Газета
 16 января 2012, 13:20   794

Книга

Книга
Продукт: «Полное собрание стихотворений» Автор: Константинос Кавафис

Писать в стол — это, кажется, отдельный жанр, требующий незаурядного терпения и выдержки. Литератор, не гонящийся за признанием, напоминает смертельно раненного наводчика, вызывающего огонь на себя, — неизменная победа добра над злом может не застать отчаянного героя.

Константинос Кавафис (1863–1933) — такой же боец невидимого для современников фронта. Его личный подвиг ограничился публикацией пары книг стихов, не вызвавших особого резонанса и значимого отклика у читателей. И лишь несколько десятилетий спустя Кавафис был удостоен неофициального звания величайшего поэта, писавшего на новогреческом языке. Эхо переливчатого слога Кавафиса докатилось и до России — Иосиф Бродский, немало восхищавшийся скромным греком, признавался в его влиянии на свое творчество.

И действительно, поэзия Кавафиса — чистой воды эксклюзив, сыворотка никем не открытой правды. Его стихи похожи на сухой и взвешенный отчет, без прикрас и модных приемов, но в этом их чудодействие и убийственная сила. Кавафис рассказывает о глобальном конфликте, столк­новении Запада и Востока, христианства и язычества, цивилизации и варварства. При этом автор не желает быть по ту или иную сторону баррикад, его позиция подчеркнуто нейтральна и объективна. Кавафис — греческий Нестор, правда, в своих произведениях он фиксирует эпоху, давно минувшую и существующую лишь в его воображении. Итака, битва при Магнезии, персидский владыка Дарий, — эпоха, полная событий, имен и ушедших в греческий астрал жизней, достойна, вероятно, трехсотстраничных поэм и двухчасовых блокбастеров, но обходится стихами (им больше подходит наименование песни) длиною в несколько строк.

«Свет — всего лишь новая тирания», — утверждает поэт, чудом вернувшийся из своих персональных областей тьмы безвыходного забвения. Ему можно верить.

Поделиться:
Все новости компаний