Газета
  1. Газета
 22 октября 2012, 13:20   874

«Так мало пройдено дорог…»

«Так мало пройдено дорог…»
На счету Александра Жунева — «Есенин» на заброшенной высотке в центре города, фестиваль «Экология пространства» и активная критика Пермского культурного проекта. В интервью «bc» уличный художник признался в симпатиях к Сальвадору Дали, рассказал, какой подарок сделал Надежде и Андрею Агишевым на годовщину их свадьбы, и поведал о «раннем Жуневе».

 Кто вы в большей степени — граффитист, художник, проектный менеджер, индивидуальный предприниматель, блогер или гражданин?

— Последнее время основной моей обязанностью становится организационная деятельность. Это показал недавно закончившийся фестиваль «Экология пространства». Я задумывал его, в первую очередь, для реализации своих идей, идей нашей команды Kreafish. В результате сделать удалось очень мало. Большую часть времени заняла именно организационная работа. Ее особенность в том, что ее много и вместе с тем она почти незаметна со стороны. Такая ситуация меня и расстраивает, и радует одновременно. Радует, что реализуемые проекты становятся все крупнее и интереснее. Расстраивает, что проектный менеджмент вытесняет во мне уличного художника.
Вы, помнится, выступали с критикой в адрес Пермского культурного проекта, тем не менее не раз и сотрудничали с культуртрегерами. Как сейчас вы относитесь к Гельману сотоварищи?
— С приездом Гельмана и началом новой культурной политики в крае у меня, признаюсь, появилась надежда, что, наконец-то у пермских художников и дизайнеров будет реальная возможность реализовать себя на родине, зарабатывать на жизнь, занимаясь творчеством. Действительно, вначале мы сотрудничали с людьми Гельмана. Я был единственным участником (и, соответственно, победителем) конкурса эскизов для цветочного оформления площади Гайдара у Перми II. Приза или другого поощрения за творческую работу в этом конкурсе не было. Также не предусмотрено было вознаграждений для пермских художников и на фестивале «Длинные истории Перми». А иностранных художников привозили в Пермь, размещали в гостиницах, кормили и поили за счет организаторов. С этого и начались подозрения в дифференцированном отношении ПЦРД и Гельмана к пермякам и приезжим. Получается, что из Москвы и зарубежья к нам приезжают звезды, учат нас жизни за наш же бюджетный счет, а мы должны радоваться только оттого, что появляется возможность легально реализовать свою работу в своем же городе. Но ведь нужно же еще и жить на что-то. После трех лет такой культурной политики мы получили много красивых обещаний превратить нас в культурную столицу, которые нам понравились, но оказались невыполненными— Пермь не стала Бильбао, туристы не хлынули к нам за культурой, пермский дизайн остался на зачаточном уровне. Это можно увидеть на примере студии прототипирования. На нее были выделены огромные деньги в начале «культурной революции», а открылась она, имея в своем распоряжении морально устаревшую технику. В результате — ни одного качественного или хотя бы нужного проекта. Спрашивается, зачем она вообще была нужна, как она могла помочь пермскому дизайну, если нет заказчика на ее услуги? 
С кем из граффитистов или художников вы бы сравнили себя и почему?
— С теми, кто активно занимается стрит-артом в России, например, Паша 183 из Москвы, Тимофей Радя из Екатеринбурга, Никита Nomerz из Нижнего Новгорода. Есть художники, с которыми пока рано себя сравнивать, но когда-нибудь — хотелось бы. Например, Сальвадор Дали — он был очень инновационным, любил использовать новые приемы и техники. Я был в его музее в Фигерасе. Он создавался несколько десятков лет назад и до сих пор остается современнее, чем наш Музей современного искусства. Из уличных художников выделяю Бэнкси за умение передать актуальную мысль в рисунке и за креативность в продвижении.
 
Кстати, Джордж Майкл предлагал упомянутому Бэнкси 2 млн фунтов стерлингов за то, что тот украсит его особняк своими работами. Сколько бы вы попросили за оформление, например, дома дружественной вам четы Агишевых? Ответ «я бы сделал это бесплатно» не принимается.
— У Бэнкси есть работа на эту тему — «Because I`m worthless» («Потому что я бесценен»). За это я его и люблю — он изначально правильно себя позиционирует и делает только то, что хочет сам, а не то, что диктует ему заказчик. Я пока себе это не всегда могу позволить. А насчет дома Агишевых — вы попали в точку. Мы уже сделали это бесплатно — в качестве подарка на годовщину их свадьбы. Мы не могли брать с них деньги — это было бы наглостью, ведь наш фестиваль «Экология пространства» состоялся благодаря их финансовой поддержке. 
 
А вообще, раскройте тайну: выгодно ли в наши времена быть художником? Можно ли заработать с помощью этого? 
— Художником в любое время быть выгодно, потому что это творческая работа. Не надо просиживать штаны в офисе от звонка до звонка. Твое признание зависит только от твоего таланта. Художник может зарабатывать. Некоторые художники в Перми живут только за счет своего творчества. Хотя у нас пока нет звезд и миллионеров. Основная проблема в том, что мало быть хорошим художником. Нужно еще быть хорошим менеджером, пиарщиком, экономистом, исследователем, чтобы стать очень успешным. Чаще всего такие качества не сочетаются в одном человеке.
 
Можете выделить этапы своего творческого развития и рассказать о «раннем Жуневе»?
— Началось все с того, что я делал рекламное граффити. Потом открыл для себя стрит-арт, изучил его и стал пробовать разные техники, искать свой стиль. Основной скачок развития произошел после работы над «Есениным» в сентябре 2009 года. А полтора года назад я организовал стрит-арт-команду Kreafish, в которую вошли Олег Иванов и Василий Зюзюкин. Мы пробуем разное, занимаемся свободным творчеством и рисуем коммерческие работы. Лично я до сих пор ищу свой стиль.
 
По вашим рисункам можно судить о ваших художественных пристрастиях. Ведь не зря вы нарисовали Есенина и хотели нарисовать Цоя. Чьи еще портреты вам бы хотелось изобразить на городских стенах? Как насчет автопортрета?
— Думаю, что стоит рисовать только тех личностей, сила которых проверена временем. Если после смерти народ их помнит, значит, они достойны того, чтобы увековечить их на стенах города. Поэтому автопортрет я нарисовать не смогу. Про остальное пока промолчу. Пусть это будет секретом.
Поделиться:
Все новости компаний