Газета
 20 октября 2014, 13:20   875

Книга

Книга
Продукт: «Девять граммов в сердце» Автор: Булат Окуджава

Булат Окуджава прежде всего остался в нас стихами – неповторимыми, всеобъемлющими, звучными, и это, пожалуй, правильно, потому что в те времена стихи и песни были нам ближе, чем многостраничная проза. Она, если быть откровенными, больше писалась для тех, кто ее писал: в качестве акта самоутверждения или протеста, или подчинения, или, в конце концов, подвига. С прозой Окуджавы вышло схожее: он никогда не любил говорить о родственниках и корнях, по понятным многим причинам (репрессии в отношении членов его семьи). И лишь когда в 90-е задышалось легче, он «сказал»: написал несколько автобиографических вещей, которые и открыли публике прошлое «бумажного солдата». Непонятно, как он сам не сгорел, не порвался на сгибе, не выцвел…

В сборник «Девять граммов в сердце» входит множество автобиографических повестей и рассказов и, конечно, его самое главное произведение «о себе» – роман «Упраздненный театр», удостоенный в 1994 году «Русского Букера» и повествующий о детстве Булата, его родителях, родителях его родителей и так далее. Автор несколько раз по ходу текста признается, что на момент его написания ему трудно восстановить события тех лет в более или менее достоверном ключе – очевидно, поэтому он восстанавливает их в эмоциональном и чувственном плане, ориентируется скорее на свое воображение, чем на семейную хронику.

«Упраздненный театр» – произведение, которое можно считать центральным не только в данном сборнике, но, пожалуй, и во всем беллетристическом опыте Булата Шалвовича. «Упраздненный театр» – это своего рода «Сто лет одиночества», где можно проследить историю рода знаменитого барда, поразиться, какие бурные и плотные воды смешались в его творчестве и жизни, и убедиться, с какой трогательной любовью он относится к своему детству – даже несмотря на то, что оно проходило в условиях исторических сумерек. В этих сумерках кишели сосредоточенные партийцы, надменные экспроприаторы, передергивали затворы члены расстрельных бригад, но маленькому Булату (Ванванчу) все виделось в теплом и уютном свете, и в каждом человеке он видел ангела. Кажется, что все свои невзгоды, печали и слезы он выплеснул уже давно, в своих кручинистых стихах.

Особо бросается в глаза живой и терпкий язык, которым изъясняется Окуджава: это действительно поэзия, втиснутая, а точнее, переведенная на язык прозы – такая же плавная, осанистая, волнистая и мягкая. Отказать сборнику в своем расположении практически невозможно, уж очень тонка ткань, из которой скроен роман, – такое чувство, что ты держишь в руках искреннюю мякоть чей-то жизни, что доверили тебе по какому-то большому и еще непонятному тебе секрету. Как тебе распорядиться этим угощением? Впитать, усвоить – и передать следующему. Только осторожно, хрупкое, очень хрупкое…

Рекомендации «bc»: читать 

Теги:
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний