Газета
 07 апреля 2014, 13:20   1977

Книга

Книга
Продукт: «Сарояновы притчи. Случайные встречи» Автор: Уильям Сароян
Автор: Кирилл Перов

Продукт: «Сарояновы притчи. Случайные встречи»
Автор: Уильям Сароян


Уильям Сароян – этакий американский Гришковец, который за основу своего стиля взял простоту и доходчивость. Оба пишут по большей части о себе любимых или о том, что для них важно и ценно. Это сравнение для того, чтобы читатели понимали, кто такой Сароян, потому что широкому кругу он по большей части неизвестен. Вообще, сличать Сарояна с Гришковцом – занятие неблагородное и не в пользу последнего. Сароян – он все-таки интеллектуальнее и значимее, это все-таки имя, а не бренд, как в случае с Гришковцом, и вот почему.

Сароян – рассказчик, который симпатичен не своей интонацией и тем, что у него «все как в жизни», а флером волшебства и магнетизма, который витает вокруг каждой его истории, даже самой пустяковой и проходной. Сароян при его таланте мог бы писать сложно и напряженно – получались бы многослойные истории с тройным дном, множеством персонажей и размытой концовкой. Однако автор отказался от тактики обманных маневров и свои истории пишет исключительно в притчевом стиле, выдает как на духу, без затей и намеков. Порой возникает чувство, что Сароян здесь вовсе ни при чем, как если бы кто-то рассказал ему этот сюжет, а он записал – слово в слово. Возможно, это ощущение происходит оттого, что многие рассказы Сарояна походят на легенды, передаваемые из поколения в поколение; воспринимать их как плод писательского воображение как-то неловко, тем значимее участие в них прозаика.

Для Сарояна притча – это не только короткий «анекдот» с глубокомысленной моралью о мудрецах, говорящих животных и проделках хитроумного Дьявола, притча для автора таится в окружающем – в непреднамеренных рандеву, оборванном разговоре, неразделенной любви, горе, радости, надежде и так далее. Один убийца подкрался сзади к священнику и заколол его ножом. Священник успел повернуться к нему и сказал: «Зачем ты убил меня? Ведь я не сделал тебе ничего хорошего».

Лаконичность и доступность «Сарояновых притч», конечно же, показная. За фасадом таится их истинная глубина и высота. Далеко не последнюю роль здесь играет колорит. Сароян – американец армянского происхождения, лейтмотив его творчества – рефлексия по утраченным корням. О любви к Армении говорит хотя бы тот факт, что писатель завещал захоронить часть его сердца у подножья Арарата, неподалеку от родины его родителей.

Сароян продвигал мысль, что английский – «не его» язык и пишет он на нем отчасти вынужденно, но это, безусловно, кокетство. В показном «одноклеточном» стиле – умение упрощать, характерное лишь для тех, кто познал всю губительную тщету сложносочиненности и сложноподчиненности. Сароян божественно владеет языком, но использует его в той же мере, в какой мастера боевых искусств прибегают к силе.

Вердикт «bc»: эксклюзивно

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний