Газета
 03 февраля 2014, 13:20   2920

Deep Purple в пермском цирке

Deep Purple в пермском цирке
Тени из прошлого иногда могут завораживать, но это всегда тени

 На минувшей неделе, в трескучий мороз, в Перми создано региональное отделение международной общественной организации «Русское Собрание». Авторы заметок об этом столь тщательно избегали слова «черносотенный», что и я, пожалуй, последую примеру.

Умение некоторых людей вовремя встать под хоругви, если честно, умиляет, а вот игнорирование истории – настораживает. Так один из членов общества, объясняя (оправдывая) свой поступок, процитировал утверждение Блока, что тот не либерал… Что ж, Александр Александрович, действительно, им не был. Но совсем не в том смысле, о котором говорили участники собрания. Уж если решаться на исторический реванш побороться за государственную идеологию, проиграв первый тур сто лет назад, пожалуй, стоит разобраться, кого цитировать. В то же время, возможно, среди собравшихся сидел будущий второй Пуришкевич! Хотя нет, после Владимира Вольфовича – третий.

Вопреки опасениям, Майдана в России, очевидно, не предвидится. Узнать почему, наверное, можно у Ирины Хакамады, давеча почтившей вниманием Пермь. Члены клуба депутатов, внимавшие ей, судя по репортажам, были заворожены, как кролики удавом, и в полной мере продемонстрировали провинциальный восторг. На будущее: если вас спрашивают, смотрели ли вы «Облачный атлас», «Броненосец Потемкин», да что угодно, даже если вы о нем слыхом не слыхивали, нужно отвечать не «Конечно!», а «За кого вы нас принимаете?!».

Так вот – про Майдан. Читая рассуждения Ирины Муцуовны о роли активного меньшинства, я вспоминал, что когда-то СПС набрал в Перми 16%, да и по России пусть меньше, но все же… Получив доверие и поддержку этого самого активного меньшинства, чего добились Ирина Хакамада и иже с ней? Вспомнить невозможно – разве что слово «либерал» и «демократ» в итоге стали близки к ругательству. Поэтому, пожалуй, я готов выслушивать поучения кого угодно, кроме «политика», который не забывает подчеркнуть столь большое достижение, как «у меня было четыре мужа и миллион мужиков».

Каким бы удручающим не было извлечение знамен и звезд из нафталина, оно еще раз подтверждает, что самой главной продуктивной идеологией в России остается близость к власти, следование в кильватере, и в эпоху «большого хаоса» ничего не меняется. Это в принципе исключает идеологическую борьбу – ну разве что в режиме: «А я еще больше люблю господина Пэ Же».

Правда, увы, это не исключает ни Манежной, ни Бирюлево, ни Майдана.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний