Газета
 09 июня 2014, 13:20   3117

Неделя II: Атака клонов

Неделя II: Атака клонов
На последней неделе перед заседанием конкурсной комиссии по выбору сити-менеджера Перми развернулась битва за умы и внимание горожан. Медиахолдинг Кирилла Маркевича совместно с пресс-службой администрации губернатора запустили проект, аналогичный «народному голосованию», в ответ в сети появился «фейковый» компромат на Дмитрия Самойлова.

 10 июня конкурсная комиссия, заслушав доклады кандидатов, отберет из них тех, кто будет допущен до суда депутатов Пермской гордумы. Этот день станет границей, после пересечения которой уже ничего особенного произойти в конкурсе не сможет. В связи с этим «народное голосование» (в этом случае не весь проект, а только центральный опрос) проходил со 2 по 9 июня. Окончательные итоги пока не подведены, но, согласно данным, приведенным на сайте проекта, к 6 июня в урны попали 18274 заполненные анкеты, из которых 256 были признаны недействительными. Тройка лидеров в «народном голосовании» выглядит так: Игорь Папков (23,62%), Алексей Луканин (18,95%), Александр Бесфамильный (12,05%). Нынешний врио сити-менеджера Дмитрий Самойлов, согласно этому опросу, занимает шестую строчку с результатом 8,06%.

В пику «народному голосованию» был запущен проект «народные выборы». На 4 июня анонсировано, что в опросе участвовали 5 тысяч человек. Первое место в этом «социологическом исследовании» ожидаемо занимает Дмитрий Самойлов с результатом 36%. На втором – Андрей Агишев: 23%. На третьей строчке «против всех» – 18%. Стоит добавить, что в списке для опроса значатся не только кандидаты на пост сити-менеджера. Так, на четвертом месте расположился общественник Алексей Бессонов (6%). Столько же процентов в этом опросе набрал Игорь Папков, который занимает пятое место (видимо, в алфавитном порядке). Исходя из результатов «народных выборов» становится понятно, к какому центру силы тяготели организаторы этого проекта.

В четверг в сети появилась информация о якобы принадлежащем врио сити-менеджера Перми Дмитрию Самойлову объекте недвижимости за рубежом. Неравнодушный к политике блогер сообщает: «Оказывается, он (г-н Самойлов – «bc») не задекларировал один объект своей недвижимости в Штатах, иметь которую с недавних пор запрещено законом. Доброжелатели нашли некоторые подтверждения этой его собственности в Америке. Ниже сканы этих документов. В целом они похожи на правду. Но в этих документах недвижимость оформлена в ипотеку и совместно с некоей женой Мишель (не знаю фамилию его реальной жены, но вряд ли она Мишель). Что не мешает обвинить Самойлова в незадекларированной зарубежной недвижимости и фиктивном браке». Интересно, что на этот пост была проплачена промо-реклама на площадке livejournal. Как выяснилось, информация оказалась подделкой-«фейком». По данным сайта whitepages.com в США проживает только одна Мишель Самойлова. У нее действительно есть муж Дмитрий, который никакого отношения к врио сити-менеджера не имеет.

Подведем итоги. Столкновение двух «народных плебисцитов» ударило в обе стороны. С одной стороны, размыло сам проект «народного голосования», с другой – еще раз напомнило жителям о том, что в Перми нет прямых выборов мэра. Большой вопрос, как скажется эта история на политических баталиях будущего: маловозможном референдуме и готовящемся изменении в структуре городского управления в рамках реформы МСУ. Вопрос насущный: кого из кандидатов конкурсная комиссия допустит до голосования в гордуме? Скорее всего, помимо «одного известного» Дмитрия Самойлова, двумя «пока неизвестными» станут Андрей Агишев и Алексей Луканин.

Они вспоминали Трутнева

На второй день активной стадии «народного голосования» в штабе проекта тихо. У одной из стен друг на друге стоят пустые переносные урны для анкет, у другой – стопкой составлены штендеры с символикой проекта. На приставленных друг к другу столах в центре помещения лежат незаполненные анкеты в полиэтиленовой упаковке. Рядом с ними на правах хозяйки ходит активная женщина пенсионного возраста, Галина Сергеевна. «Я тут слежу за помещением», – объясняет она.

На стуле у края стола скромно сидит мужчина, на вид лет семидесяти, на коленях у него «челночная» пластиковая сумка, в руке анкета. «Можно я схожу по магазинам, подумаю, за кого из кандидатов «галочку» поставить, и принесу бумажку обратно», – обращается он к Галине Сергеевне. «Нет, анкеты остаются здесь, их выносить нельзя», – слышат в ответ. Задумавшись о чем-то на несколько секунд, мужчина задирает голову в потолок, потом кладет анкету на стол и уходит.

Первая смена передвижных пунктов уже отправлена, скоро начнется вторая, поясняет «хозяйка штаба». Заходят двое мужчин с небольшими сумками. «Вот возвращается первая смена», – замечает Галина Сергеевна.

В штабе затрудняются назвать количество граждан, кто уже поучаствовал в опросе, и наотрез отказываются говорить, где в настоящий момент в городе находятся передвижные пункты. Штабист Даниил, сведя брови, объясняет, мол, мы можем передать эту информацию тому, кто организует «карусели» и «вбросы» – обычную практику «черных технологий» избирательных кампаний. Однако, сдавшись, советует идти на улицу Сибирскую, где точно есть передвижной пункт.

Мужчины говорят о том, что деньги за работу им не платят: «Мы волонтеры». Даниил, объясняя свой интерес к «народному голосованию», говорит, что работал на многих политических проектах, участвовал в белоленточном движении.

***

У танка на Сибирской на тротуаре стоят штендер и прозрачная урна с символикой «народного голосования», около них ходит парень в синей футболке с названием проекта. На плече сумка из супермаркета «Седьмой континент», в руках планшет для бумаг. К нему подходит девушка, парень дает ей прикурить, она в ответ ставит в анкете галочку и опускает листок в урну. Больше никто к передвижному участку не подходит. Мимо ходят молодые матери с колясками и школьники.

Парня тоже зовут Даниил. Ему 18 лет, нигде не учится: «Я ушел с учебы, понял, что мое будущее не зависит от того, будет ли у меня красный диплом», – говорит он сам. На прошлой неделе раздавал календарики и программы кандидатов. Сейчас стоит с урной, каждый день на новых точках.

«У нас начался новый этап. Тем, кто участвует в опросе, про кандидатов мы не рассказываем – это не наша работа. Интерес должен от самих людей исходить, я думаю. Сначала пусть программы прочитают, у них свое мнение должно сложиться. Ни я, ни сами кандидаты не должны бегать по людям и рассказывать о себе и проекте. Есть, конечно, жители, которые сами подходят, интересуются. Но таких реально мало. Может быть, один из ста прохожих, если повезет», – делится со мной Даниил.
Я участвую в опросе. Опуская бумажку в урну, вижу, что на дне лежат не больше 15 анкет.

***

Ниже по улице, у Центрального гастронома, еще один передвижной пункт. Рядом с девушкой-агитатором стоит пенсионерка и, видимо, расспрашивает у нее о проекте и о кандидатах. На вопрос о том, целенаправленно ли она подошла на опрос, женщина, отказавшаяся назвать свое имя, отвечает: «Голосовать я всегда ходила и буду ходить. И то, что сейчас общенародные выборы проходят, так и должно быть. Чтобы мы знали, кого мы выбираем, чтобы лично или коллективно могли подойти и спросить с этого товарища».

Про некоторых персон в анкете пенсионерка имеет представление: «Бесфамильного я знаю, Мартынюка знаю, еще нескольких. Симпатии, честно, ни к кому нет», – рассуждает женщина.

Пенсионерка знает, что проект «народное голосование» является всего лишь опросом и на результаты конкурса по выбору сити-менеджера Перми повлиять не сможет. «Я сама всю жизнь в политике. Юрий Петрович Трутнев был, – говорит женщина, показывая в сторону администрации города. – Я за него ходила агитировать, голос сорвала».

У девушки-агитатора Юли в урне лежат порядка пятидесяти заполненных анкет: «На самом деле люди неохотно участвуют в проекте, поскольку лиц, представленных в анкете, не знают. Даже не понимают, зачем нужна должность сити-менеджера. Возникают вопросы, зачем выбирать сити-менеджера, если даже за главу города не голосуем», – говорит Юля. Отмечает, что самые активные – пенсионеры, которые смотрят телевизор и следят за жизнью в городе.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний