Газета
 26 марта 2012, 13:20   2566

Государево око

Государево око
Роман Антонов, главный федеральный инспектор по Пермскому краю: слухи об отставке губернатора сильно преувеличены.
Роман Валерьевич, в момент назначения на пост главного федерального инспектора в Пермском крае вы назвали своей главной задачей обеспечение легитимности выборов президента. Удалось ли добиться поставленной цели? Какова в этом степень вашего участия?
— Я считаю, что мы с этой задачей справились. Несмотря на все заявления, которые были сделаны оппозицией в Москве, в Пермском крае выборы прошли абсолютно легитимно. То, что было подано пермской оппозицией, как нарушения, присутствует в абсолютно любой избирательной кампании. Если в декабре кто-то из кандидатов в депутаты пытался мобилизовать своих сторонников, организовав их подвоз на участки, то это происходит постоянно. Так что не могу сказать, что на выборах в Госдуму в конце прошлого года в регионе творилось что-то из ряда вон выходящее. Не было ведь жалоб, что кто-то вбрасывал сотни тысяч бюллетеней, или печатал бюллетени, или приводил голосовать на участок сотни людей по открепительным удостоверениям. Понятно, что в любой избирательной кампании есть обиженные. 
На мой взгляд, президентские выборы прошли абсолютно легитимно. При этом хочу сказать, что каких-то больших усилий, в частности с моей стороны, для этого не потребовалось. Абсолютно четко отработали все федеральные структуры: суды, которые рассматривали поступающие к ним заявления в установленные сроки, избирательные комиссии, которые в течение суток собирались по любым заявлениям. И, на мой взгляд, главный критерий легитимности — это отсутствие жалоб. На сегодняшний день ни в избиркоме, ни в судах нет ни одной жалобы. Оппозиция пыталась критиковать создание участков на предприятиях, но все это делалось в рамках закона. Никто не создавал их ни за два, ни за полдня. Всех, кто хотел съездить, проверить, как организованы выборы на одном из предприятий, пустили. Там сидели избиратели, приезжала прокуратура, увидели какие-нибудь нарушения — наверняка, сказали бы.
Как вы считаете, стихнут ли протестные настроения населения после завершения президентских выборов? 
— То, что происходило накануне, я бы даже не называл протестным движением. Это наши граждане. Просто у них другое видение ситуации.
Но сами ведь они называют себя оппозицией, выходят на протестные митинги...
— Я имел возможность быть на одном протестном митинге. Когда я пришел туда, там была часть разумных, здравомыслящих людей, которые действительно высказывали свой протест по поводу происходящего. Но потом пришли партии, как всегда дали слово не совсем адекватным гражданам. Я испугался, что один из них прямо на митинге объявит себя губернатором и проведет инаугурацию. Все это смотрелось не как протестный митинг, а как не пойми что. В конце все свелось к отставке губернатора. Если ты митингуешь за честные выборы, то причем здесь отставка Чиркунова? Он что ли главный злодей — и «зажимает» честные выборы?
Оппозиция в любом случае должна быть. Я против того, чтобы делать послушное Законодательное собрание. Иное мнение обязательно должно присутствовать. Я надеюсь, что оппозиция в Пермском крае сохранится, но она должна быть конструктивной. В чем сейчас проблема протестующих? Они просто критикуют и ничего не предлагают взамен. 
Приходилось встречаться с представителями пермской оппозиции? Какие сложились впечатления от знакомства? 
— Я встречался с Константином Окуневым и Андреем Агишевым. Если честно, они не произвели на меня впечатления оголтелых «отморозков». У них просто есть своя позиция, свои взгляды, и могу сказать, что зачастую их претензии к действующей власти имеют под собой реальные причины. С этим тоже надо считаться. Поэтому я думаю, что оппозиционное движение, только чтобы помитинговать, не просто пойдет на убыль, его уже нет. Надеюсь, что на смену ему придет конструктивная оппозиция. В любом случае я ставлю своей целью общаться со всеми. Пусть приходят, будем разговаривать. 
На президентских выборах 
Михаил Прохоров получил в Перми около 16 % голосов, это было ожидаемо?
— Да. Мы думали, что он получит даже больший процент.
Какой процент прогнозировали вы?
— Мы ожидали, что в Перми он наберет до 20 %. Причем в некоторых районах города именно так и произошло. Это абсолютно понятно, Прохоров забрал на себя часть протестного движения. Люди не готовы голосовать за Жириновского. О том, что он назвал пермяков дебилами, не упомянул только ленивый. Миронов... Не хочу даже комментировать, он просто не обладает элементарной харизмой, которая должна быть у политика. Все думали, что «Справедливая Россия» одумается и определится с лидером. За Зюганова раньше голосовали из-за того, что он находится в оппозиции, а не потому что люди разделяли его взгляды. При появлении Михаила Прохорова часть из них ушла к нему. У него есть сильные стороны. Во-первых, это новое лицо, во-вторых, он молодой. В-третьих, богатый, и значит, как считают многие, если придет во власть — не будет воровать. 
За Владимира Путина соответственно прогнозировался меньший процент? 
— Нет, результаты социологии сразу показывали, что у него будет порядка 63–66 % в Пермском крае. Так и произошло. 
А в Перми?
— По Перми мы прогнозировали, конечно, более низкий результат. А в результате Индустриальный район дал 60 %. Ленинский район, который всегда голосовал против, показал практически 56 %. Конечно, мы такого результата не ожидали, думали, будет чуть хуже.
Теперь, когда выборы закончились, что станет вашей приоритетной задачей на ближайшее время? 
— Я не ранжирую задачи до выборов и после. Потому что функционал, который возлагается полпредом на ГФИ, это, в первую очередь, исполнение поручений президента. Второе — исполнение федерального законодательства, оценка того, как те или иные законы работают на территории края. Сегодня у нас четыре базовых поручения — тарифы ЖКХ, цены на бензин, мониторинг цен на лекарственные препараты и техосмотр. Но есть и масса других поручений, которые также находятся на контроле ГФИ. Например, распределение земельных участков многодетным семьям. Закон был принят в декабре, однако часть органов местного самоуправления до сих пор не определила ни порядок формирования реестра участков, которые будут включены в программу, ни правила, в соответствии с которым семьи будут признавать нуждающимися. И как будут распределяться земельные участки, тоже непонятно. 
В законе о такси — проблемы тоже есть. Есть недопонимание с депутатским корпусом. У нас не прошла поправка, отменяющая моноцвет. На мой взгляд, это неправильно. Во всем мире такси бывает разного цвета — желтое, белое, черное. У нас почему-то решили, что все оно будет желтым. Сейчас люди, которые купили машины, вынуждены платить по 30–40 тыс. рублей, чтобы их перекрасить. Предприниматели все равно отыграются на людях и включат в тарифы свои расходы. 
У нас за 2012 год стоит задача ликвидировать проблему обманутых дольщиков. В законо­дательстве Пермского края, к сожалению, в этом вопросе есть пробелы. По сравнению с другими субъектами мы не в лидерах. Необходимо определить, кто действительно обманутый дольщик, а кто пытался вложить свободные средства в квартиры, для того чтобы извлекать доход, и, соответственно, рискнул поучаствовать в бизнес-проекте. 
Кроме того, премьером поставлена задача — ликвидировать очередь в детские сады. На мой взгляд, у действующей на территории края программы «Мамин выбор» есть как плюсы, так и минусы. Самый большой минус — в том, что ребенок не получает дошкольного образования, во-вторых, у него нет общения со сверстниками, т. е. элементарно, не вырабатывается иммунитет. На мой взгляд, программа по ликвидации мест в детских садах должна состоять не только из «Маминого выбора». Необходимо продемонстрировать темпы строительства малокомплектных детских садов. В небольших районах, например, нет необходимости в детских садах на 130 или на 200 мест. Некоторые субъекты идут по пути строительства домашних детских садов: нанимается специалист с опытом работы, ему предлагается переехать в район, выделяется дом. Площадь дома составляет около 130 кв. м, он поделен пополам, в одной половине живет специалист, а во второй — организуется детский сад, примерно на 10 детей. И если человек работает 10 лет — дом безвозмездно передается ему. В частности, в Нижегородской области эта программа работает очень хорошо, потому что желающих переехать в свой дом много. Стоимость строительства такого садика — в районе 4 млн рублей. Такая проблема должна решаться комплексно — это и программа «Мамин выбор», и строительство малокомплектных детских садов, и строительство новых больших садиков. Кроме того, мы будем использовать опыт передовых субъектов, например Татарстана, где сделали электронную очередь, благодаря которой каждая мамочка может зайти в любое время и посмотреть, какие по счету они в очереди на получение места в садике. 
Какие структурные и кадровые перестановки ожидают аппарат ГФИ? 
— Да, мы меняем аппарат, расширяем, дополняем специалистами. Сейчас сформирован новый блок по социальному направлению, потому что вопросов очень много. 
Сколько всего будет блоков и какие?
— Блок по социальной сфере, по ЖКХ, блок работы с право­охранительными органами, плюс, у нас работают наградные отделы. Также планируется создание сети приемных. Сейчас у нас работает девять приемных, включая центральную. Мы собираемся открыть приемные во всех районах края, начиная с проблемных территорий. 
На сколько при этом увеличится кадровый состав?
— Сейчас работает одиннадцать человек, думаю, после всех изменений в аппарате ГФИ их будет четырнадцать.
Ваш предшественник занимал нейтральную позицию в конфликтах между региональными органами власти и теруправлениями федеральных структур, как например, в случае между краевым Минтрансом и пермским УФАС. Насколько активную позицию планируете занимать вы в случае возникновения споров?
— На мой взгляд, отстраняться от конфликтов не совсем правильно. Если подобные ситуации возникнут, я буду стараться разобраться с сутью проблемы и потом определю, кто действительно нарушает закон или занимает негосударственную позицию. Если хотите знать мое мнение, я считаю, что ни в одной войне не бывает победителей. Поэтому я все-таки своей задачей ставлю не допускать этих войн и стычек и решать проблемы на начальной стадии конфликта.
Сейчас уже приходится вникать в подобные ситуации?
— Да, у нас уже был ряд ситуаций, связанных с объединением муниципальных образований. Я считаю, что мы конструктивно взаимодействуем и с краевым судом, и с прокуратурой, и с правительством края. Зачастую проблема заключается в том, что у сторон не хватает времени или желания сесть за стол и договориться. 
В последнее время отставка Олега Чиркунова стала одной из самых популярных тем в пермских СМИ. Губернатору действительно пора задуматься об уходе со своего поста?
— Когда Олег Анатольевич в период избирательной компании заявил об отставке, я подумал, что такое заявление не совсем к месту. Но люди, которые живут в Перми, меня успокоили, что это не первое заявление губернатора и, вероятно, не последнее. Претензий со стороны руководства к Олегу Чиркунову я во всяком случае не слышал. Срок полномочий заканчивается в 2015 году, поэтому все слухи об отставке губернатора, на мой взгляд, сильно преувеличены. Олег Анатольевич имеет огромный опыт работы в органах власти, в состоянии сам принимать решения. Поэтому если посчитает возможным уходить, то это будет чисто его решение. Все зависит от него. 
Вы приехали в Пермь из другого города, как вы оцениваете пермские культурные новации?
— На мой взгляд, в плане культурных новаций в Перми есть проблемы. Не с содержанием, а с формой подачи. То, что уже сделано, интересно. Допустим, «Снеговики» — это позитив. «Красные человечки» — это тоже в какой-то степени позитив. Про пермских «Красных человечков» знает культурное сообщество половины страны. Но проблема заключается в том, что очень многое было навязано сверху. Есть национальные обычаи, национальная культура, и очень важно никого не обидеть. Нужно дать возможность участвовать в культурном процессе всем сторонам, а не только кому-то одному. Неплохую идею, на мой взгляд, просто не так внедрили. Но хочу добавить, что это мое личное мнение. Кроме того, недавно полпредом была поставлена задача — узнать отношение пермяков к «культурному проекту». Я уже начал работать над этой задачей, раздал первые поручения. Так что скоро узнаем результаты.
Поделиться:
Все новости компаний