Газета
  1. Газета
 12 августа 2013, 13:20   1487

«Это оздоровление рынка»

«Это оздоровление рынка»
Владислав Баумгертнер, генеральный директор «Уралкалия», − о происходящих переменах на мировом калийном рынке.

30 июля «Уралкалий» объявил, что компания больше не будет осуществлять поставки через Белорусскую калийную компанию (БКК, единый экспортер «Уралкалия» и «Беларуськалия»). Теперь реализацией будет заниматься только Uralkali Trading, и ставку он будет делать на объем продукции, а не на ее цену, как было прежде.
Изменение сбытовой политики крупнейшей в отрасли компании вызвало панику на рынке: в течение одного дня крупнейшие калийные компании мира потеряли более $20 млрд капитализации. Эксперты и аналитики констатировали начало новой эры для отрасли. Почему калийный рынок не мог больше жить по старым правилам, зачем нужно было их поменять и почему отрасль от этого только выиграет, в интервью «Ведомостям» рассказал гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер.

Как себя чувствует человек, который обвалил рынок на $20 млрд?
− (Смеется) Давайте только на личности переходить не будем. Ничего личного, только бизнес. Прекрасно себя чувствует человек, спит спокойно.

Когда мы встречались с вами в декабре, вы говорили, что у рынка есть еще 5-6 лет такой жизни, какая была всегда: «цена превыше объема», все тихо-мирно живут дальше. Что изменилось с тех пор? Почему все закончилось быстрее?
− Я говорил, что новые игроки выйдут на рынок только через 5-6 лет. Каких-то материальных объемов до 2018 года мы от них и раньше не ожидали, а теперь и подавно. Но причины изменения нашей стратегии, конечно, связаны не с действиями новых игроков. Честно говоря, если бы мы могли жить и дальше так, как жили до сих пор, мы бы с удовольствием продолжали это делать, реализовывая стратегию «цена превыше объема», работая с «Беларуськалием» через БКК, наслаждаясь высокими мультипликаторами и высокой рентабельностью. То, что произошло, случилось не потому, что нам так захотелось, а потому, что так сложились объективные обстоятельства.

Не было никакого секрета в том, что у нас возникли определенные проблемы с белорусскими партнерами. Очевидным это стало на калийном рынке в декабре прошлого года, когда вышел указ Александра Григорьевича (Лукашенко, президент Белоруссии − «Ведомости») о том, что «Беларуськалий» может продавать продукцию не только через БКК, но и через независимых трейдеров, не аффилированных с БКК и не согласующих ни объемы, ни ценовые параметры. Фактически так создавалась внутренняя конкуренция. До поры до времени это выглядело как давление белорусской стороны на российского партнера с целью получения преференций в наших внутренних дискуссиях, которые всегда были, но неизменно носили рабочий характер. Но с какого-то момента рынок начал чувствовать, что за этим указом стоят реальные действия, которые белорусская сторона собирается предпринимать. Возможно, реакцией на эти действия и стало неожиданное подписание Canpotex (трейдер канадской PotashCorp, американских Mosaic и Agrium − «Ведомости») договора с китайскими компаниями в декабре 2012 года. Я не могу точно сказать, но предполагаю, что за этим иррациональным шагом стояли опасения, что БКК на грани развала, и поэтому Canpotex решила действовать первой. Тогда нам удалось удержать ситуацию: акционеры встречались с руководством страны, менеджмент встречался с премьер-министром (Михаил Мясникович − «Ведомости»), представителями владельца «Беларуськалия» − «Белнефтехима».

Переговоры шли до последнего момента на всех уровнях: мы доносили свою мысль о том, что БКК − уникальный проект, который занял лидирующее положение на рынке и позволил заработать большие деньги и для«Беларуськалия», и для «Уралкалия». Но, видимо, наша аргументация воспринималась или как блеф, или как пустые слова. Все это время мы просили вторую сторону отменить данный указ, чтобы дать ясный сигнал рынку о том, что мы по-прежнему вместе и выступаем единым фронтом. К сожалению, этого не произошло. В июне в Белоруссии работала согласительная комиссия, в рамках которой мы договорились практически по всем пунктам, кроме основного − о восстановлении эксклюзивности поставок через БКК и отмене указа. Окончательное решение должно было быть принято на совещании у президента Белоруссии, где руководитель комиссии г-н Румас должен был сделать соответствующий доклад. Совещание состоялось 22 июля, но указ так и не был отменен. После этого мы увидели, что на рынке появляются письменные предложения от различных трейдеров, которые предлагают товар от лица «Беларуськалия», и дальше мы стали перед выбором: или смотреть и наблюдать, как разваливается БКК, или начать действовать на опережение.

Проанализировав ситуацию, мы решили действовать. Информационно совет директоров к принятию такого решения был готов. Все эти месяцы мы информировали совет директоров о том, что происходит: о поведении конкурентов, о сложной конъюнктуре, о том, что нас не поддержали на рынках с точки зрения увеличения цены. Поэтому когда мы в экстренном порядке созвали совет директоров, он единогласно одобрил стратегию, основывающуюся на том, что если в данной ситуации невозможно максимизировать цены, то надо максимизировать объемы. Это очень рационально для такой компании, как «Уралкалий», которая занимает лидирующие позиции в отрасли по себестоимости, располагает возможностью быстро нарастить объем производства, а также имеет очевидные географические преимущества. Ну а дальше последовало наше официальное заявление.

Это было предложение менеджмента − заявить о новой стратегии четко и недвусмысленно − или идея кого-то из акционеров?
− Естественно, бизнесом управляет менеджмент, а акционеры принимают стратегические решения. Проанализировав рынок, мы внесли на совет директоров разные варианты развития событий с оценкой всех плюсов и минусов, с финансовым прогнозированием, на основании чего совет директоров принял решение. Все эти варианты не в первый раз обсуждались. В том числе они рассматривались на июньской стратегической сессии в Березниках. Поэтому ничего принципиально неожиданного для членов совета директоров не произошло. Когда события начали приобретать негативный для компании оборот, совет директоров сказал: «Хорошо, мы согласны с предложением менеджмента, что настало время двигаться в другом направлении, поскольку старая стратегия больше не работает».

Вы ожидали такую бурную реакцию? Аналитики называют этот день «черным вторником» калийной отрасли.
− Мы не считаем реакцию рынка такой уж сильной и неадекватной. Да, все произошло достаточно быстро. Очевидно, что инвесторы должны были подобным образом отреагировать, так как теперь картина калийного мира существенно поменялась. И сегодня мы оказались в ситуации, когда важно обращать внимание на себестоимость, маржинальные производители должны испытывать на себе естественное давление рынка. То, что это произошло за один день, наверное, не очень приятно, но по-другому мы поступить не могли. Компания не делала каких-либо специальных заявлений − лишь раскрыла, что решила больше не осуществлять экспортные продажи через БКК. А дальше мы просто отвечали на естественные вопросы журналистов. Что будет делать компания, выйдя из БКК? Чтобы реализовывать стратегию «цена превыше объема», мы недостаточно велики, поэтому в этом нет экономической логики. А значит, нужно максимизировать выручку другим способом, и этот способ − максимизация объемов. Не нужно быть управленческим гением, чтобы до этого дойти.

Каким теперь, после 30 июля, будет калийный рынок?
− Пока можно говорить только о краткосрочной перспективе − полгода-год. Скорее всего, сохранится группа Canpotex, но, возможно, с другой стратегией. Будет независимый игрок «Беларуськалий», который будет пытаться через независимых трейдеров активно торговать. Будут K+S и ICL, которые как всегда работали, так и будут работать. И будет независимый «Уралкалий» с новой стратегией, подразумевающей продажу максимально возможных объемов на всех рынках. Дальше мы ждем, что всем предстоят финансовые потери: мы увидим снижение прибыли, увидим, что маржинальные производители будут думать над тем, что делать дальше, но в краткосрочной перспективе ничего не произойдет. Дальше мы ждем тотального пересмотра greenfield-проектов. Людям понадобится время для осознания, что это не шутка, не временная ссора между «Уралкалием» и «Беларуськалием». Большинство обладателей проектов greenfield еще раз пересчитают их экономику и будут вынуждены эти проекты закрывать, списывая то, что было инвестировано. В противном случае это будет означать максимизацию убытков. Думаю, что существующие производители пересмотрят программы расширения. В том числе это касается и «Уралкалия», который может увеличить мощность до 14 млн тонн и на этом уровне будет работать несколько лет. Остальные проекты расширения будут отложены. Но и это будет большой прорыв: фактически мы реально увеличим производство на 30-40% мощности. Это поможет компенсировать снижение выручки от падающей цены.

Мы также ожидаем, что спрос вырастет. В последние годы существовало огромное несоответствие на рынке: при высокой цене на сельхозпродукцию и отличной экономике фермеров мы наблюдали нерастущий спрос на калий. Наверное, одной из основных причин для этого были высокие цены на калий при относительно низких ценах на азотные и фосфорные удобрения в условиях сложной макроэкономической ситуации. Мы считаем, что в 2014 году спрос может вырасти на 10% до 60 млн тонн, а в последующие годы рынок сможет начать опять расти на 3-4%. Это позволит стабилизировать рынок в среднесрочной перспективе: большинство greenfield-проектов умрет, кто-то из существующих игроков − тоже, и просто увеличится спрос. Всю прошлую неделю рынок концентрировался на негативных сторонах произошедшего, но придет время − и понемногу люди начнут считать, делать новые прогнозы и поймут: да, началась новая жизнь, но даже в новых условиях существует крайне мало отраслей, похожих на калийную по своей эффективности и фундаментальным показателям. Да, она будет работать по-другому, но попробуйте найдите такую отрасль, которая находится в такой хорошей спортивной форме. Это оздоровление рынка. Я не возьму на себя смелость заявлять, что мы это сделали от большого желания. Мы это сделали вынужденно − исходя из обстановки, сложившейся в Белоруссии. Но раз уж так все произошло, мы увидели для себя огромное количество плюсов, за которые и собираемся держаться всеми силами.

Поделиться:
Все новости компаний