Общество
 23 июня 2012, 10:24   1417

Обзор «ЖЖ» за неделю: Ефремов, Гельман, Давыдов, Агишев, – не все они поэты, но мыслят поэтически

Обзор «ЖЖ» за неделю: Ефремов, Гельман, Давыдов, Агишев, – не все они поэты, но мыслят поэтически

На прошлой неделе в Перми запрещали гражданскую лирику, но потешались над разудалой бранью.

Политическое

Граждане и поэты всея Перми возмущены разгулом цензуры на их родной земле. Градус политической реакции зашкаливает и бьет всевозможные рекорды: город в очередной раз лишился остросоциального зрелища под названием «Гражданин поэт». Напомним, в недалеком прошлом Михаил Ефремов, Дмитрий Быков и продюсер проекта Андрей Васильев уже пытались добраться до культурной столицы Европы, но не складывалось — по разным причинам. И вот новое фиаско — и новая волна негодования.

Одним из первых свое мнение выразил Марат Гельман (maratguelman.livejournal.com), вновь уследивший в случившемся заговор против совриска: «Новая пермская власть решила, что нам «Гражданин поэт» не нужен, а филармония, у которой были деньги на проект — послушалась». И даже припомнил недавний выпад Виктора Басаргина в сторону пермских арт-объектов: «Если история с перемещением «красных человечков» воспринимается, как глупость, то здесь очевидное политическое решение. Отныне власть в Перми хочет вмешиваться в репертуар фестивалей и культурных учреждений».

Бизнесмен Андрей Агишев (agishev.livejournal.com) зашел с другого конца: «Т. е. старая пермская власть, дважды зарубившая «Гражданина поэта» в Перми, в ноябре и феврале – она, конечно, белая и пушистая, как сам Марат, от имени этой самой власти выступавший. Раньше виноватыми были пермяки — неудовлетворительно покупали билеты, а не Чиркунов, возглавлявший список «Единой России» и испытывавший проблемы с рейтингом. А теперь, вроде даже и деньги есть, но в дело вмешалась политика и не у власти уже наш дорогой Олег Анатольевич. Если посмотрите внимательно, именно Гельман всегда продавал ситуацию с «Гражданином поэтом», ссылаясь на свои особые отношения с Д. Быковым и компанией. Именно Гельман обещал гастроли, намекая, что выборы закончатся и уж он тогда...» Путем нехитрого расследования Андрей Валентинович пришел к выводу, что «все дороги ведут в штаб, а в штабе у нас известно кто, революционные матросы — Мильграм, Гурфинкель, Вайсман и примкнувший к ним, Гельман. Продуманная, грамотная и хорошо подготовленная провокация. Учитесь!»

Ситуацию прокомментировал Михаил Ефремов, который заявил газете «КоммерсантЪ» следующее: «Мы не приехали только потому, что ваша администрация ничего для этого не сделала. В течение пяти дней прошедших мы ждали звонков, решений, переводов… Но этого не произошло. Когда наш директор звонил в Пермь, ему кто-то раздраженно кричал в трубку, что у него совещание… Только пи…еть вы горазды, демократы пермские!» Цитата пришлась по нраву многим пермским демократам и блогерам.

Религиозное

На минувшей неделе произошло сразу несколько событий религиозного окраса, поставивших Русскую Православную Церковь в положение отыгрывающегося. Во-первых, патриарху Кириллу вручили премию «Золотая Калоша» за «непорочное исчезновение часов», а во-вторых, был продлен срок ареста участницам скандального панк-молебна в Храме Христа Спасителя.

Должно быть, именно этим набором фактов объясняется то, что пермские блогеры заговорили об опиуме для народа и прилегающих материях. Илья Лисняк вновь написал крайне рейтинговый пост, проведя взаимосвязь между наркоторговлей и религией.

«Покупая дозу, человек платит за временное удовольствие, иллюзию удовлетворения. В РПЦ человеку за его же деньги внушают непрерывное чувство вины, убеждают в грешности его поступков и требуют беспричинного покаяния. Торговцы религией, которая возводит в культ скромный образ жизни и кротость, скупают люксовые внедорожники и часы аналогичной стоимостью. Назначают монашек своими личными водителями, нюхают кокаин на карибских курортах и устраивают пьяные покатушки со смертельными исходами».

На этом запас оригинальности иссяк, и начались трогательные трюизмы: «Русская Православная Церковь забывает объяснить человеку, что Бог – он не в парафиновых свечках по цене черной икры, которые непременно нужно купить при посещении храма, он в душе каждого человека, в его чувствах и убеждениях».

Намного более свежими формулировками оперировал Олег Русских (4-glaz.livejournal.com): «Губернаторы и прочие президенты у нас много и часто встречаются с руководителями конфессий. И на эти переговоры не приглашены представители самой большой в стране конфессии. Конфессии неверующих. Мало того, у нас даже конфессии нет. Согласитесь, что это очень странно. Ведь верующими, по данным опросов ВЦИОМ, у нас считают себя только 50 % населения. Пусть даже сегодня все эти 50 % стали бесконечно воцерковленными. Невероятно, но пусть. Но даже тогда нас, неверующих, как сказал бы Чуров – чистое большинство. Однако нашего мнения по поводу духовности и нравственности почему-то никто не спрашивает. Сейчас интересы неверующих не защищает никто. И это самое гигантское ущемление прав в России, которое существует. Практически дискриминация по признаку отсутствия религиозности. Но никто этого не замечает. Так что не партию надо учреждать, а новую конфессию».

Литературное
Пермских блогеров и пользователей соцсетей ни с того ни с сего заинтересовало творчество советского писателя Александра Неверова. Мы публикуем один из коротких рассказов Неверова под названием «Любовь». О женском и о вечном.

«На лугах росли цветы: желтые, белые, голубые, лиловые. Над цветами летали мотыльки: молодые да веселые. Посидят на одном, на другой пересядут. Так и летали. Сел однажды мотылек на голубенькую незабудку и засиделся немножечко лишнего. Вот она и говорит ему:
– Милый мой, будь моим.
– Пусти, – сказал мотылек. – Мне хочется вон к этой ромашке.
– Нет, – сказала незабудка. – Ты мой. Я буду любить тебя до тех пор, пока не умрем. А если ты умрешь раньше – буду любить тебя мертвого...
Это была очень сильная любовь, но мотылек испугался и – умер от
скуки...»

Без комментариев
Где проза, там и стихи, да. С показательным внеконкурсным выступлением на сцену приглашается Иван Давыдов.

Антошка, Антошка,
Бросай скорее вилку,
Пойдешь-ка, Антошка,
Копать себе могилку.

Свищут пули
(Тили-тили).
Ну и х...и?
(Трали-вали).
Мы друг друга убивали,
Убивали-убивали,
Наконец поубивали,
Полежим теперь в могиле.
Трали-вали,
Тили-тили.

Парам-пам-пам.  

Поделиться:
Все новости компаний