Газета
 02 декабря 2013, 13:20   979

СУЗ да дело

СУЗ да дело
Юлия Зинченко, директор департамента профессионального развития Пермской торгово-промышленной палаты - о борьбе с кадровым дефицитом в пермском бизнесе, самых востребованных профессиях на региональном рынке труда и принципиальной разнице между выпускниками российских и германских школ.

Руководители пермских предприятий часто жалуются на кадровый голод и низкий уровень подготовки молодых специалистов, выпускаемых на рынок труда учебными заведениями. Проблема острая, но почему за ее решение взялась именно торгово-промышленная палата?

– Собственно, вы сами ответили на свой вопрос. Главная причина – острота проблемы. Согласно ряду исследований, нехватка квалифицированных рабочих кадров входит в ТОП-3 сложностей, мешающих российским компаниям и регионам динамично развиваться. Вполне логично, что палата, как бизнес-сообщество, взялась за решение этого вопроса…

Проект Пермской ТПП «Рабочие кадры «под ключ» (подготовка рабочих и специалистов под заказ бизнеса, координация взаимодействия между предприятиями и учебными заведениями) имеет конкретную основу. Мы провели мониторинг кадровой потребности 850 предприятий края и опираемся на его результаты. На пилотном этапе проекта, в 2012 году, заказ на кадры сделали 22 предприятия, в 2013-м – 206 компаний. Объем консолидированного заказа – 1000 и 5000 специалистов соответственно.

То есть палата собирает с предприятий заказ на кадры. И что происходит дальше? Как контролируется и регулируется его исполнение?

– Мы действуем в сотрудничестве с краевым министерством образования и науки. Роль палаты – роль драйвера, координатора. Наша задача – замотивировать бизнес-структуры края на то, чтобы они, понимая свою стратегию развития и кадровую политику, четко определили, сколько и каких специалистов им требуется в среднесрочной перспективе. Далее мы помогаем работодателям выбрать потенциального подрядчика в региональной системе среднего профессионального образования. Следующий шаг – познакомить их, организовать конструктивное взаимодействие… У обеих сторон должно появиться четкое понимание, как им нужно действовать, чтобы предприятие получило на выходе именно таких специалистов, в которых нуждается. Подготовленных не по стандартным программам сузов, а в четком соответствии с требованиями конкретного работодателя.

Для регулирования этой работы есть комплекс инструментов, но главный из них – это трехсторонние соглашения. Соглашение подписывает компания (она сформулировала заказ), суз (он получил запрос на подготовку кадров) и студент, который должен знать, для чего он получает ту или иную профессию и какие перспективы перед ним открываются.

В рамках трехсторонних соглашений предприятия получают право влиять на процесс обучения и содержание образовательных программ. Такая форма сотрудничества бизнеса и учебных заведений предусмотрена новыми федеральными государственным образовательными стандартами, в соответствии с которыми порядка 30 процентов вариативной части программы подготовки специалистов могут быть адаптированы к требованиям работодателей. Это распространяется на все государственные учебные заведения среднего профессионального образования. Можно сказать, это их обязательство.


В России ищут техникум поближе к дому или по совету друзей


А в случае если нет заявок от бизнеса, суз может работать по-старому?

– В принципе, да. Но тогда возникает вопрос оправданности вложений бюджетных средств в учреждения системы СПО. У сузов есть определенные показатели эффективности, установленные Министерством образования. В частности, это процент выпускников, трудоустроившихся по полученной профессии, специальности… И его надо выполнять… Это, кстати, объясняет активное участие учебных заведений в проекте «Рабочие кадры «под ключ». В нашу работу включились 50 сузов региона.

Что меняется в образовательных программах учебных заведений в связи с трехсторонними соглашениями?

– Меняется сам подход к обучению. Он должен стать практикоориентированным, по аналогии с принятой в Европе системой дуального обучения, предусматривающей баланс теории и практики. Знания студент получает в учебном заведении, а навыки и компетенции – на том предприятии, где планирует работать в будущем. Формат трехстороннего соглашения предполагает, что все виды практик выстраиваются под бизнес. Кроме того, предприятия могут предложить сузам своих специалистов в качестве преподавателей спецдисциплин.

Расскажите о промежуточных итогах внедрения трехсторонних соглашений.

– Первые студенты «под заказ» начали учиться в 2012 году. Соответственно, на предприятия они придут в 2015-2016 годах. Мы изначально понимали, что проект имеет отсроченный результат, но в данном случае нельзя гнаться за мгновенным эффектом. Система, как дом, строится по кирпичикам… В качестве примера могу привести опыт Германии. Он складывался десятилетиями, но зато теперь практически каждый школьник в этой стране заранее выбирает профессию и будущее место работы. Соответственно, учиться он идет в то учебное заведение, которое сотрудничает с его потенциальным работодателем. Осмысленно. В России, в Пермском крае пока, увы, по-другому. У нас выбор суза чаще всего проходит по территориальному признаку (учеба рядом с домом) или эмоциональному (друзья пошли в этот колледж – я пойду с ними за компанию). У выпускника школы зачастую нет ориентира на получение профессиональных навыков, необходимых для дальнейшего трудоустройства. И, вероятно, не хватает информации о профессиях, которые реально востребованы на рынке труда. Эта проблема, кстати, послужила одним из мотивов создания в Пермском крае специализированных отраслевых кластеров. Их участниками являются и предприятия, и учебные заведения, и министерства, отвечающие за развитие различных отраслей экономики. Объединив ресурсы, проще решать вопросы. В частности, вопросы, связанные с профориентацией школьников. Так, например, по инициативе агрообразовательного кластера, уже в декабре в Прикамье пройдет первая «Неделя аграрной профориентации».

Сможет ли студент, подписавший соглашение с потенциальным работодателем, после окончания суза отказаться от отработки? И обратная ситуация – может ли предприятие отказаться от трудоустройства студента?

– Все зависит от условий, прописанных в конкретном трехстороннем соглашении. Если соглашение рамочное, значит, стороны оставили за собой право выбора… Но подписываются и более детализированные соглашения. Бизнес, суз и обучающийся имеют возможность оговорить в документе не только жесткие гарантии трудоустройства, но и, например, размер дополнительной стипендии для студента.

А что может быть причиной того, что выпускник не устроит бизнес?

– Если и предприятие, и руководство суза держат руку на пульсе и контролируют процесс подготовки специалистов, следят за успеваемостью и профессиональным ростом студентов, то таких ситуаций в принципе не должно возникать. Но мы с вами живем в реальном мире, в условиях не самой стабильной экономики, и понимаем, что в любой ситуации могут быть исключения, обусловленные, например, внешними обстоятельствами. Бизнес может быть перепрофилирован, может измениться производственная стратегия. Это естественные риски. Вероятность их возникновения не сильно высока, но она, безусловно, есть.


Часто в учебных учреждениях открываются специальности, востребованные у населения, а не у предприятий


Есть ли у нас в крае профильные сузы, готовящие выпускников исключительно для конкретных предприятий? – Можно вспомнить практику моногородов, но… Нет, таких практически не осталось. Достаточно долгое время учебные учреждения ориентировались на социальный запрос, а не на экономические особенности региона. Достаточно часто в учебных учреждениях открывались специальности, востребованные у населения, а не у предприятий… Собственно, именно эту ситуацию мы и хотим изменить, включив в этот процесс всех – бизнес, сузы, органы власти. Если система СПО будет готовить кадры в соответствии с потребностями реального сектора, а бизнес начнет получать необходимое количество квалифицированных кадров, то в выигрыше, согласитесь, будут все.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний