Газета
 28 июля 2014, 13:20   1353

Великий и жгучий

Великий и жгучий
Обзор пермского интернета за неделю: кто виноват в падении «Боинга» и как без лишнего шума закрыть «Пермь-36», – об этом знают местные блогеры.
Автор: Кирилл Перов

Осадное возражение

Последняя неделя для пермских блогеров выдалась энергозатратной: приходилось много писать, комментировать и выдумывать. Падение самолета «Малазийских авиалиний» и последующие события для многих из них стали личным оскорблением и поводом превратиться в экспертов по ПВО, политтехнологов и оппозиционеров. Одним из самых обсуждаемых постов на эту тему стала насквозь провокационная запись за авторством Антона Толмачева (legart.livejournal.com). Блогер напомнил читателям, что зенитно-ракетный комплекс «БУК» (главный обвиняемый по делу малазийского самолета) – это не только пусковая установка (которую якобы видели неподалеку от места происшествия), но еще и командный пункт, самоходная станция обнаружения и целеуказания и пускозаряжающая установка. Из этого г-н Толмачев сделал вывод… что «БУК» не мог принимать участия в охоте на самолет и тем более быть в руках у ополченцев.

Справедливые указания комментаторов на то, что «БУК» может самостоятельно вести огонь по одиночным целям, на автора поста влияния не оказали. Но в данном случае больше интересно даже не это – а массовое появление на горизонте людей, досконально разбирающихся в этом сложном и многостороннем предмете. Блогер Дмитрий Федечкин на странице в Facebook сформулировал свою ироничную позицию на этот счет:

«Тысячи экспертов в области зенитно-ракетных установок, их наличия у противоборствующих сторон, условий применения и развертывания. 98% этих экспертов еще несколько лет назад содрогались при слове «военкомат» и прятались от повестки по друзьям-соседям-родственникам. Тысячи узкопрофильных специалистов в сфере авиадиспетчеризации, знающие все о воздушных коридорах и условиях их предоставления. Три дня назад они же – гуру подземок, эксперты по стрелкам, рельсам и шпалам метрополитена. Растерянные и заплутавшие в «трех соснах» при первом же посещении Домодедово. С историческими, экономическими, какими угодно дипломами – но только не техническими. Полагающие, что транспортир – это что-то вроде автомобильного прицепа. А туда же. Личной жизни – ноль, времени свободного – масса, весь вечер – на фейсбук-арене».

Антон Толмачев, должно быть, обиделся бы на такую характеристику. А вот про кого нельзя сказать, что у него масса свободного времени, так это про Александра Григоренко, который продолжает вести свой военный репортаж из Луганска и его пригородов – данные тексты уже пару недель остаются номером один в читательском рейтинге пермского сектора Facebook.

«И еще по поводу якобы взятого украми Луганска, – отчитывался г-н Григоренко. – Луганск и большая часть пригородов полностью находится под контролем ополчения. Сразу после разгрома танковой колонны укров они отступили на прежние позиции. Из первоначально захваченного за ними остались только некоторые высоты. Исключение – аэропорт, о взятии которого бодро рапортуют украинские СМИ. Но аэропорт никогда и не был в руках ополченцев. Наоборот, все то же время, пока укры осаждают Луганск, ополченцы осаждают аэропорт. Получается своего рода осада в осаде».

Лагерь строгого нажима

Такую формулу – «осада в осаде» – можно применить и к ситуации с Музеем политических репрессий «Пермь-36», которая сложилась на минувшей неделе. Привлекает внимание прежде всего окрас официальных и неофициальных формулировок, которые имеют место в этой информационной войне.

К примеру, блогеры заострили внимание на обращении администрации губернатора Пермского края и министерства культуры, выпущенном 23 июля: «Считаем, оказываемое давление через российские и международные СМИ <…> как безыскусную попытку в очередной раз заставить органы государственной власти Пермского края выделить средства, исчисляемые десятками миллионов рублей, на деятельность некоммерческой организации «Музей истории политических репрессий «Пермь-36». Вместо того чтобы использовать предложенную помощь и обеспечить дальнейшую деятельность своей организации, г-н Шмыров и г-жа Курсина откровенно занимаются политической деятельностью, направленной на эскалацию конфликта вокруг вопроса работы АНО «Пермь-36» и создания государственного музея».

Артему Марченкову (marchenk.livejournal.com) примечательным показался еще один текст, который был «исполнен» сотрудниками издания «Накануне»: «Антисоветский, скандальный, русофобский, откровенно антигосударственный комплекс «Пермь-36» в деревне Кучино продолжают демонтировать», – изгалялся журналист.

На сайте деловой газеты Business Class шла не менее ожесточенная дискуссия. Пользователь Александр обозначил четко: «По-моему, тут все очевидно. Есть отчетливое желание прекратить его работу, может, сохранить вывеску для вида, но суть изменить». Алла обратила внимание на обилие грамматических и пунктуационных ошибок: «Этот текст вышел из-под пера «гуру» министерства культуры? Стыдно должно быть, передайте в министерство или пригласите корректора вычитать текст перед печатью».

Среди противников музея «Пермь-36» нашелся лишь один сдержанный голос: «Наша история значительно богаче, чем время политических репрессий, чем время Ленина или Сталина. Почему находятся десятки миллионов на содержание «Перми-36» и нет денег на возрождение памятников Усолья, Соликамска, Чердыни? «Пермь 36» – это один из музеев и не более».

Не более, но и не менее, хочется добавить к этому.

Осень не спросит


Завершим наш обзор еще одной темой, распространенной в пермском интернете в связи с плохой погодой, установившейся над краем в последний месяц. Многие недоумевают, что за казни египетские в виде осадков и холодов обрушились на их родной город, но напомним, что любить солнечную погоду легко, гораздо сложнее научиться любить любую погоду. Пост пользовательницы Kaffeta как раз об этом:

«Странно, но я в этот раз не испытываю разочарования от лета. Его, конечно, нет и, видимо, не будет в этом году. Ну и пусть. Зато на работе можно не смотреть с тоской в окно, провожая взглядом людей, спешащих на пляж. Холодно, дождливо. Серое небо сменяют свинцовые тучи. Подсознательно жду снег. И это даже забавно – периодически смотреть на календарь и отмечать, что это не сон и не случайное перемещение во времени куда-нибудь в середину сентября».

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний