Газета
 03 февраля 2014, 13:20   3505

Скандал, шантаж, повод для раздумий

На прошлой неделе группа столичных экспертов во главе с Константином Костиным опубликовала рейтинг эффективности глав регионов, который «отправил» Виктора Басаргина в конец списка. Эксперты из Перми, Москвы и Екатеринбурга, по просьбе «bc», проанализировали документ и дали заключение – рейтинг – PR-проект, но Виктору Федоровичу нужно задуматься.

Скандал, шантаж, повод для раздумий Николай Иванов, политконсультант:
– Все рейтинги губернаторов, составлявшиеся в нулевые и десятые годы нашего века, после своего опубликования объявлялись единственными, на которые ориентируется Кремль. У меня доверия к всевозможным рейтингам избираемости и эффективности губернаторов нет. Касательно конкретного рейтинга, опубликованного в «Известиях»: ушедший в отставку губернатор Михаил Юревич в рейтинг включен не был, однако предварительно занимал 19-ю строчку. Напротив, в течение последних десяти лет внизу списка постоянно находятся «непотопляемые» на деле губернаторы Александр Волков (Республика Удмуртия) и Олег Богомолов (Курганская область). Как видим, попадание в «группу смерти» никак не отражается на их положении. Поэтому помещение рядом с ними Виктора Басаргина ровным счетом ничего не означает.
Считаю, что это PR-проект самих составителей. Вопрос к их компетенции: как можно поместить на 19-е место г-на Юревича и не учесть его глубоких конфликтов с челябинскими силовиками и руководством «Уралвагонзавода»? Соответственно доверять такому рейтингу очень сложно.
Что же реально показал этот рейтинг – что у Виктора Басаргина не выстроена вертикаль взаимодействия администрации губернатора и администрации президента, нет обратной связи со столичным экспертным сообществом, кремлевскими аналитиками. Это заметно, например, по высказываниям одного из составителей рейтинга – Константина Калачева, который, судя по всему, совсем не владеет ситуацией, в политической сфере Пермского края.

Скандал, шантаж, повод для раздумий Алексей Чусовитин, политтехнолог:
– Исследования такого рода считаю манипуляционными. Эффективность – это продуктивное использование ресурсов для достижения цели. Что могут знать два никому не известных журналиста из Питера, которые составляют подобные рейтинги, о ресурсах и целях губернатора Пермского края? Правильный ответ – ничего. У подобных рейтингов две задачи. Первая – личная капитализация авторов рейтинга. Вторая – скандал и шантаж. Мол, не хотите ли подняться на три строчки выше?
По поводу того, какие в свете этого события нужно сделать выводы Виктору Басаргину. Проблема в том, что большая российская политика шизофренична. Объективное мнение никому не интересно. Главное – мнение начальства. Поэтому команде губернатора надо дать несколько сильных информационных сигналов, чтобы вернуть доверие к себе. Лучше, конечно, на федеральном уровне.
Что же касается продолжения истории с рейтингом в пермских СМИ, противостояние комментаторов Евгения Минченко и Константина Калачева скорее всего означает, что губернаторская команда начала «отбиваться». Они работают оперативно и качественно. Ирония этой ситуации в том, что и г-н Калачев, и г-н Минченко часто работают вместе. Может, все это классическая дилемма плохого и доброго следователя?

