Культура
 10 февраля 2016, 15:00   1622

Живем трудно, но хорошо

Живем трудно, но хорошо
Художественный руководитель Пермского академического Театра-Театра Борис Мильграм – о старом мюзикле, новом водевиле и о том, почему теперь люди будут чаще ходить в театр

Борис Леонидович, вот уже несколько лет подряд задаю Вам этот вопрос: увидим ли мы в Театре-Театре знаменитый мюзикл «Винил»?

– Увидите, конечно, у нас же куплены права на постановку. Мы планируем работать над ней, но когда это радостное событие произойдет, я сказать не могу. Постановка «Винила» связана с реконструкцией сцены, на которую нам не дает разрешения краевое министерство культуры, мотивируя это тем, что наше здание является памятником культуры. По всем документам памятником является только часть здания, которую реконструкция никак не затрагивает, но время идет, судебные разбирательства идут…

Нам остается надежда: должно же что-то поменяться в этой жизни. Может, в министерстве поменяется, тогда все будет намного легче.

Получается, в театре, как и в жизни, бытие определяет сознание?

– Это большая ошибка – так думать. Во всяком случае, сознание может менять бытие. Главное, чтобы была идеология. Когда она воплощается, ее огромная энергия становится более сильной составляющей, чем материальный ресурс. А материальный ресурс приходит вместе с идеологией.

Когда я пришел в театр, здесь не было ни копейки денег, и мне все твердили: «Мы ничего не можем, у нас нет денег». Я сказал: «У вас нет идей, будут идеи – будет и все остальное!». И я оказался прав, кто бы что ни говорил.

У нас очень хороший театр, я это могу смело любому сказать, но это вам и публика наша скажет, спектакли наши любят, на них идут, их ждут. Мы живем трудно, но хорошо.

Чем собираетесь порадовать пермских зрителей?

– У нас интересная постановка намечена – «Веселые похороны» по повести Улицкой. Ставить будет польский режиссер Анджей Бубень, он в театральном мире России считается «специалистом по Улицкой», в его активе несколько спектаклей по ее книгам в разных театрах страны. Может, и сама Людмила Улицкая приедет, я разговаривал с ней в Москве.

А я сейчас занят постановкой спектакля «На всякого мудреца довольно простоты», премьера будет 1 апреля.

Пьесы Островского навевают воспоминания о школьной программе: социальные проблемы, обличение пороков общества, «луч света в темном царстве». Будете обличать?

– Да, да, я тоже читал, что «На всякого мудреца…» он написал в 1868 году, во времена политической реакции и, соответственно, критиковал и либералов и реакционеров. Говорят еще, что та историческая ситуация отчасти напоминает сегодняшнюю реальность.

С этим могу поспорить, поскольку я глубоко погрузился в творчество Александра Николаевича Островского, можно сказать, вошел в структуру его мировоззрения. Я уверен, этот гениальный драматург не собирался писать социальные произведения, просто так получалось. Да и трактовали его долгие годы как обличителя пороков, эту социальную направленность доставали и делали ее главной.

Социальность в пьесе, конечно, присутствует, и параллели с современностью кое-какие есть, но я не буду делать сатирический спектакль. Говорят, сейчас не время для сатиры! Я так не считаю, но это не моя режиссерская история, я буду делать водевиль.

Почему водевиль? Сам Александр Островский обозначил жанр своей пьесы – комедия.

– Водевиль – это свободный открытый жанр, там все время идет общение с публикой. И эта вещь Островского очень хорошо перекладывается в рамки водевиля. Посмотрите, какие персонажи, как они выписаны. Богатый барин Мамаев, его жена Клеопатра Львовна, гусар Курчаев, богатая вдова Турусина, ее племянница Машенька – в этой пьесе все роли звездные. Кстати, раньше для своих бенефисов актеры часто выбирали водевили, из-за ярких ролей. А здесь все роли бенефисные. Хочется сделать сегодняшний водевиль – жизнерадостный, веселый – и зрителей в действие втянуть. Я нашел у Игоря Северянина строчки, которые могут служить камертоном к моему замыслу:

«Я – соловей, и, кроме песен,

Нет пользы от меня иной.

Я так бессмысленно чудесен,

Что Смысл склонился предо мной».

А кто из персонажей занимает Вас более всего?

– Конечно, Глумов! Его почему-то всегда выставляют беспринципным карьеристом, но если уйти от штампов, то получается очень интересный и загадочный образ. Живет себе, живет, не мальчик уже, и вдруг решает – у Островского именно вдруг! – что он будет жить по-другому, начнет делать карьеру в высшем свете.

Пьесу ставили множество раз, и я понимаю, что все режиссеры, выстраивая психологический образ героя над этим «вдруг» задумываются. У Островского точно показано, что Глумов решает, выйти на большую арену потому, что сам понимает – он способен сыграть другую роль.

Все персонажи пьесы представляют разные типы какого-то общества, подразумевается, что это высший свет. При этом все они не имеют четких обозначений в социальной иерархии. Попав туда, Глумов увидел, что общество делится на мужчин и женщин, у всех свои интересы и амбиции, Также он увидел, что мужчины, в общем-то, достаточно глупы и падки на грубую лесть, а женщины достаточно корыстны, в том числе и в любовных делах. Их можно обыграть и управлять ими всеми, если затеять такую игру. И он затевает ее, интригуя и сталкивая персонажей и одновременно в своем дневнике посмеиваясь над их слабостями и тайными желаниями.

Согласитесь – это все не совсем про жизнь, Островский – человек театра, а что делает театр? Заманив зрителя на спектакль, театр управляет его эмоциями, чувствами, реакцией с помощью игры. Видите, как все непросто.

А текст пьесы Вы сохранили?

– Можно сказать, да. Правда, я убрал повторения, все-таки ритм жизни изменился, и мы сегодня разговариваем не так медленно и подробно, как 150 лет назад. Но там есть 5-6 совершенно гениальных сцен, из них я не выбросил ни одного слова. У меня будет водевиль, поэтому к тексту Островского добавляются куплеты и музыкальные номера.

Кто автор музыки и слов для вашего водевиля?

– Над спектаклем со мной работают те же авторы, с которыми мы вместе делали мюзикл «Монте-Кристо. Я – Эдмон Дантес». Это известный российский композитор Лора Квинт, она заслуженный деятель искусств, и заслуженный артист РФ Николай Денисов, который написал стихи для музыкальных номеров.

Прошлой весной Вы показали нам такого романтичного и музыкального «Графа Монте-Кристо», сейчас взялись за водевиль. Вы ставите добрые спектакли, это Ваша позиция?

– Да, причем принципиальная! «Театр лучше жизни» – это наш сегодняшний слоган. И это – правда, потому, что жизнь сегодня людей мало радует, включаешь телевизор – и там одно расстройство. Но меня это мало касается, мне хорошо, моя жизнь протекает в театре, в особенном мире. И я хочу, чтобы зрители наши, приходя в театр, получали этот волшебный заряд и несли его в себе.

А не боитесь, что трудные времена уведут зрителей из театра?

– «Хлеба и зрелищ» – старая формула действительна для всех времен. А в последнее время хлеб дорожает быстрее зрелищ, в ресторан сегодня сходить дороже, чем в театр. Так что мы, наоборот, с оптимизмом ждем притока новых зрителей.

Поделиться:
Все новости компаний