Газета
 23 июля 2012, 13:20   651

Бойтесь Елены...

Бойтесь Елены...
Женская логика и женская красота — это, кажется, самые большие мужские проблемы. И если с первой можно при определенных обстоятельствах справиться, а при неопределенных — смириться, то со второй все сложнее.

 История женской красоты, если мне не изменяет память, ведет свое начало со времени осады Трои. Именно тогда сильный пол был поставлен перед фактом, что за женскую «красу» придется воевать, ломать копья, щиты и в конце концов умирать. И все это, кстати, не гарантирует результата. А только нервы, нервы, нервы...

Невозможно представить себе мужчину, безразличного к прелестям противоположного пола. Вместе с тем сложно вообразить женщину, влюбившуюся, например, в мужские ноги. Или грудь. Или даже шею. Мужская красота — это как бы совсем не то, это даже и не красота вовсе, но небольшой довесок к общему образу, который, в свою очередь, составлен из успешности, перспективности, одаренности, интеллигентности, брутальности, выносливости, эмоциональности и т.д. и т.п. Нужное подчеркнуть, ненужное зачеркнуть. Тогда как женская красота — явление внеземное, самостоятельное и неповторимое. Она, как несложно догадаться, не имеет границ. То есть вообще никаких. Да, все верно, нет предела совершенству. У мужчин все гораздо хуже. Если чересчур изящный, то это уже жеманность, чересчур брутальный — неотесанность. Никто не спорит, на вкус и цвет товарок нет, но все-таки женщина может быть любой, а мужчина должен придерживаться некоторых рамок своей условной красоты.
Впрочем, сильной половине человечества не стоит расстраиваться. Любопытный момент: мужская красота принадлежит исключительно мужчине, а вот женская — отнюдь. Посудите сами: любая симпатичная девушка — это объект внимания десятков, сотен, а то и тысяч мужчин — это в случае, если она, скажем, рекламирует нижнее белье, нагло улыбаясь с рекламного щита в центре города. Может ли полностью принадлежать своей обладательнице красота, которая, простите, является предметом торга и рекламы? Вряд ли, очень вряд ли. Но в этом все чудо и таинство женского очарования — оно как знамя, переходящее, мобильное. Например, вышагивает по улице мужчина, а рядом с ним идет бесподобная женщина — и ее красота отчасти достается и ему. Или молодая родительница гуляет с детьми — и они столь же милы, как и она. Вот все и твердят: «Пошли в маму, и нос, и губы, и вообще все...»
Другое дело, что участь женской красоты — это, возможно, самая печальная повесть на свете. Елена Прекрасная была прекрасной здесь и сейчас. Никто не в курсе, что стало бы с ее безупречными чертами лет этак через тридцать и узнал бы кто-нибудь в ней ту, из-за которой данайцы рвали в клочья вражеские сердца и сами гибли с перебитыми шеями на подступах к неприступным стенам. Благо, что женская красота, в отличие от Елены Троянской — вовсе не миф и невнятная беллетристика, а вполне осязаемая и ощущаемая данность.
Поделиться:
Все новости компаний