Политика
 26 декабря 2014, 11:38   3683

Нужно опасаться стабильности, если она попахивает болотной жижей, - Константин Окунев

Нужно опасаться стабильности, если она попахивает болотной жижей, - Константин Окунев

Известный пермский политик и предприниматель Константин Окунев на своей странице в FaceBook подвел итоги года. Он рассказал в интервью о рейдерской атаке на «Добрыню», «стабильности» в пермской политике и готовности к выборам.

Константин Николаевич, все последние месяцы года с информационных лент не сходили сообщения о проблемах торговой сети «Добрыня». На каком этапе это дело сейчас?

Давайте договоримся на берегу, а то в последнее время очень много домыслов и ошибочных суждений ходит вокруг моего отношения к проблемам с «Добрыней». Я не являюсь ни собственником, ни менеджером ЗАО «Добрыня», на которое в настоящий момент совершена попытка рейдерской атаки. Но в свое время стоял у истоков его создания, входил в число акционеров, поэтому когда коллектив «Добрыни» обратился ко мне за защитой, отказать я, естественно, не имел никакого права. Сегодня я один из тех, кто помогает «Добрыне» отбивать атаку, организованную опытными рейдерами из Удмуртии. Поэтому в течение нашего с вами разговора я хоть и буду говорить от имени «Добрыни», но читателям должно быть понятно: не все, что в нашем мире носит имя былинного богатыря, принадлежит мне! Договорились?

А теперь вернемся к ответу на ваш вопрос.

Конечно, подобный момент в истории является для любого предприятия кризисным. Но в каждом кризисе есть и позитивные, и негативные стороны. Позитив в том, что довольно большое количество предпринимателей-партнеров, как только началась атака, предложили свою помощь, содействие, поверили моему честному слову и продолжили работу с сетью магазинов, объединенных под брендом «Добрыня».
Главный негатив: мы в очередной раз убеждаемся, что серьезная рейдерская атака в России возможна только с использованием административного ресурса, которого в этом деле предостаточно. По истечении четырех месяцев борьбы против рейдеров я могу сказать, что служба судебных приставов в лице ее руководителя Николая Хачетлова – первое звено, которое проявило недюжинную хватку и активность при захвате имущества компаний под брендом «Добрыня».

Когда еще такое бывает – в августе, в сентябре по пятницам после 18.00 группами до 30 человек приставы выезжали на торговые точки, расположенные в Перми и во многих городах Пермского края, и трудились не покладая рук до 3-4 часов ночи! Такое бы рвение проявляли бы эти же самые люди при отстаивании государственных интересов! Например, когда портили дом купца Алина, пристраивая к нему скандальный стриптиз-клуб «Бегемот», без всяких на то разрешений. Недаром мой друг Роман Юшков в сердцах назвал тогда представителей службы «дармоедами и ленивыми тварями» и, заметьте, выиграл во всех судебных инстанциях, в исках, поданных управлением г-на Хачетлова, о защите так называемых чести и достоинства.

Невозможно защитить то, чего нет! Так вот, настоящим стремлением приставов было навредить бизнесу, испортить кассовую технику (кассовые аппараты, «фискальники» из касс вырывали со всеми проводами), остановить работу магазинов, изъять материальные ценности, особо не разбираясь, у какого юридического лица они изымаются (система холдинга подразумевает работу под брендом «Добрыня» нескольких юридических лиц, в том числе тех, которые не являются ответчиками по иску группы «Комос»). Обращаю ваше внимание на то, что все это происходило до разбирательства иска по существу, всего лишь в рамках обеспечительных мер.

Волей-неволей вспомнились 90-е годы. Правда, тогда не было службы судебных приставов, для силового обеспечения рейдерских захватов прибегали к услугам бандитов. Но с бандитами-то можно было разговаривать на их языке, взять биту и разбираться «по понятиям». Это, кстати, случалось в моей бизнес-практике. Многие в Пермском крае удивляются, как можно было заниматься бизнесом с 1994 года и никому не платить дань. Но сейчас в роли криминала выступают «оборотни в погонах», вдумайтесь: инструментом достижения цели рейдеров являются люди, состоящие на государственной службе!

«Порадовали» также отдельные сотрудники Росреестра. Оцените сами: 23 июля суд принял к рассмотрению иск, а уже на следующий день регистраторы обращаются к приставам с письмом примерно такого содержания: «А не соблаговолит ли уважаемый судебный пристав наложить аресты на имущество и имущественные права по таким-то и таким-то адресам, где располагается сеть магазинов «Добрыня»! Фантастическая исполнительность и «предвидение» того, что пристав вот-вот возбудит исполнительное производство. Ну а про раскрытие конфиденциальных данных без всякого запроса и без основания на это я уже даже и не говорю!

Кстати, сотрудников «Добрыни» с исполнительным производством ознакомили только спустя три месяца после того, как оно было возбуждено! И то лишь тогда, когда стала близиться развязка по иску «Добрыни» к судебным приставам, поданному на воспрепятствование с ознакомлением с материалами дела. Наверное, хватит про приставов – слишком много чести и внимания.

Проходила информация, что по этому делу проверку проводила полиция…

Если говорить о действиях силовых структур, то нет никаких претензий к ГУВД, чьи сотрудники отработали нормально. ОБЭП осуществил проверку, «накопал» массу злоупотреблений и нарушений в действиях приставов.

Материалы были направлены в Следственный комитет, где их рассматривали… три месяца и, не проведя даже дополнительного исследования вопроса, отказали в возбуждении уголовного дела.

Может быть, не случайно в Пермь приезжала Татьяна Павловна Игнатьева, заместитель директора Федеральной службы судебных приставов, и встречалась с руководителем следственного управления Следственного комитета по Пермскому краю Мариной Заббаровой? Может быть, две федеральные службы не хотят замарать честь мундира? Про отсутствие чести мы уже с вами говорили, да и зачем защищать мундир, который обеспечивает беззаконие, я тоже не понимаю. К тому же все это происходит на фоне беспрестанных заявлений президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева о необходимости поддержки и защиты бизнеса.

Поучаствовали в процессе и отдельные прокурорские работники. Тоже, кстати, как мне кажется, на стороне рейдеров. Это я объясняю моей публичной позицией по надуманному уголовному преследованию моего коллеги по депутатской группе «Солидарность» Андрея Агишева. Говорят, что организаторами травли Андрея Валентиновича выступает пермская прокуратура.

Кстати, как и ГУВД, совершенно адекватно на ситуацию отреагировало УФАС по Пермскому краю. Его специалисты по заявлению «Добрыни» провели выемки документов в службе судебных приставов Свердловского района, возбудивших исполнительное производство, и на хладокомбинате «Созвездие», принадлежавшем удмуртам. Арбитраж недавно признал эту проверку законной, однако все мы видели истерию приставов в связи с этой проверкой и ответную детскую неконтролируемую агрессию в адрес антимонопольщиков.

Я, конечно, опытный боец – за годы, проведенные в политике, мой бизнес неоднократно подвергался атакам и всевозможным проверкам. Уверен, что отобьемся с «Добрыней» и сейчас. Но надо понимать: если рейдеры видят, что им все сходит с рук, то дальше события будут разворачиваться более широким фронтом, и за «Добрыней» последуют атаки на другие пермские бизнесы. Эти нечистоплотные дельцы пользуются моментом, думают, что кризис все спишет, попытаются забрать самые лакомые куски пермского бизнеса.

Какой вы видите развитие ситуации?

Рейдеры одновременно с началом своей атаки, инструментом которой служат судебные приставы, начали скупать долги ЗАО «Добрыня». Но позвольте! Когда пытаешься вернуть свое, то зачем скупать еще и чужие долги? Так что заявления генерального директора «Комоса» Андрея Шутова о непричастности к рейдерской атаке и желании лишь вернуть свои деньги я расцениваю как ложь.

Задача рейдеров – парализовать деятельность торговой сети, обеспечив вал обращений в суд со стороны поставщиков. Часть из них действительно подали иски в арбитражный суд, часть остановила свои отгрузки, кто-то действительно поспешил продать задолженность «Комосу».

Ломать, как говорится, не строить, да и атака готовилась серьезно. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, думаю, что еще 2-3 месяца у коллектива уйдет на распутывание этого клубка проблем. Многие не понимают и говорят: да отдайте вы уже эти 20 млн. Хочу заметить, что даже у приставов нет сведенной воедино четкой информации о стоимости изъятого и арестованного имущества, наличных денежных средств и денежных средств, арестованных на счетах «Добрыни», и товаров. По нашим данным, материальные ценности, на которые наложен арест, превосходят сумму иска. Поэтому сколько бы предприятие ни заплатило, как вы понимаете, арест с имущества снимать никто не собирается, и атака продолжится.

Сегодня активная фаза сошла на нет, в первую очередь благодаря действиям коллектива «Добрыни». Хотя, как вы знаете, бизнесу пришлось закрыть несколько магазинов, деятельность которых фактически была парализована. Надеюсь в январе-феврале ситуация изменится, удастся снять аресты с имущества третьих лиц, и «Добрыня» сможет заключить долгосрочные договоры на аренду помещений, не находящихся в собственности компании, и восстановит свою деятельность и репутацию.

