Газета
 30 апреля 2012, 13:20   2341

Выборы губернаторов будут срежиссированы

Выборы губернаторов  будут срежиссированы
Политтехнолог Александр Пахолков в интервью «bc» — о том, почему он не верит в либерализацию, за что консультантам платят миллионы, и почему интерес к выборам не пропадет никогда.

 Александр, в середине 2000-х политтехнологи в один голос заявляли о кризисе профессии и о том, что выборов в России больше нет. Сегодня на волне либерализации партийного законодательства перед консультантами открываются новые перспективы? 

— Большее количество партий приведет к тому, что спрос на специалистов вырастет. Сам я начал заниматься выборными технологиями еще в конце 90-х, это было время, когда шел процесс становления всех политических процессов. Помните, когда за пост главы Перми боролись Тушнолобов, Каменев Чупраков, Чебыкин, Неустроев и т. д. На этих выборах было порядка шести сильных кандидатов, все они были известны, у всех был политический опыт, и тогда никто точно не знал, какой будет результат. Сегодня такие кампании — случай скорее единичный. Ныне у нас каждый россиянин уже полгода назад мог безошибочно предсказать фамилию президента на два срока вперед. 
Кроме того, тогда выборы проводились постоянно, не было двух дней голосования. Тогда работа была везде, не было выборов в крае, можно было поработать в соседнем регионе. Одни заканчиваются, другие начинаются. Два дня выборов в году — это противоречивая ситуация, с одной стороны, больше, чем две кампании в год ты не проведешь. Поэтому появляется определенный голод. Есть малобюджетные проекты — довыборы. Кроме того, работа на выборах зачастую ведется два-три месяца. Самая долгая кампания, которую я консультировал, шла с июля по март, но это исключение, подтверждающее общее правило. С другой стороны, просто для себя выбираешь интересные выборы. И в эти два дня работа есть всегда. Теперь говорят вообще о возможности введения одного дня голосования в году.
И если для отдельного политтехнолога жить в таком режиме возможно, то для крупных компаний, которым, как говорится, кушать надо каждый день, а не два раза в год — это тяжело. В итоге эти игроки переориентировались на рекламу, и все их политические проекты ушли на второй план. Поменяли профессию большое количество политтехнологов. Произошло вымывание топовой части, и значительное количество середнячков стали уходить из профессии. Сейчас остались единицы «динозавров» из 90-х, сформировалось определенное количество новых профессионалов и тех, кто только пробует, а потом уходит с рынка. 
Во сколько сейчас оцениваете стоимость кампаний? Кандидаты хотят платить за выборы? 
— В целом гонорары постоянно растут, если раньше в 2006–2007 годах профессия явно вырождалась, кандидаты от оппозиции не верили в победу. Не было особой конкуренции, ведь властям политтехнологи не так важны, у нее есть админресурс. Сейчас кризис стал питательной средой для политических консультантов. Острую нужду в политтехнологах испытывают даже власти. И как бы ни было плохо в экономике, но всегда будет бюджет, пусть он даже уменьшится в 2–3 раза. Но останутся школы, детсады и дороги, а их надо ремонтировать. А значит и борьба за доступ к госзаказу будет всегда. И чем сильнее грянет кризис, тем острее развернется борьба за доступ к ресурсам власти.
Гонорары — это вещь относительная. Суммы зависят от уровня кампаний — местные, региональные, федеральные. Но местные местным рознь — город Пермь, Лысьва и Гайнское сельское поселение совсем не одно и тоже. Сегодня в небольших городах есть смысл работать только на пул кандидатов. Иначе работа будет лишена смысла. Ведь когда бюджет одного избирательного округа в местную думу не превышает 100 тысяч рублей, то зарплата адекватного политтехнолога туда явно не поместится.
Понятно, что человек, который выбрал для себя профессию политтехнолога, хочет и должен зарабатывать. Эта профессия связана с высоким риском. Есть коллеги, которым заказчики должны еще за выборы прошлого года в Пермскую городскую думу. Да и случаи того, когда платить отказываются вовсе, в нашей профессии отнюдь не редкость. 
В этой сфере свободный рынок, кто-то называет цену в 30 тысяч, кто-то в несколько миллионов. Но цена эта обоснована — опытом, количеством выигранных кампаний, кандидатов, которые получили желанные посты. Поэтому у заказчика всегда есть выбор — хочешь дешевле, можно дешевле. Не хочешь кормить политтехнологов — не корми. В таких ситуациях часто берут своих людей, работников пресс-служб кампаний. Обидно другое, часто видишь, как кандидат закапывает в кампанию многие миллионы, а делается это бездарно. Хорошая иллюстрация — округ Ирины Горбуновой, на последних выборах в Пермскую гордуму: три кандидата такое количество денег ввалили в свои кампании, но никто из них не догадался выставить хотя бы одного подставного кандидата — женщину. Молодцы! 
Вы работали в разных регионах, но теперь в основном работаете в Пермском крае. От выборов в других регионах решили отказаться? 
— Работа в других регионах дает огромный опыт. Одно дело, когда ты работаешь в знакомой среде, полностью погружен в ситуацию, у тебя есть связи в разных структурах территории, другое дело, когда приезжаешь в другой регион. И этот опыт бесценен. Умеешь выиграть в других регионах, тогда легко сможешь победить и в своем. 
С другой стороны, когда общаешься с потенциальным заказчиком, результаты в других регионах зачастую ничего не значат, они их не понимают, а победы в Чусовом или Добрянке, например, это для них достижение. В связи с реформами, думаю, буду работать больше в Пермском крае, но и другие варианты исключить для себя не могу. 
В Перми общественные деятели начали кампанию за возвращение прямых выборов мэра Перми. На ваш взгляд, насколько вероятно, что система изменится? 
— Знаете, я в это не верю. Власть и люди не становятся лучше. Черные стороны всегда победят, если к ним есть склонность. У нас сначала запретили избирательные блоки, отменили строку «против всех» и минимальный порог явки, усложнили процедуру сбора подписей и процесс регистрации партий, отменили избирательный залог при регистрации. Сейчас придумывают президентские и муниципальные фильтры. И не думаю, что теперь все вернется на круги своя. В России очень много декоративных действий, имитирующих политический процесс, — не можете влиять на власть через выборы — вот вам общественная палата, поговорите вдоволь. Не можете создать партию и попасть в парламент — вот вам народный фронт, записывайтесь в него хоть целыми заводами. Проголосовали за оппозиционеров, а в правительстве сидят одни и те же люди — вот вам расширенное правительство, шлите в него свои предложения, вас услышат, поговорят. То же самое и с выборами губернаторов. Будет целая система фильтров: муниципальный, президентский. Это все будет искусственно сокращать число претендентов на губернаторское кресло. И наши граждане эту систему не видят, ее никто не анализирует. Поэтому, я думаю, что выборы губернаторов будут в значительной степени срежиссированы — идеальный кандидат из «ЕР» в бескомпромиссной борьбе против студента и безработного. 
Какой прогноз по Пермскому краю? Кто примет участие в губернаторских выборах? 
— Я думаю, что потенциально в участии в губернаторских выборах заинтересованы команды Олега Чиркунова, Юрия Трутнева, возможно, полпреда и пермских промышленных групп. Но это все на этапе консультаций и согласований. Сами же выборы будут безальтернативны. Я думаю, что самое плохое, что может случиться для Пермского края — это варяг. Он не будет ни с кем ни о чем договариваться, раздаст олигархическим структурам остатки пермских предприятий. В этом случае все эти «общественные комитеты» соберутся и «канонизируют» Чиркунова как гениальнейшего губернатора. Подвинцев еще и книжку напишет про «пермского Столыпина», который так мало успел. Шучу, конечно, но если посмотреть на регионы России, там, где губернаторы менялись в последнее время, новые назначенцы все хуже и хуже. Например, Псковская, Саратовская и Свердловская области. 
Поделиться:
Все новости компаний