Газета
 31 октября 2011, 13:20   808

Высота птичьего полета

Высота птичьего полета
Как там поется в песне: «Ты на вершине, ты счастлив и нем...»

Если честно, для меня упоение такими достижениями, как подъем на какую-нибудь очередную заснеженную гору, всегда казалось ребячеством. Ну что, скажите, пожалуйста, может быть героического или хотя бы романтического в том, чтобы пройти несколько километров по почти отвесным тропам, преодолеть несколько опасных ущелий, взобраться на долгожданный пик, пофоткаться на фоне близлежащей бездны красоты, а затем спуститься вниз к женам и детям, трудовым обязанностям и городским пробкам? Если это спорт, то в чем его смысл, и кого можно назвать истинным победителем? Скалолаза, которому удалось забраться на гору? Так горе от этого ни жарко ни холодно, а скалолаз, между тем, всегда останется в статусе догоняющего, потому что гор на земле тысячи, а он один. Если же это просто хобби, то не чересчур ли опасное? Занятия в тренажерных залах, футбол, настольный теннис, вышивка крестиком – мало ли на свете вещей, которые могут скрасить неприхотливый досуг человека, которому некуда расходовать свое свободное время?
Альпинизм – это, как я понимаю, искусство ради искусства, или в данном случае – спорт ради спорта. Странно ожидать от многотрудного подъема чего-то более, кроме усталости, ссадин и потраченных нервов. И еще более странно, что, несмотря на все это, миллионы людей по всему миру тянутся к недосягаемому, запасаются ледорубами, снаряжением и идут – медленно, но верно – по направлению к сиюминутному счастью.
Впрочем, человек – существо необъяснимое, прежде всего, для самого себя. Он не сможет рассказать о своих мотивах, когда решает во что бы то ни стало заработать, например, на новую машину взамен старой. При том, что старая его вполне устраивает, она привычна, и даже раздражающее дребезжание в районе правой двери стало чем-то родным. Но тем не менее он не обращает внимания на доводы рассудка и продолжает идти к цели, не считаясь с потерями и рисками. В момент, когда мечта воплощается в быль, он находится на седьмом небе от счастья, и все остальные непокоренные перспективы кажутся плевым делом, стоит лишь захотеть – и весь мир падет ниц. А внутри у этого покорителя ранее неподвластных подъемов тем временем расползается густая и унылая пустота, самая настоящая пустыня Сахара, в которой негде укрыться от палящего солнца, и жажда, метафизическая и неизбывная, донимает и днем и ночью.
Чтобы не впасть в отчаяние, он находит для себя новое увлечение и страсть – предположим, это будет следующая ступень в карьерной лестнице: и снова на алтарь успеха кладется все, что дорого, в жертву приносится ранее достигнутое, и остается только одно устремление – вверх, вверх, вверх.
Так в чем же смысл любых достижений, если они не приносят желаемого удовлетворения, а лишь превращают человека в боксера, которому чуть ли не каждый божий день приходится отстаивать свой титул? В чем смысл безнадежной беготни по кругу, может, стоит бросить все и уйти на дно, где тебя не будут беспокоить твои неуемные желания и материальные потребности? Может, и стоит, но будет обидно, если всякие там Джомолунгмы и Эльбрусы достанутся другим.

Поделиться:
Все новости компаний