Общество
 14 октября 2017, 12:00   843

​«Прыжок в длину»: роман в жанре магического реализма или витиевато написанное произведение

​«Прыжок в длину»: роман в жанре магического реализма или витиевато написанное произведение

Продукт: «Прыжок в длину»

Автор: Ольга Славникова


ЗА

Романы Ольги Славниковой принято относить к жанру магического реализма. Его самые знаменитые творцы – Маркес, Павич и Булгаков. Оттого эти произведения делаются – парадокс! – еще более достоверными: фантазия оттеняет и очерчивает границы привычного, демонстрирует, как легко перейти грань между обыденной суетой и полетом, восторгом, геройством.

В «Прыжке в длину» эту грань переходит легкоатлет-юниор Олег Ведерников, который заканчивает школу и готовится к чемпионату Европы. На него возлагают большие надежды, так как он наделен даром к краткой левитации, который сам не может определить и почитает его за обычный прыжковый талант. Однажды Олег применяет этот талант не по назначению – выталкивает из-под колес летящего джипа соседского мальчика и… лишается обеих ног. В обмен на спасенную жизнь получает жизнь сломанную, а мальчик становится его зловещей тенью.

Мальчик, как водится, – полная противоположность главного героя. Если Ведерников – мечтатель, влюбчивый интеллигент, что во всех смыслах стремится в высшие сферы, то мальчик, наоборот, пригвождает к земле все, что пытается от нее оторваться: собирает коллекцию летучих насекомых, уродует голубей, вот и Ведерникова, можно сказать, приговорил.

Этот контраст, который сначала воспринимается как банальное несходство, далее перерастает в конфликт, и спасенный становится антигероем – мужающим воротилой, картежником, негодяем и преступником. Отсюда страшная и достоверная мораль нового текста Славниковой – талантливый человек вынужден подтверждать и утверждать свой талант в среде тех, кто его почти не ценит, и потому он максимально уязвим и ломок. Спасать тех, кто никогда в жизни не спас бы тебя, – работа не из легких, и, возможно, «Прыжок в длину» – самое трудное произведение автора, прежде всего, для самой Славниковой.

Чтобы облегчить себе задачу, она прибегла к знакомым приемам, которые на данный момент сформировали разнообразный стилистический арсенал автора. Например, ощутим мотив болезненного повторения: он в свое время стал стержнем, вокруг которого был написан роман «2017» о реинкарнации революции в России спустя столетие. У «Прыжка в длину» тоже есть этот стержень – персональный гештальт, отчаянная попытка Олега Ведерникова переделать прошлое, которая приводит только к тому, что он как бы против своей воли вновь спасет антигероя, тем самым воздвигая непреклонный статус -кво и обрекая гениальность на краткое величие и неизбежную гибель.


ПРОТИВ

Говорят, что стабильность – признак мастерства, но умалчивают, что порой она же – признак занудства. Ольга Славникова, которая взяла внушительную литературную паузу и не выпускала крупных романов более пяти лет, наконец-то отметилась новым трудом. Но он оказался точно таким же, как и предыдущие работы прозаика. Таким же витиевато написанным, увесистым и чрезмерно метафорическим. Разумеется, есть определенные отличия в выборе формы повествования и типажа главного героя, но все они сводятся к малозначимым деталям и не позволяют назвать «Прыжок в длину» новым этапом в творчестве Славниковой. А этого так хотелось бы.

В качестве центрального персонажа Славникова вновь выводит ущербного страдальца, общий силуэт которого знаком нам по предыдущим романам автора. Славникова увлечена судьбами таких страдальцев: лежачие больные, несчастные пенсионеры, пьянствующие вдовы и так далее. Она, кажется, делает все возможное, чтобы мы прониклись жалостью к таким персонажам и максимально сопереживали им. «Прыжок в длину» – это роман о легкоатлете, который становится инвалидом в раннем возрасте, но это только малая часть несчастий, которые ему предстоят. Мальчик, которого он спасает, жертвуя своими левитирующими ногами, впоследствии окажется настоящим проклятием, вплоть до того, что легкоатлет решит его убить. И мучения вместе с угрызениями совести усилятся до неописуемых размеров.

Славникова пишет крайне изящным и метафорическим языком. Только вот если в ранних ее романах он воспринимался как настоящий прорыв и эксклюзив, то позже почему-то надоел. В «Прыжке в длину» становится окончательно понятен его смысл – увеличение объема книги. Например, вместо того, чтобы написать, что некто получил ожоги, Славникова выдает следующий пассаж: «Он вернулся неузнаваемый, обгорелый, глянцевый в этой безволосой коже, словно мясной субпродукт в вакуумной упаковке». Здесь же встречается сравнение загипсованных больных с «гипсовыми макетами мелкокалиберных орудий», а чуть дальше читаем про внезапное похолодание: «Мелкие машинки обросли от крыш и до колес словно бы косматыми белыми козлиными шкурами, полотнища сосулей на проводах между фонарями напоминали развешенное на веревках мерзлое белье».

Славникова, видимо, красуется перед критиками, подражая Набокову, но все же для современного читателя важнее суть, нежели ее украшения. А суть книги укладывается, пожалуй, в короткий рассказ. Таким образом у Славниковой снова получилась «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки» (так назывался ее дебютный роман). Ах да, ведь стабильность – признак мастерства. Или все же чего-то иного.


16+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний