по работе» встречается с эксцентричным куратором современного искусства Марухой Чо. Марухе Робокоп нужен, чтобы выяснить судьбу некоторых произведений искусства, но вскоре становится понятным, что ее планы гораздо более циничны и преступны.

Сюжет вроде бы детективный, но не содержащий в себе настоящей интриги. Он нужен Пелевину только для того, чтобы нанизать на него нужные идеи и теории заговора. Например, о том, что гаджет-индустрия рано или поздно соединится с секс-игрушками и станет отдушиной для эротоманов всех мастей. Или что в России установится имперский строй во главе с нескончаемой вереницей государей-клонов.

Подобные пассажи иногда сменяются репликами самого Пелевина, встроенными в монологи главных героев – чего только стоит «остроумное» сравнение критиков с вокзальными проститутками.

Из всего прочитанного бросается в глаза лишь чрезмерная (она, выясняется, бывает и таковой) эрудированность Виктора Олеговича: он разбирается во всем, начиная от религиозных культов древнего мира и заканчивая немецкой философией середины XX века. Есть версия, что Пелевин уже не в силах впечатлить читателей ничем иным. В этом случае ему можно посоветовать участвовать в интеллектуальных играх – явиться, предположим, на «Поле чудес» голым по пояс и в лампасах и выиграть автомобиль. Вот это будет самый настоящий постмодернизм и современное искусство. Не чета всяким там «Айфакам».

18+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний