Общество
 26 октября 2015, 12:00   1824

Имя им – «Черкизон»

Имя им – «Черкизон»
Пермский общественник настойчиво требует привести в порядок территорию вокруг Центрального рынка. На вооружении пермяка цитаты из Андрея Дементьева и намерения написать в The New York Times
Автор: Кирилл Перов

«Посмотрите, какой ужас! И это уже несколько лет стоит в центре города», – возмущается председатель общественного движения «Наш город» Алексей Акименко, указывая на сгоревшие развалины двухэтажного деревянного дома. Напротив контрастно возвышается новое высотное здание апелляционного арбитражного суда с блестящими зеркальными окнами.

Проехав по улице Пушкина еще немного, мы видим похожие развалины, однако в этих домах «окна» затянуты полиэтиленовой пленкой, крыш у сгоревших строений нет. «В этих домах живут бомжи», – поясняет г-н Акименко.

Приблизившись к трамвайной остановке, общественник немного успокаивается. «Вот здесь администрация хорошо поработала – никаких нелегальных торговых точек! Год назад ситуация была гораздо хуже», – радуется он. Однако проехав чуть дальше, многочисленные киоски и павильоны можно снова наблюдать во всей красе. «А ведь в этих контейнерах люди не только торгуют, но и живут. Один бог знает, чем они там занимаются! Ералаш какой-то!», – возмущается похожий в этот момент на школьного учителя Алексей Акименко. Проблемы благоустройства территории в районе Центрального рынка волнуют гражданского активиста уже два года.

За час до импровизированной экскурсии мы встретились с Алексеем Акименко в офисе движения «Наш город». Здесь общественник принимает жителей и пишет письма в органы городской и краевой власти. Над столом гражданского активиста висит цитата из стихотворения советского поэта Андрея Дементьева:

Пока мы боль чужую чувствуем, Пока живет в нас сострадание, Пока мечтаем мы и буйствуем, Есть нашей жизни оправдание.

По ходу беседы г-н Акименко также неоднократно цитирует разных поэтов и писателей.

Имя им – «Черкизон»

По мнению активиста, основные проблемы на территории (которую он называет «пермский Черкизон») две – заброшенные деревянные дома и незаконные торговые точки.

«Прошло полтора года (с момента предыдущего обращения – «bc»), однако проблема Черкизона так и не доведена до своего завершения. Не убраны до конца временные торговые и складские точки. Особое нарекание жителей вызывают не окончательно сгоревшие дома №111 и №115/2 по ул. Пушкина и №86 по улице Матросова, которые облюбованы для проживания бомжами. И стоят эти головешки как памятники бесхозяйственности и бескультурья в центре краевой станицы, претендующей на город высокой культуры», – пишет г-н Акименко в очередном обращении.

По словам активиста, в первый раз он обратился к губернатору во время «прямой линии» с жителями города. Во второй раз общественник направил обращение в начале прошлого года, и оно было передано краевому министерству общественной безопасности, упраздненному в мае этого года.

В ответ на обращение в министерство г-н Акименко получил информацию от администрации Перми о том, что двухэтажные деревянные дом по улице Пушкина, 105 литер А и сгоревший дом № 105 под литером Б были признаны аварийными и подлежащими сносу. Однако частные дома по улицам Матросова, 86, Пушкина 107 и 111 непригодными для проживания либо аварийными не признаны. Ссылаясь на Жилищный кодекс РФ и решение городской думы, администрация считает, что обязанность по восстановлению либо сносу данных домов лежит на собственниках жилых помещений.

Также представитель власти заметил, что в 2014 году между городской администрацией и компанией «Камская долина» был заключен договор о развитии территории квартала №134. Согласно документу, должны быть расселены дома по улице Луначарского, 99/1, 99/2, 99/3, 99/4, 99/8.

«Органы власти не отказывают нам в рассмотрении обращений, однако вопрос остается нерешенным. В центре города стоят сожженные головешки, в которых проживают бомжи. В этих домах нет крыш, практически нет стен, окна затянуты пленкой. Кто там живет и чем занимаются эти люди – совершенно непонятно. Город должен быть заинтересован в сносе этих домов, чтобы не создавать криминогенную обстановку. Наверняка здесь живут люди не самой высокой культуры», – размышляет Алексей Акименко, глядя в окно на открывающиеся виды через массивные очки.

«В мае этого года МКУ «Благоустройство Ленинского района» провело текущий и ямочный ремонт улицы Пушкина, было уложено 770 кв. метров нового асфальта. Жители домов №113 и №110 по улице Пушкина приняли участие в программе по благоустройству придомовых территорий. Дворы у этих домов были приведены в порядок – уложен новый асфальт», – отвечают в пресс-службе городской администрации на вопрос корреспондента «bc» о благоустройстве территории по улице Пушкина.

Также представители городской администрации сообщили «bc» о частичном расселении сгоревшего двухэтажного дома по адресу Пушкина, 115. Из трех проживавших в доме семей две получили новое жилье. «После завершения расселения дом будет снесен», – заявили в пресс-службе учреждения.

Имя им – «Черкизон»

С проблемой нелегальных торговых точек власти, по словам Алексея Акименко, справляется гораздо лучше. По данным администрации Ленинского района, летом силами властей были демонтированы самовольные киоски на стихийном рынке по улице Эпроновской. Всего было снесено около 20 киосков – часть из них собственники убрали самостоятельно.

Однако, по мнению гражданского активиста, проблема по-прежнему актуальна. «Устраивать рядом с Центральным рынком еще один – неправильно. Причем рынок превратился в приличный торговый центр, сейчас там даже есть лаборатория по проверке качества продуктов. Но рядом расположен какой-то непонятный шалман, какие-то контейнеры, в которых люди то ли торгуют, то ли живут. В общем, все, что происходит на этой территории, – тайна, покрытая мраком», – возмущается г-н Акименко.

По словам общественника, раньше решение проблемы осложнялось тем, что некоторые нелегальные торговые объекты располагались на территории, принадлежащей федеральному Министерству обороны. Однако впоследствии ведомство от этого «открестилось».

«Если я столкнулся с проблемой, то даже спать не могу нормально, пока не разберусь», – говорит общественник в конце нашей беседы и обещает в случае необходимости рассказать о пермской проблеме журналистам The New York Times.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний