Газета
 04 июня 2012, 13:20   2228

Эффективный мечтатель

Эффективный мечтатель
«Справедливоросс» и гражданский активист Александр Григоренко — о том, почему ему нравится в Перми, в чем сила коалиции «За прямые выборы» и о своем отношении к Виктору Басаргину.

 Александр, вы живете в Перми всего десять месяцев, но при этом говорите, что влюбились в наш город. Что привлекло вас?

— Когда я впервые приехал в Пермь (проездом в Соликамск), мне здесь не понравилось. Этот город непривычен для человека из Центральной России. Здесь нет Кремля, нет церквей в центре, мало старых домов. После первой поездки я переселился в Пермский край и два года прожил в Соликамске, но потом все же перебрался в краевую столицу и буквально через месяц понял, что влюбился в город. Прежде всего мне нравятся люди — они очень креативные, у них активная жизненная позиция, по крайней мере у тех, с кем я общаюсь. Мне нравится и то, что Пермь находится далеко от Москвы. Близость столицы очень сильно сказывается на менталитете жителей Центральной России, здесь этого нет.
Вы проводили свой отпуск, работая наблюдателем на выборах мэра в Ярославле, где победил оппозиционный кандидат. Пермь называют либеральной столицей России. Было что-то похожее в атмосфере Ярославля и Перми в момент успехов гражданского общества?
— Если вспоминать про декабрь, то и в Перми, и в Ярославле были митинги и протестная атмосфера. Правда, в Ярославле был меньше масштаб, там и город меньше. К тому же он находится близко к Москве, а Пермь — далеко. В Перми мы добились того, что с гражданским обществом заговорила власть, что придало нам уверенности в своих силах. В Ярославле горожане не допустили «впаривания» мэра со стороны губернатора Вахрукова, так что были похожие ощущения. На следующий день после выборов в Ярославле я, идя по городу, слышал и видел, как люди радовались. Причем, как и в Перми, не только интеллигенты или политические активисты, но и обычные работяги. Было ощущение победы — они добились того, чего хотели. 
Вы уже получили известность как гражданский активист, но недавно заявили, что хотели бы активно участвовать в политической жизни как член «Справедливой России». Как совместите это со своей внепартийной протестной активностью?
— Я вступил в партию в сентябре 2011 года, еще до декабрьских событий. Это было осознанное решение. Партии симпатизировал практически со дня ее создания. Я принял решение именно в сентябре, потому что понял — я дозрел, хочу принимать участие в решении своей судьбы и судьбы своей страны через участие в политической жизни. Кроме того, несмотря на протесты, у меня есть понимание, что сегодня такое участие реально возможно прежде всего через партии. 
Работа в партии и гражданские кампании, идущие параллельно, не мешают друг другу? 
— Я бы не сказал, что они идут параллельно. Одно вытекает из другого. Если говорить о гражданском движении — это то, что мы делали в декабре. Мы выразили свой протест, подняли людей. У пермяков возникло понимание — если недоволен ситуацией в крае, политическим режимом, надо что-то делать. Но чисто протестами и митингами этого не добьешься, надо работать через легальные каналы. Самый важный из них, если мы говорим про политику, это партии. Я стараюсь действовать как партийный деятель, и когда создавалась та же коалиция «За прямые выборы», то я голосовал за ее создание именно как член «Справедливой России». Если раньше я выступал только как гражданский активист, то теперь как член партии.
Как бы вы прокомментировали ситуацию с исключением из «СР» видных членов — депутатов Грибанова, Бурлякова, Маркова — якобы потому, что они занимались строительством других партийных структур?
— Я неплохо информирован в этом вопросе и могу сказать, параллельно работе в «СР» создавались другие партийные структуры. Велась работа по созданию местного отделения партии «Пенсионеров». В первую очередь, это относится к Бурлякову. О Грибанове не скажу, доказательств нет, но Бурляков точно участвовал в этом, будучи одним из руководителей регионального отделения «СР». Считаю, что это недопустимо, это нечестные правила игры. Так что решение об исключении Бурлякова я поддерживаю. А вот для Грибанова, считаю, не все потеряно. Думаю, с ним возможен компромисс, он имеет заслуги перед партией, он сильная политическая фигура в Перми. Для меня, как для члена партии, было бы жалко терять его, хотя вопрос единства партии все же важнее. 
Вы были членом «Совета 24 декабря», а теперь вступили в коалицию «За прямые выборы». В чем причина распада совета, и в чем может оказаться сила коалиции?
— Если говорить о «Совете 24 декабря», то он был в итоге распущен именно потому, что создавался с целью проведения митингов и доведения до властей требований митингующих. Этих целей он достиг, хотя лично я считаю, что бренд надо было сохранить. Если говорить о коалиции — то это куда более открытая структура. Войти туда могут любые политики, члены общественных движений. В том числе и представители «Единой России», если они захотят. В этом сила — в широте и открытости. Уже сегодня в ней представлены КПРФ, «СР» и «Яблоко». 
Выработана ли на сегодняшний момент какая-то конкретная стратегия действий коалиции на ближайшее время? «Совет 24 декабря» многие упрекали в том, что у него такой стратегии не было.
— На самом деле определенная стратегия у совета была. Есть она и у коалиции. В первую очередь она заключается во взаимодействии с органами государственной власти, в том числе и с администрацией губернатора и ЗС. Представители коалиции уже вошли в рабочую группу при Заксобрании, где они примут участие в разработке регионального закона о выборах губернатора. Это члены коалиции Сулимов, Аверкиев и другие. 
Не все, кто присутствовал при создании коалиции, согласились сразу вступить в ее ряды. Например, депутат ЗС Вадим Чебыкин отказался вступать, но потом заявил, что готов быть партнером коалиции, помогать. И он не один, кто так поступил...
— Они имеют полное право на эту позицию. Может быть, они не хотят ассоциировать себя с коалицией как с политической организацией, может, и каких-то проблем опасаются со стороны властей. Хотя тот же Чебыкин — независимая фигура, которая, на мой взгляд, всегда имеет свое, отличное от других мнение. 
Депутаты Пермской гордумы в отличие от депутатов ЗС пока вообще игнорируют деятельность коалиции. На организационное собрание приходил Максим Тебелев, но он ушел буквально через 10 минут.
— Честно говоря, я не совсем понимаю их, потому что если говорить с точки зрения практической политики, то для тех депутатов гордумы, которые имеют свою, оппозиционную точку зрения, участие в коалиции — это шанс проявить себя. Даже пропиариться, если хотите. Например, я имею в виду того депутата гордумы, который недавно был исключен из «Справедливой России» (Алексей Грибанов, позднее он все же пришел на одно из заседаний коалиции — прим. ред). Возможно, они чего-то боятся, у них там какие-то свои контакты с мэрией, которые не позволяют им принять участие в нашей работе. Не знаю. Жалко. Надеюсь, что они все-таки будут подключаться, использовать этот канал обратной связи с обществом.
Ваш блог называется «Блог эффективного мечтателя». Можете ли также охарактеризовать ушедшего с поста Чиркунова? Какой краю вообще нужен губернатор?
— Для меня, как для гражданина, важно, чтобы губернатор был открытым, нацеленным на разговор с обществом. Но это все-таки не главное. Главное, это чтобы его слова не расходились с делом. Олег Анатольевич у нас в этом плане действительно был большой мечтатель. Но его мечты не всегда воплощаются в реальные дела. Он не очень эффективный менеджер, хотя и мыслит на десятилетия вперед. Москвичам из их «прекрасного далеко» такой губернатор не может не нравиться. И я ощутил это на Пермском форуме. Но пермяки думают иначе, потому что они, живя в крае, видят, что происходит. И картинка не всегда радует глаз. Во времена того же Трутнева, насколько я знаю, дела с открытостью власти были лучше, да и хозяйственником он был неплохим. 
Хотя сам Юрий Петрович у меня особой симпатии не вызывает. Я бы хотел, чтобы в губернаторское кресло Пермского края сел политик оппозиционный, который был бы готов к реформам и диалогу. Но очень важно, чтобы он был именно эффективным управленцем, хорошим хозяйственником. Думаю, в крае есть такие люди. Тот же Константин Окунев. Хоть у меня к нему и сложное отношение, я не считаю, что он чем-то хуже Чиркунова. В конце концов, он тоже ритейлер. Шутка. Нормальный кандидат, короче. Но я не уверен, что поддержал бы его в случае выдвижения, потому что, в первую очередь, буду ориентироваться на позицию своей партии. 
Недавно край получил нового главу. Насколько неожиданным было назначение Виктора Басаргина для коалиции, не наступило ли в ней разочарования, что делать дальше?
— Лично для меня назначение было неожиданным. Я считал, что федеральная власть не пойдет на нарушения сложившегося в крае «общественного договора». Что касается самого Басаргина, то для меня любой назначенец, прежде всего, назначенец, то есть не совсем легитимный губернатор. И потому я даже не пробовал гадать на кофейной гуще. Зачем?Сразу после неожиданной отставки Олега Чиркунова у членов коалиции был скорее гнев, вызванный грубыми действиями федеральной власти, чем какое-то разочарование. Желание бороться с этими действиями. Разочаровало почти поголовное голосование депутатов ЗС за кандидатуру Басаргина. Мне кажется, правящая пермская элита в большинстве своем показала, что она неспособна нести ответственность за судьбу региона. В связи с этим у многих моих друзей, и не только из коалиции, возник закономерный вопрос — а зачем краю такая элита? Лично я пока не нашел ответа на этот вопрос. Впрочем, назначение Виктора Басаргина не отменило целей коалиции «За прямые выборы». Они остались прежними. После праздников три наших группы снова соберутся и продолжат свою работу. При этом фокус работы коалиции, видимо, сместится на «муниципальную» группу.
Как вы относитесь к Виктору Басаргину, если оставить за скобками его назначение?
— Виктор Басаргин — не самая плохая кандидатура для «назначенца». У него есть опыт хозяйственной деятельности, связи в федеральном руководстве и насколько можно по пока судить — он не чурается публичности. И еще два года назад я посчитал бы его находкой для Пермского края. Но времена меняются и сейчас «недолегитимность» Виктора Басаргина для меня — почти непреодолимый недостаток.
Однако он уже заявил, что ему нравится идея возвращения прямых выборов мэра Перми. В каких еще вопросах была бы желательна его поддержка?
— Я, как и другие члены коалиции, приветствую заявление Виктора Басаргина. Но пока это лишь слова. Если они станут делом, это принесет пользу городу и положительно скажется на репутации Виктора Федоровича. Однако нельзя будет остановиться на этом. Нужно ликвидировать институт сити-менеджера и вернуться к старой схеме управления городом. Существующая система неэффективна и недемократична. Также необходимо разобраться с острыми проблемами в ЖКХ и здравоохранении. Еще, как мне кажется, не помешало бы подкорректировать политику администрации города и полиции в области проведения массовых мероприятий, и не только политических. Лично у меня осталось неоднозначное впечатление от проведения Дня Победы.
Поделиться:
Все новости компаний