Культура
  1. Культура
 26 марта 2016, 12:00   2275

Кино и книга: «Спасение» Ивана Вырыпаева и исследование «холмсианы»

Кино и книга: «Спасение» Ивана Вырыпаева и исследование «холмсианы»

Продукт: «Спасение»

Режиссер: Иван Вырыпаев

Отгремел «Оскар», и поток качественного кино на больших экранах почти иссяк. Видимо, пришла пора обратиться к прошлогодним шедеврам, которые к настоящему моменту только добрались до DVD и Blue-Ray изданий, чтобы окончательно не заскучать в условиях невиданной засухи.

Один из главных российских фильмов прошлого года – это, конечно, «Спасение» Вырыпаева. Причем фильм совсем не «прогремел» и даже, можно сказать, был проигнорирован жюри знаменитых киносмотров. Но в этом предназначение – его и его творца. В этом весь Вырыпаев – снимать вечное кино, замаскированное под хипстерскую поделку.

В чем же особенность «Спасения»? Сюжет, пожалуй, не самый интригующий: молодую католическую монахиню сестру Анну из Польши отправляют служить в миссию католического прихода высоко в Гималайских горах. Сестре Анне 25 лет, и половину жизни она провела в монастыре. И вот первый раз она выезжает в другую страну. Приехав туда, сестра Анна оказывается в совершенно незнакомом ей мире. Она сталкивается с совсем иной культурой, с другими энергиями и абсолютно другой религией. Загадочный мир Тибета и случайные встречи в пути приносят сложные мысли и вопросы.

Сам фильм в сухом остатке и вовсе представляет собой два длиннющих диалога и одну песню в исполнении харизматичного американца. Вот, собственно, и все. Но в этом пустяке – целая Вселенная, что вмещает в себя и католического бога, и тибетские традиции, и надежду, и отчаяние… и спасение. Вырыпаев, который так и не сумел изжить из себя театрального режиссера, все-таки стал больше созерцать. Раньше он наблюдал как бы снаружи внутрь: от пейзажей и действия к человечности. Теперь все иначе: он смотрит изнутри героев, и этот взгляд полон обожания. И обожает он все сущее. Для Вырыпаева нет разницы между тибетским взгорьем и российской глубинкой, просто здесь, где кольцом смыкаются ломаные горизонты, ощутимее собственная инаковость – и еще большая инаковость тех, кто рядом.

Однако если сличить «Спасение» с той же «Эйфорией», то получится, что они об одном и том же. И будет варварством сказать, о чем конкретно. И не в том дело, что каждый решает для себя, а в том, что за него это решит режиссер. И это будет нормально – отдаться течению заранее подготовленного сюжета и прийти к его логическому завершению. И даже если вас не устроит его лаконичность и тягучесть, то, по крайней мере гористые виды не оставят равнодушными. В этом еще один смысл «Спасения» – в медитативном наблюдении, в погружении, в отказе возвращаться в привычные рамки. По крайней мере на эти полтора часа экранного времени.

Рекомендации «bc»: смотреть в состоянии покоя

16+


Продукт: «Шерлок Холмс и рождение современности: деньги, девушки, денди Викторианской эпохи»

Автор: Кирилл Кобрин

Кино и книга: «Спасение» Ивана Вырыпаева и исследование «холмсианы»

Исследователи творчества Артура Конан Дойля, кажется, разложили приключения Шерлока Холмса по косточкам. Серьезные литературоведческие труды соседствуют с ироничными «расследованиями», в ходе которых, к примеру, авторы пытаются опровергнуть результаты изысканий знаменитого сыщика.

Кирилл Кобрин дистанцируется от своих коллег по цеху: он исследует не текст, а контекст, не детали обстановки, а окружающее пространство – историческое, социальное, культурное. Кобрин – историк и журналист, сплав его наклонностей позволяет легко проводить подобные расследования, и самое главное, читаются они весьма легко, примерно как репортаж с места событий, только это место – викторианская Англия с ее изоляционизмом, чопорностью и буржуазным высокомерием.

Автор провел тщательный историко-культурный анализ нескольких случаев из практики Шерлока Холмса и поделился ре­зультатами. Эта книга о том, как в мире вокруг Бейкер-стрит, 221b относились к деньгам, труду, другим народам, политике; а еще о викторианском феминизме и дендизме. И о том, что мы, в каком-то смысле, до сих пор живем внутри «холмсианы».

Кобрин взял «на пробу» несколько самых выдающихся и самых недооцененных рассказов и повестей Конан Дойля и препарировал их в поисках особых маркеров, точнее – исторического кода, на котором построена не только атмосфера, но порой и сюжет произведения. В преступниках, старающихся обогатиться обманным путем, Кобрин распознает предпринимателей нового типа, которые приходят на место пассивной аристократии. В женщинах, которые сопротивляются агрессивной воле своих отцов и отчимов, старающихся не допустить их к материнскому наследству, – будущих феминисток, отстаивающих свои и без того ущемленные права.

Одним словом, книга Кобрина характерна тем, что в интернете называют синдромом поиска глубинного смысла. Для поклонников серии рассказов о Холмсе подобные детали могут показаться излишеством – Конан Дойль прекрасен и без «фона», сам по себе. Поэтому труд Кобрина больше будет интересен тем, кто когда-то увлекался Холмсом, а потом обратился к «более серьезной» литературе. Для таких станет большим сюрпризом, что в ткани «холмсианы» скрыты тончайшие прожилки современности. Под ней Кобрин понимает не только время действия рассказов, но и всю последующую историю вплоть до наших дней. В настоящем Кобрин примечает множество «викторианских» примет и прямых отсылок к Англии конца XIX века: быть может, именно поэтому у Шерлока Холмса так много поклонников – сыщику с Бейкер-стрит все никак не удается постареть.

Вердикт «bc»: актуально

+ 12


фото в заголовке: daily.afisha.ru

Теги:
Поделиться:
Все новости компаний