Газета
 12 декабря 2011, 13:20   1004

Политика для людей

Политика для людей
Александр Протасевич: «Культура — значимая часть экономики».

 В начале декабря Пермский край отпраздновал шестую годовщину своего существования — именно столько лет назад объединились Пермская область и Коми-Пермяцкий автономный округ. Событие это во многом предопределило вектор инновационного развития края, в том числе и развитие в нем креативной политики, ориентированной на культуру. На сегодня упомянутая политика действует в полном объеме, однако многие жители города до сих пор слабо ориентируются в том, что представляет собой деятельность ее главного реализатора — Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края. Об этом «bc» рассказал заместитель министра культуры края Александр Протасевич.

В последние годы Министерство культуры края стало буквально генератором информационных поводов. При этом многие отмечают определенный разрыв, существующий между работой Минкульта и рядовыми пермяками. Есть ли у вас понимание этой проблемы и пути ее разрешения? 
— В любом большом деле нужно стараться делать ответственные шаги и каждое свое действие выверять во взаимо­связях. Особенно, когда речь идет о работе достаточно крупного и влиятельного органа власти — понятно, что каждое движение касается интересов большого количества людей. Нужно внимательно анализировать ситуацию, смотреть вокруг и видеть, чем живут люди, каковы их проблемы и ожидания.
Возможно, некоторые шаги могут быть не всегда популярны и не всегда восприниматься на ура всеми без исключения. Здесь, как в медицине, иногда требуется оперативное и болезненное вмешательство, а иногда и прямая провокация, чтобы активизировать какие-то спасительные и жизненно важные процессы. Но в этом и должна проявляться мудрость руководителя — если ты точно понимаешь, что какой-то шаг все равно необходим, и хоть он и не популярен, но в будущем приведет к позитивным переменам — нужно объяснить это людям. Нужно донести это до них. Нужно разговаривать и выстраивать диалог с любыми личностями и сообществами, по максимуму учитывая их интересы. Это важнейшая часть цивилизованной политики европейского образца — обязательные и хорошо налаженные коммуникации. Это отлично понимал и успешно применял на практике наш великий земляк Сергей Дягилев. Политика должна быть для людей. Если ты не работаешь для людей, занимайся чем-то своим. Бизнесом или еще чем-нибудь. Если ты все-таки формируешь политику в определенной сфере деятельности — это твоя ответственность. Твоя задача сделать так, чтобы люди понимали происходящие процессы и сами по максимуму в них участвовали. Тогда будет делаться большое общее дело и обеспечиваться синергетический эффект.
Минкульт и краевые власти в целом нередко упрекают в излишней увлеченности культурными инновациями, что, якобы деструктивно влияет на другие аспекты этой сферы. Якобы традиционная часть отрасли оказалась запущена.
— Да, мы знаем о том, что в отрасли есть проблемы. Часто звучит критика насчет разрушения советской инфраструктуры. И многие люди пользуются этим корыстно. Мы действительно потеряли некоторую часть объектов еще советской инфраструктуры, но, с другой стороны, у этих процессов был ряд вполне объективных причин, говорящих о том, что вина здесь вовсе не краевого Министерства культуры. Во-первых, самые большие потери произошли в девяностых и в начале нулевых. Тогда ведь был дефолт, резко все рухнуло. Плюс ко всему, в 2003 году вышел 131-й федеральный закон, который определил культуру в полномочия местных муниципалитетов. 
По большому счету Министерство культуры сейчас — очень своеобразная структура, которая по своим управленческим полномочиям кардинально отличается от других систем. Если в других системах есть вертикаль, которая идет с федерации на уровень края и далее на муниципалитеты, то у нас все по-другому. Хотя большинство обывателей об этом даже не догадываются. И не вникают в это, считая, что в любом случае виновато Министерство культуры, даже если в каком-нибудь далеком сельском клубе, который вообще-то находится в чьей-то конкретной собственности, потекла крыша.
Вы могли бы вкратце обрисовать особенности этой системы?
— Есть четыре уровня управления. Есть федеральный уровень, есть краевой, есть уровень муниципальных районов и городских округов и есть уровень каждого конкретного поселения. По 131-му закону расписано, что и на каком уровне управления находится. Если говорить про Пермский край, то краевые у нас — дом народного творчества, два театра, библиотека имени Горького, художественная галерея, краеведческий музей, музей современного искусства и еще ряд институций, которые в части хозяйственной деятельности управляются Агентством по управлению учреждениями. 
А со всеми остальными учреждениями, которых в муниципалитетах без малого две тысячи, ситуация сложная и разная. Например, в 131-м законе написано, что на уровне районов, полномочия культуры районы забирают в той части, где культура выполняет межпоселенческие функции. Как, скажем, какой-нибудь самый крупный в районе клуб, который работает на все близлежащие поселения. В этом случае он остается на уровне района, у которого более или менее есть деньги, чтобы его содержать. То же с центральной библиотечной системой (ЦБС): есть центральная библиотека, а у нее филиалы в небольших поселениях. И ЦБС в этом случае находится под районным бюджетом, есть возможность вкладывать в нее средства — если, конечно, глава и власть в целом в территории квалифицированные и понимают, зачем это нужно делать. Есть еще поселенческий уровень, на котором у нас тоже сегодня находятся сотни объектов. Если там менеджмент и муниципальное управление работают грамотно, то находят и свои возможности содержания учреждений культуры и привлекают средства нашего Министерства, которые мы им выделяем через ряд механизмов. Кстати, сегодня во многих муниципалитетах Пермского края появляется все больше культурных объектов разных форм собственности и управления, состоянию которых может позавидовать и краевой центр. На самом деле, многие не знают, какие серьезные деньги сегодня вкладываются из краевого бюджета в объекты историко-культурного наследия, учреждения, различные инициативные проекты муниципалитетов. К примеру, только на реставрацию памятников в год выделяется более 80 миллионов рублей, на приведение в нормативное состояние объектов культуры в год идет в среднем 120—130 миллионов рублей, еще более 100 миллионов — это средства на поддержку муниципалитетов через различные конкурсные проекты, целевые программы, субсидии и межбюджетные трансферты. Я уже не говорю про содержание наших краевых учреждений, реализацию крупных инвестиционных проектов на объектах культуры. Все это — огромная работа министерства и наших коллег в других ведомствах, которая просто не видна так, как те же нашумевшие «Красные человечки», стоимость всего комплекта которых находится на уровне обычного мебельного гарнитура.
Кроме проблем собственно инфра­структуры есть проблема, которая, вероятно, наиболее болезненна для имиджа любого министерства — низкий уровень жизни работников культурной сферы, низкий уровень зарплат, особенно за пределами города.
— Это, конечно, очень тяжелая история, характерная для всей страны. Мы это видим и сегодня прилагаем усилия по изменению ситуации в нашем регионе к лучшему. Здесь речь тоже идет о разной ситуации, когда материальное положение работников в краевых учреждениях все-таки значительно лучше, чем в муниципальных, на которые мы можем влиять лишь косвенно. Тут ведь еще вот какой феномен присутствует: можно жаловаться на государство и говорить, что оно нами не занимается. При этом по старой привычке, как и 30 лет назад, ждать, что государство, по определению, обязано независимо от результатов работы обеспечить более или менее приличную зарплату и стабильный завтрашний день. Сейчас мы говорим: коллеги, вы не должны ходить с протянутой рукой. Мы вместе должны предложить мощные идеи развития. Вы на местах и с нашей помощью включаете свои механизмы — мы из края включаем свои, находим под проекты ресурсы. И идем друг другу навстречу — у вас появляются возможности развивать территорию и повышать свое благосостояние. 
Звучит довольно идеалистично. Есть ли конкретные примеры, которые доказывают, что такая схема перспективна и жизнеспособна?
— В рамках наших проектов развития все именно так и происходит! Я готов называть десятки конкретных примеров. Например, в 2009 году Лысьва стала «Центром культуры Пермского края». Сразу получила 12 миллионов рублей, появилась возможность финансово простимулировать работу большого количества специалистов. Они создали у себя мощный мозговой центр, закрылись на несколько дней в каком-то санатории и предложили прорывную программу на год вперед. А это ведь одно из наших условий — люди должны создавать долговременные эффекты, преобразовывать среду. Разовые мероприятия могут быть, но и они должны быть подчинены какой-то общей концепции. Так вот, свою программу они назвали «Месторождение культуры», зашли в архивы, начали глубоко изучать свою историю. Они выяснили, что особняк, который у них разваливался в центре города, — это дом-особняк графа Шувалова, человека, который практически создавал местный металлургический завод. Это было красивейшее здание. И они стали его восстанавливать, понимая, что это будет великолепное музейное и концертное общественное пространство! Далее они узнали, что на месте заброшенного пустыря раньше стоял потрясающий по красоте Свято-Троицкий храм. Сейчас они этот храм уже достраивают. Это произошло за два года. А еще они обнаружили, что обязательный для всех городов памятник Ленину у них стоит не на своем постаменте. Раньше там стоял граф Шувалов. Они без истерик, на основе непростых переговоров с разными сообществами города перенесли памятник Ленина на другое место, а памятник Шувалову восстановили по старинным фотографиям.
Кстати, про Ленина — есть архитектор Щусев, который спроектировал Мавзолей в Москве. Лысьвенцы выяснили, что он сделал проект одной из городских улиц для их города с аллей и скульптурами советского периода. И восстановили ее. Теперь это любимое место отдыха горожан. Я уже не говорю о том, что в городе создан знаменитый «Музей каски», с появлением которого туристический поток сразу увеличился в три раза. Все это они сейчас увязывают в одно пространство — развивают исторические дореволюционные мотивы, лелеют лучшие моменты советского периода, дают возможности для самореализации продвинутой молодежи, не отвергая при этом и современное искусство. Вот такой должна быть актуализация культурного наследия, таким должен быть поиск городом своего лица и своего успешного будущего. Здесь работают со смыслами и разными сообществами, при этом не сталкивая их лбами, обеспечивая условия для совместной конструктивной работы. Это лишь один из успешных примеров развития территории через современную и грамотную культурную политику. Вообще у нас много планов и идей развития этой политики на следующий год, в том числе направленной на повышение уровня благосостояния работников социокультурной сферы. Но этим темам я бы предложил посвятить отдельную беседу.
Поделиться:
Все новости компаний