Газета
  1. Газета
 03 сентября 2012, 13:20   1165

Блики святых

Блики святых
Скандал: очередная выставка Гельмана в Перми прошла без единого скандала!

 30 августа в Музее современного искусства PERMM открылась выставка «Icons», та самая, против которой православные христиане Краснодара воевали бурно и бессмысленно. Один священник даже пробился к Марату Гельману на расстояние ядовитого плевка и осуществил злодейство, от которого галерист до сих пор не отмылся. И хоть Марат Александрович упорно отпирается от эпатажа нового экспозиционного проекта, но тут уж ничего не поделаешь — слава Гельмана как активного сторонника Pussy Riot и, соответственно, антиклерикалиста дает себя знать. Вот и мерещится богобоязненным горожанам всякая нечисть на месте мирных в общем-то художников и фотографов под предводительством понятно кого.

Виновник торжества отзывается о краснодарских событиях в том духе, что реакция была абсолютно не обоснована, а на самом деле здесь собраны примеры современного религиозного искусства, и даже импровизированная комиссия церковников во главе с самим Чаплиным не нашла в ней признаков преступления против Бога, веры и Библии. Тут галерист, конечно, перестраховывается и несколько лукавит. Чаплину, видимо, просто не хватило смекалки, чтоб добраться до некоторых провокативных мотивов, которые, разумеется, здесь присутствуют. А может, Чаплин прекрасно понимал, что информационный шум играет на руку любому художнику, поэтому предпочел обойтись золотым молчанием.
Насчет провокативных мотивов. В общем-то, вполне понятно, что возмутило краснодарских церковников: «Тайная вечеря», выполненная из пластиковой сетки, и Иисус в образе человека, больного синдромом Дауна, — это, прямо скажем, на грани фола. Но чтобы так разъяриться, как тот священник, нужно, вы уж простите, быть безнадежно ограниченным человеком. Ведь между тем: дауны — угнетаемые (сверстниками, здравоохранением, природой), необычные, незлобивые и часто незаурядно одаренные — это прекрасный символ смирения и терпеливости, беспрекословной веры и желания добра. На их месте фотограф мог изобразить, скажем, ветеранов Великой Отечественной войны или младенцев — посыл изменился бы незначительно.
На «Евангельский проект» верующим также обижаться не стоит. Да, афоризмы из Библии соседствуют здесь с изображениями испитых и беззубых лиц маргиналов бомжеватого вида, но разве они не люди и не заслужили того, чтобы божье слово обрамляло их образ?
Этот прием — совмещение современного материала с прямой цитатой из христианской мифологии — является простым и действенным средством, с помощью которого авторы сначала сталкивают зрителя с необходимостью воспринимать сразу две плоскости художественного произведения, а затем на стыке этих плоскостей создают свой месседж. Который, кстати, не всегда ограничивается тем, что, дескать, говорить о религии можно и посредством современного искусства. Вообще выставка чрезвычайно неоднородна и составлена будто бы из отдельных экспозиций. Точнее, не так. Каждый ее элемент настолько самостоятелен, что порой хочется, чтобы он был расширен до размера полноценной выставки. И это ощущение неспроста, дело в том, что большинство объектов — выжимка из уже состоявшихся проектов: «Предстояние», работы группы Recycle, «Евангельский проект» и т.д. Все они являются отдельными сюжетными линиями в экспозиции. Линиями, как уже все поняли, витиеватыми и неисповедимыми.
Владимир Куприянов в своих работах под общим названием «Среднерусская античность. Страшный Суд» изображает фрески разрушенного храма, облупившиеся, выцветшие. В неразборчивых ликах — упорное желание загубленной визуальности прорваться сквозь века в реальность, не умеющую ценить древности. Видимо, по мысли художника, эти фрески не поддаются реставрации. Технической — да, но исторической и моральной — никогда.
Самое гипнотическое произведение экспозиции — работа Гора Чахала «Имя Бога». «Мир, Хранитель, Чистый, Убежище, Древний, Избавитель, Близкий, Покров, Царь, Первый» — инсталляция предлагает на вид множество вариантов, но, кажется, умалчивает о самом главном.
В этом смысле видится некая связь двух почти смежных по хронологии выставок — «Icons» и грядущей «Anonimous». Вторая создана по образу и подобию первой в том смысле, что в обеих ищут образ среднестатистического персонажа. В первой — Бога, во второй — человека. Так что продолжение, разумеется, следует.
Поделиться:
Все новости компаний