Скандал, шантаж, повод для раздумий Алексей Швайгерт, политтехнолог:
– Начну с банальности, но любой рейтинг – субъективен. Это аксиома. Даже несмотря на то, что Фондом развития гражданского общества (ФОРГО) рейтинг позиционируется как «интегральный», очевидно, что предложенная система оценки не лишена и манипулятивной составляющей. То есть для отдельных губернаторов этот рейтинг – сладкий десерт на ужин, звонкая монетка в копилку их имиджа и статуса. Для других – мощная оплеуха и аргумент для противников при случае указать на их вопиющую «неэффективность» или «неизбираемость».
Во-вторых, рейтингов выживаемости, эффективности, избираемости и т. п. глав регионов довольно много. Достаточно вспомнить наиболее «раскрученные» – продукты Орлова, Минченко – Виноградова, Калачева. Теперь – и ФОРГО Константина Костина.
На мой взгляд, спрос рождает предложение, а поэтому следует учитывать коммерческую жилку в «войне рейтингов». Очевидно, что не все так прозрачно и однозначно, как хотелось бы авторам рейтингов. Последние становятся вполне прикладными инструментами GR, информационных войн, кулуарной борьбы кланов за власть в регионах. Их заносят «кому надо», их «правильно» сервируют на кремлевской и околокремлевской политической кухне.
В-третьих. Я не хотел бы касаться методик оценки, скажу лишь, что мне сложно представить сравнение эффективности губернаторов, скажем, депрессивной и, по преимуществу, сельскохозяйственной Курганской области и промышленного Пермского края. Или «газового» Ямала с любым другим регионом, за исключением, конечно, ХМАО. Не так давно в профессиональном сегменте Фейсбука развернулось очень прямое и достаточно радикальное столкновение некоторых «рейтингмейкеров», в котором были озвучены достаточно нелицеприятные аргументы, прошел обмен крепкими высказываниями вплоть до частичной дискредитации отдельных методик.
В общем, вопросов много, но, тем не менее, я считаю, все рейтинги имеют право на существование. Другое дело, что принимать «на веру» их затруднительно, и логично сопоставлять оценки между собой, смотреть данные министерств, понимать степень возможного аффилирования того или иного эксперта с каким-либо центром власти – федеральным или региональным и т. п. Ищи кому выгодно, кратко говоря.
Для Виктора Федоровича Басаргина вывод по данному рейтингу вполне конкретный – тучи сгустились и… все серьезно. По большому счету, дело совсем не в рейтинге и не в плохой позиции Басаргина. Дело в очередном сильном внутриэлитном сигнале, который вплетается в череду негативных контекстов, формирующихся вокруг фигуры и команды главы региона. Напомню, что принцип «бесконечного повторения» одного и того же был сформирован как одна из основ пропаганды. Что мы видим? Видим бесконечное повторение того, что губернатор – варяг конфликтует с местными элитами, не берет ответственность на себя, «запустил» вверенную ему территорию. Вот, как бы, и рейтинг показывает, что все совсем не хорошо.
При этом всем совершенно понятно, что Басаргин, считающийся близким к т. н. «группе Сергея Собянина», может являться объектом атаки, в том числе для того, чтобы косвенно ослаблять личные позиции шефа в негласной кремлевской иерархии «близких к телу» Президента.
И все же первопричина проблем Басаргина – в нем самом. Даешь себя покусывать – загрызут. Даешь слабину, демонстрируешь нерешительность, медлишь в решениях – заметят и используют против тебя. Слаб в политической дипломатии — в Realpolitik рано или поздно «уйдут».
У Виктора Федоровича, судя по всему, истончается «запас прочности», который ему был гарантирован на старте. Помогать ему сверху никто не бросится – репутация дороже, поэтому он, как барон Мюнгхаузен, должен рассчитывать только на себя, на свою собственную способность вытянуть себя из болота за волосы.
В общем, возможных сценариев, по сути два. «Меняйся или умри!» или «Бери сколько сможешь, пока дают». В первом случае потребуется радикальная личная и командная перезагрузка, выдавливание из себя «человека в футляре» и самовоспитание политика. Во втором случае все останется примерно так, как есть, с тем лишь учетом, что объем, характер, интенсивность «размазывания» Басаргина умножатся в несколько раз. «Слабый», «неэффективный», «неизбираемый» – будет звучать отовсюду как мантра. Это будет подталкивать к нажатию в Кремле кнопки «Delete». Интересантов предостаточно.
Вопрос в другом: стоит ли Басаргину сотоварищи «отбиваться», пытаясь дискредитировать сам рейтинг, то есть оценивать оценивающих (имеется в виду материал на «прогубернаторском» РБК с комментариями Евгения Минченко – прим. «bc»). Давайте упростим и представим себе ситуацию, что учительница поставила школьнику в дневник оценку «два». Школьник приходит домой и говорит матери: «Учительница не должна мне была ставить такую оценку, это предвзято, она меня не любит, кто она вообще такая, «какое право имеет» и т. п.». Вопрос: насколько аргументирована такая позиция, и всыплют ли школяру по первое число?
Точно также и здесь. Лучшая позиция – «замолчать» эту историю, переключить внимание на другую тему, сменить повестку дня, попробовать попасть в более лояльный рейтинг – вариантов дать ассиметричный ответ масса. Но вот «отрабатывать» негативную повестку через другую негативность (оценку оценивающих), я считаю, ошибочно. Надеюсь, разум победит первые эмоции, и «обмусоливание» этой повестки командой губернатора.

Поделиться:
Все новости компаний