Развивающийся кризис, связанный с санкциями и ослаблением рубля, серьезно ударил по «Добрыне»?

Конечно, мощнейший экономический кризис усугубляет наши проблемы, он не добавляет оптимизма, без которого заниматься бизнесом в России невозможно.

Но ошибочно думать, что причины этого кризиса кроются только лишь в санкциях и снижении цен на нефть. Происходящее – результат отсутствия в стране какой-либо экономики вообще, кроме сырьевой, конечно. Высокая цена на нефть до поры до времени покрывала всю неэффективность нашей командно-административной государственной машины, но сейчас все стало очевидно.

Нам говорят про два года, но за такой срок экономику не построить. Так же, как и годичный эмбарго на поставку товаров из Европы и Америки не даст возможности серьезно заняться пресловутым импортозамещением. Никто из разумных бизнесменов (про 15 олигархов, входящих в кооператив «Озеро» я не говорю) не будет вкладывать в развитие агропромышленного комплекса России серьезные инвестиции, понимая, что через год запрещенные поставки могут возобновиться. Да к тому же из ВТО мы выходить, насколько я знаю, не собираемся. У нас вообще в рискованные отрасли люди вкладывать деньги не предпочитают. Беда в том, что в эшелонах власти находятся те, кто о созидательном труде имеет слабое представление. Им бы только делить да отнимать, а прибавлять и умножать они не обучены. Безусловно, кризис все расставит по своим местам. Можно выйти из него или очень сильным государством, или не выйти вообще. Желающих «помочь» пойти по второму пути – предостаточно, поэтому России приходится рассчитывать только на свои силы.

Принято считать, что политическая сфера Пермского края заканчивает год в состоянии стабильности. Об этом, например, говорит глава администрации губернатора Алексей Фролов. Согласны?

В России давно стабильность… Но как показывает история, нужно опасаться стабильности, если она попахивает болотной жижей. Пусть лучше бурлит, что-то вырывается на поверхность, чем бродит внутри. Если методично не загонять проблемы вовнутрь, то их можно решать, проводить профилактику. Неправильно преследовать конструктивную оппозицию, ограничивать выборы, митинги, акции протеста. Власти нужно уйти от ручного вмешательства в непосредственную политику, нужно создавать политические институты и иные системы, через которые мягким влиянием направлять вектор политического и экономического развития страны в поступательные эволюционные изменения. Конечно, такой подход сложен и бьет по монополии власти и в экономике, и в политике, но он единственно верный. Правда, реализовать его могут люди, которые мыслят стратегически, системно. Таких мало, видеть их во власти никто не хочет, ведь они создают угрозу для деградирующих действующих чиновников, в том числе и в Пермском крае.
Что касается Алексея Фролова, ему удалось сделать многое. Например, решить вопрос с Дмитрием Скривановым, а заодно показать, что вся бурная деятельность последнего вовсе никакая не оппозиция, а просто желание получить личные преференции от политики, присоединиться к федеральному ресурсу. Но главная ошибка пермской власти – администрация решает не ту задачу, которую необходимо, превращает все в стабильность в виде болота.
Кстати, результатом года стал и дефицитный бюджет Пермского края, что вряд ли говорит о стабильности. Очень плохо, когда регион залезает в долги. Но власть твердит, дескать, так надо… Понятно! Не Виктору Федоровичу эти долги отдавать… Вообще, похоже, лукавил губернатор, когда говорил о планах стать настоящим пермяком.

Вы намерены возвращаться в большую политику?

Говорить об этом пока рано, поскольку непонятно, какие выборы пройдут в регионе в ближайшее время. В 2016 году в Госдуму? Или досрочно? В 2017 году губернатора? Или досрочно? Загадывать рано. Но, как вы видите, я в форме. Кому-то может показаться, что проблемы в российской экономике, связанные с кризисом, не позволят мне рассчитывать на серьезный финансовый ресурс, но хочу сказать, что все выборы, в которых я участвовал, всегда были малозатратные. Ну а следующие выборы тем более будут делаться не деньгами. Падение уровня жизни заставит избирателей по-новому посмотреть на все вокруг – на власть, бизнес, партии, политиков.

Под Новый год принято обмениваться поздравлениями, позвольте и мне воспользоваться случаем. Хочу пожелать всем пермякам, чтобы наша Пермь в новом 2015 году из города, в котором происходит «НИЧЕГО», превратилась в город, в котором происходит «НЕЧТО».
 

Поделиться: