Политика
 13 января 2016, 13:00   2602

Запрещенный прием. Ждет ли Пермь соревнование в подкупе избирателей на выборах 2016 года?

Запрещенный прием. Ждет ли Пермь соревнование в подкупе избирателей на выборах 2016 года?

В сентябре 2015 года в столице Приволжского федерального округа Нижнем Новгороде состоялись выборы депутатов городской Думы. Для сторонних наблюдателей эти выборы запомнились в лучшем случае обострившимся конфликтом между губернатором Шанцевым и мэром Нижнего Новгорода Сорокиным: там были и демарши Сорокина, и снятие сити-менеджера Нижнего, и блокировка в Заксобрании губернаторского закона, изменяющего правила назначения глав администраций, а также публичные скандалы и медиабаталии. Но для специалистов по выборам нижегородская кампания запомнилась совсем другим. Фактически выборы превратились в соревнование по подкупу избирателей, а Нижний Новгород стал претендовать на то, чтобы именоваться его российской столицей. Едва ли не все избранные депутаты получили мандаты благодаря своей недюжей щедрости. И это неудивительно: политические конфликты и экономический кризис возвращают нас в ситуацию близкой к 90-м, когда главным аргументом на выборах становились продуктовые наборы. Мы снова оказались в тех временах, когда люди голосуют желудком.

Итак, как же все было в Нижнем Новгороде? Избирательные кампании кандидатов изначально строились не на агитации избирателей, а на их подкупе. Главной задачей мобилизационных сетей было не привести сагитированных избирателей, как это обычно бывает, а найти тех, кто готов отдать голос за тысячу рублей. Оговоримся, нижегородские расценки оказались весьма щедрыми и порой доходили до трех тысяч за голос. Агитации было мало, и она выполняла вспомогательную функцию. Не наблюдалось никакого соревнования идей, имиджей, вместо этого выборы стали чемпионат по подкупу. Каких только его видов не использовалось: и массовое заключение договоров на агитацию, и социальные магазины, и более привычные для Пермского края «синие ямы». В среднем для победы на 30-тысячном округе кандидату было достаточно от 3 до 5 тысяч голосов - купленных голосов. Выяснилось, что продать свои голоса оказались готовы 10-15% от общего числа избирателей. Для того, чтобы купить такую массу избирателей, выборные кампании начинались как минимум за полгода, подсчитать же размер бюджетов, исходя из стоимости голоса и стоимости его покупки (порядка 50% от стоимости голоса), каждый может и сам.

Стоит ли удивляться, что массовый подкуп отразился на политике. «Единая Россия», раздираемая противоречиями, получила в Нижнем один из самых низких результатов по стране – чуть больше 40%. Что же касается одномандатных округов, то в них прошло множество случайных людей, чьим главным конкурентным преимуществом оказалась способность отбросить моральные принципы и задавить конкурентов деньгами. Теперь, разумеется, все эти депутаты примутся свои деньги отрабатывать. Губернатор Шанцев получил городскую Думу, работающую преимущественно на коммерческих принципах. Недостатка в скандалах в Нижнем Новгороде явно не будет. В кремлевских инстанциях нижегородскую кампанию приводят как образец того, как проводить выборы нельзя, а Шанцев по итогам выборов потерял 10 позиций в рейтинге ФоРГО и вошел в «группу смерти».

Теперь вернемся к Перми. Думать о том, что в Прикамье состоится «нижегородский сценарий», никому не хочется, но придется. В Перми меньше политических конфликтов? Нет, не меньше. Или, может, люди в Прикамье живут лучше, чем нижегородцы, и к тому же они настолько честны, что никогда и ни за что не продадут свою совесть на выборах? Тоже нет. Любому, кто испытывает сомнения на этот счет, можно ответить одним словом - Краснокамск. Съездите туда на любые выборы и убедитесь во всем сами.

Что конкретно может ждать Пермский край?. Итак, на 30-тысячных округах в Нижнем Новгороде штабы умудрялись покупать по 3-5 тысяч голосов. Численность округов в Перми на выборах в марте 2011 года составляла порядка 20 тысяч. Как Вы думаете, в скольких округах выборы были конкурентными, то есть разрыв в голосах составил тысячу голосов и меньше? В 2011 году конкурентные выборы были в 15 округах из 36, а высококонкуретные выборы, когда разница между основными конкурентами составила менее 500 голосов, проходили в 10 округах. То есть, при легком, по сравнению с Нижним Новгородом, ненавязчивом подкупе состав Пермской Думы мог бы измениться на треть, а если бы пермские штабы потрудились хотя бы в половину от нижегородских, то не увидели бы мы в нынешнем созыве доброй половины депутатов. Ну, или не увидим в следующем.

Впрочем, повод задуматься о выборах 2016 года имеется не только у городских депутатов. Нижегородский подход, будучи применен к пермским реалиям, серьезно изменил бы и состав Заксобрания. При среднем размере округа в 70-80 тысяч избирателей, кампаний, которые закончились разрывом менее 5000 голосов или 12-14%, в декабре 2011 года было немало – 13 из 30, опять же почти половина. Если 3-5 тысяч получалось купить в мегаполисе на округе в 30 тысяч, то на округе в 80 тысяч, и тем более в глубинке, это в разы легче и дешевле. Стоимость мандата в тяжелые времена становится все ценнее, а желающих его получить – все больше. При подкупе без разницы, за кого голосовать – действующего депутата, проворовавшегося жкхншика, бывшего чиновника. Остается лишь выяснить, кто из получивших мандаты депутатов окажет наименьшее сопротивлении – и тогда к 13 округам, где наблюдалась конкуренция, добавится еще с десяток. Если не сдерживать шлюзы и не обозначить для всех понятные правила игры, которых придерживались бы участники выборов, у Перми есть все шансы составить Нижнему конкуренцию за право быть «столицей подкупа». Весь вопрос в том, сможет ли краевая власть сформулировать эти правила. А, может, все случится как раз наоборот, и ее отдельные представители будут играть на неопределенности и отсутствии правил, стимулируя кандидатов использовать запрещенные приемы - именно так все и происходило в Нижнем.

«Подвозы», «карусели», «синие ямы», «беспроигрышные лотереи», «договоры на агитацию», «социальные магазины», «льготные карты», «досрочка» - вот не полный перечень развлечений, соревноваться в которых придется пермским депутатам в 2016 году, если краевой политический менеджмент не придумает, как их остановить. Почему придется? Потому что выборы в Нижнем в очередной раз подтвердили несколько политтехнологических законов. Первый: с помощью заранее организованного подкупа можно победить любого конкурента. Второй: бороться с подкупом практически бесполезно. И третий: если подкуп невозможно остановить, лучше его возглавить. Не верите? Спросите у проигравших нижегородских кандидатов. Кстати, их путь к поражениям начинался с праймериз «Единой России», в который они тешили себя иллюзиями, а их конкуренты покупали.

Автор - Александр Белоусов

Запрещенный прием. Ждет ли Пермь соревнование в подкупе избирателей на выборах 2016 года?Справка Business Class Александр Белоусов - глава экспертного совета КЦ «Департамент политики», кандидат политических наук. За 16 лет практики провел более 200 избирательных кампаний по России.Запрещенный прием. Ждет ли Пермь соревнование в подкупе избирателей на выборах 2016 года?
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний