Газета
 17 марта 2014, 13:20   47430

Охрана выгоняет из театра...

Охрана выгоняет из театра...
Накануне мировой премьеры балета «Голубая птица» главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета и постановщик спектакля Алексей Мирошниченко рассказал о том, как рождалась новая оригинальная постановка.

В марте в Пермском театре оперы и балета пройдет мировая премьера вашего нового балета «Голубая птица и принцесса Флорина». В его основу положена всем известная «Синяя птица»?
– Нет, это не пьеса Мориса Метерлинка, у нас совсем другой, совершенно оригинальный балет, которого раньше не существовало.
Его создание – это не одна, а сразу несколько интересных историй: переплетаясь вместе, они должны прозвучать как колокольный звон!

Алексей Григорьевич, давайте вопреки всему начнем разговор о премьерном балете не с искусства, а с оргвопросов. Какую главную задачу вы ставили перед собой как главный балетмейстер?
– О, задач там решается много: прагматическая, профессиональная, культурологическая, эстетическая и так далее. Если говорить о прагматической, то большая часть балетной труппы часто уезжает на гастроли, а остающихся людей просто недостаточно для показа полноценного спектакля.
Далее – в Пермском хореографическом колледже, с которым мы постоянно сотрудничаем, есть учебный спектакль «Коппелия», который идет давным-давно, обветшал, устарел и всем надоел. Нужна новая постановка, в которой можно занять учащихся всех возрастов от мала до велика.
Все это совпало с настроением: в последнее время особенно остро чувствуется, как все мы в России устали от трудностей, от будничной серости окружающей жизни. И мне захотелось поставить спектакль большой формы и при этом яркий, праздничный, нарядный. Сначала я хотел делать сказку «Дикие лебеди», это очень красивая история, но технологически это оказалось невыполнимо. Главные герои сказки – Элиза и 11 ее братьев-принцев. Значит, мне нужно 11 маленьких принцев, какими они были в детстве, и столько же взрослых принцев; а ведь должны быть еще вторые составы… В итоге пришлось отказаться от этой идеи. И тут возникли принцесса Флорина и Голубая птица.

Но это герои совсем другого спектакля!
– Правильно, в балете «Спящая красавица» на свадьбу к принцессе Авроре и принцу Дезире приходят герои разных сказок. Там есть и Ослиная шкура, и Золушка, и Синяя борода, и принцесса Флорина с Голубой птицей. Все знают знаменитое па-де-де, но никто не знает, что это за сказка! Я тоже не знал, оказалось, это не обработка народного варианта братьями Гримм или Шарлем Перро, а литературная сказка, причем очень длинная. Написала ее в XVII веке француженка, придворная дама мадам Д’Онуа Мари-Катрин. По мотивам этой сказки я написал либретто.

Получается, в наше время вы поставили оригинальный классический спектакль?
– Да, и в этом его уникальность. Мы ведь уже привыкли, что если в последнее время речь заходит о классическом спектакле, то это либо реконструкция – сегодняшний тренд, либо перенос спектакля – такой, например, как наш балет «Ромео и Джульетта».
Конечно же, взявшись сегодня за классический спектакль, я занимаюсь маньеризмом: ставлю «Голубую птицу» в стиле позднего Мариуса Петипа, это последнее десятилетие XIX века и первое десятилетие XX века.
Понятно, что хореография моя авторская, но я полностью воспроизвожу стиль, эстетику и структуру, даже иерархию этого спектакля так, как бы сделал это Мариус Петипа. Он ставил в Мариинском, а театр ведь тогда был Императорским, и те, кто содержал его, приходили и видели привычные для себя вещи: тот же дворцовый церемониал. Вы, например, знаете, откуда появилась Фея Сирень в балете «Спящая красавица» и почему она там самая главная? Да потому, что у Марии Федоровны, жены Александра III, сирень была любимым цветком. И это не подхалимство, а искренняя и тонкая благодарность попечителю, который обеспечивал Мариинскому театру бюджет, позволявший прилично содержать большую труппу.

А где вы взяли музыку для старинной сказки?
– Музыка абсолютно уникальная, ее никто и никогда не слышал. Понятно, что партитуры к «Голубой птице» нет, и мы, занявшись поиском музыки, обнаружили в архиве библиотеки Парижской оперы две партитуры композитора Адольфа Адана, создателя музыки к знаменитым балетам «Жизель», «Корсар» и другим.
Это были рукописные ноты к двум произведениям Адана – «Гентская красавица» и «Питомица фей», и мы их официально купили. Не подлинники, конечно, а отсканированный вариант.
Затем из этих двух партитур я составил музыкальный материал для нашего спектакля, а основную работу проделал Валерий Игнатьевич Платонов, главный дирижер Пермского театра оперы и балета. Он по моей компиляции и по двум рукописным партитурам собрал единую партитуру для нашего балета «Голубая птица и принцесса Флорина». Там надо было дописать музыку для стыковок, собрать все в нужной тональности – огромный, титанический труд.

Кого вы пригласили делать костюмы и сценографию?
– Костюмы, совершенно роскошные, готовит Татьяна Ногинова, сценограф – известный пермякам Эрнст Гейдебрехт. Мы сразу договорились, что я ставлю хореографию в духе позднего Петипа, а визуальная составляющая будет выдержана в стиле позднего Средневековья и раннего Ренессанса. Цветовым камертоном для спектакля стала одна из самых красивых книг Средневековья «Великолепный часослов герцога Беррийского» братьев Лимбург. Это такая бело-голубо-сине-золотая гамма, очень красивая.

Сюжет вашей «Голубой птицы» – это, конечно же, сказочная love story?
– Да, сюжет простой, как во всех сказках, и одновременно сложный, ведь все сказки основаны на архетипических образах, сидящих глубоко в подсознании. Скажем, та же птица в ряде культур является тотемным образом и выражает желание установить связь с миром мертвых. Но это глубоко, а если коротко, то счастью главных героев позавидовала злая колдунья и превратила принца Шармана в Голубую птицу. Ему на помощь придет дочь короля Гвенаэля принцесса Флорина, но превратить его обратно в человека она сможет только ценой собственной жизни. А жить без своей любимой принц не сможет и умрет от горя.
Как автор либретто имена главным героям (кроме Флорины) я дал сам, для чего изучил справочник старинных французских имен. Ведьму у меня зовут Мадельгарда, по созвучию с французским словом mal – плохой, дурной.
В сказке еще много сюжетных ходов и много персонажей, в спектакле заняты 150 танцовщиков.

У балетной труппы только что прошли гастроли в нескольких странах, состоялось выступление в Сочи, предстоит мировая премьера «Голубой птицы», идет подготовка номеров к «Арабеску»… Как удается все это совместить?
– Сегодня подписал у директора приказ о продлении времени репетиций балетной труппы до 23.30, а то в 22.00 охрана начинает всех из театра выгонять. А начинаем репетиции мы в 10 утра. Вот и весь секрет: работа, работа, работа. Но если бы все упиралось только в это.
Нам недостаточно сегодня той материально-технической базы, которая есть, особенно в условиях кадровой конкуренции с главными российскими театрами – Мариинским и Большим. Они построили себе новые сцены, получили безразмерные бюджеты и сейчас чуть ли не со второго курса Пермского хореографического колледжа начинают вербовать себе кадры. Наш театр успешно конкурирует в творческом плане, но не может конкурировать в финансовом. Пермский балет – это уникальная труппа, а Пермский театр оперы и балета – это единственный музыкальный театр на весь огромный край. И это все надо беречь.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний