Газета
 26 сентября 2011, 13:20   2011

Инно и нано

Инно и нано
Олег Шатов, директор Агентства содействия инвестициям Пермского края, о том, что мешает провести в Перми сеть 4G, чем регион насолил Екатеринбургу, и о том, сколько в Перми ангелов.

Олег Николаевич, какие приоритетные задачи стоят сегодня перед агентством?
– Агентство содействия инвестициям было создано в 2006 году как консалтинговая компания для помощи инвесторам и инициаторам инвестиционных проектов найти контакт друг с другом. В последние два года произошла переориентация деятельности агентства, наши цели и задачи значительно расширились. Сейчас правительство Пермского края в первую очередь ориентирует нас на создание инфраструктуры венчурного и инновационного проектирования.

Каким образом она создается?
– Год назад мы получили лицензию на инвестиционную деятельность в качестве дилера-брокера, для того чтобы компания выступала как квалифицированный инвестор для покупки паев в закрытом паевом венчурном инвестиционном фонде «Кама Фонд Первый». В нем мы выступаем от лица правительства как 100 % его дочка. Вторым учредителем ЗПИФ выступает
«РОСНАНО». Обе стороны вкладывают по 750 млн рублей. Еще 500 млн рублей самостоятельно или благодаря инвесторам привлекает управляющая компания фонда – Nanostart AG. Таким образом, наполняемость фонда составляет 2 млрд рублей. Эти средства идут на финансирование малобюджетных проектов до 300 млн рублей. Портфель инвестпроектов, которые «РОСНАНО» хотело бы реализовывать, уже создан. Но это не значит, что фонд не будет рассматривать другие проекты. Мы хотели бы локализовать на территории Пермского края инновационные проекты из других субъектов.

Сотрудничество с «РОСНАНО», насколько понимаю, основная задача, но не единственная?
– Да, есть и другая, может быть, более важная задача – привлечение инвесторов на территорию Пермского края. Тут несколько направлений работы. Во-первых, мы являемся парт-нерами во взаимоотношениях с Национальным агентством прямых инвестиций (НАПИ). Правительство Пермского края заключило с ним договор по привлечению на территорию региона компаний–мировых лидеров. Нужно честно признать, что у нас нет возможности лоббировать интересы региона у крупных игроков мирового рынка, таких, как Sony, Toyota, Nissan, которые входят в сотню мировых лидеров. Поэтому мы берем в партнеры НАПИ, у которого есть такие возможности. Ни одного мирового лидера мы пока не привели, хотя определенные договоренности достигнуты, первые шаги сделаны.
Кроме того, мы ведем совместную работу с краевыми министерствами, Минпромом, Минторгом и Минсельхозом по привлечению компаний-нерезидентов в регион. Агентство занимается мониторингом информации в средствах массовой информации, сайтов федеральных органов власти, корпораций и копманий, которые хотят выйти на российский рынок, чтобы выявить, есть ли потребность у инвесторов выйти на российский рынок, и где планируют размещать свои производства. Мы заинтересованы в том, чтобы эти производства открывались на территории края. Между регионами идет постоянная конкурентная борьба за размещение новых производств на своих территориях.
Выявленная информация передается для разработки в конкретное министерство. Например, при проведении выставки по деревообработке, где была представлена итальянская компания Mapei, мы провели переговоры. Теперь она рассматривает территорию края для своего производства.

Какие еще есть примеры удачных, на ваш взгляд, проектов?
– Мы привели сюда «ВымпелКом». Это полностью заслуга агентства, причем этот проект мы увели у Екатеринбурга. Компания открыла в Перми региональное управление, которое обслуживает зону Урала и Сибири. Теперь у компании два региональных центра – один в Центральной России, второй у нас. Инвестиции «ВымпелКом» в Пермский край составят порядка 1 млрд рублей. Компания декларировала создание порядка 1 тыс. рабочих мест.
Другой пример – запуск компанией Yota сети 4G. Они рассматривали Пермский край где-то во втором десятке регионов. Мы приняли активное участие в переговорах с компанией, и Пермь стала третьим городом после Казани и Сочи, где разворачивается Yota. Год назад компания заявила, что в сентябре-октябре запустит в Перми сеть 4G. Она получила технические условия по развитию сети, подписала договор с подрядчиком, который частично провел сети. Компания уже вложила около 20 млн долларов в этот проект, можно сказать, что инвестиции пришли в регион. К сожалению, его реализация затягивается. В мае 2011 года «Билайн», «Мегафон», МТС, «Ростелеком» и Yota подписали соглашение о создании компании. Сейчас же они не могут договориться между собой. Реализация проекта по 4G откладывается до следующего года.

У агентства есть какой-то критерий по отбору проектов, которые хотелось бы реализовать на территории края? Или интересно все подряд?
– Я уверен, что точки роста должны быть обязательно намечены. И такую работу мы проводим совместно с кравевыми министерствами. Во-первых, оценивается потребность региона в новых производствах. Если в Прикамье большие закупки витринного и оконного стекла и нет стекольного завода, то такое предприятие должно появиться. К тому же в регионе есть ресурсная база для открытия производства. Или у нас нет производства мебели, для него требуется плита МДФ. В регионе ведется малоэтажное строительство, но нет крупного производства плиты ОСБ. И таких примеров множество. Когда потребность выявлена, мы ставим задачу перед собой, министерствами и НАПИ. Например, говорим, что мы хотели бы видеть у себя завод по производству промышленных газов, центр клеточных технологий и др. Определяем план и целенаправленно по нему работаем.

Считали ли вы, какой объем инвестиций привлечен в край, в том числе с приложением ваших усилий?
– Это порядка 5 млрд рублей. Но далеко не в каждом проекте исключительно заслуга агентства. Непосредственное участие мы принимали в том, чтобы привести отель Sheraton и «ВымпелКом». Кроме того, совместно с Минсельхозом мы разрабатывали проект приобретения и модернизации птицефабрики «Меделеевская КОМОС Групп» и строительства завода по производству инфузионных растворов группой компаний «Лидер» и другие.

Значит, агентство в основном ориентировано на реализацию крупных проектов?
– В первую очередь, да. Но для нас очень важно и развитие инновационного направления и реализация мелких проектов, в которые готовы инвестировать частные лица, так называемые бизнес-ангелы.

Это пермяки?
– Не только. Содружество бизнес-ангелов России, Национальная ассоциация бизнес-ангелов также готовы привлекать деньги под наши инвестиционные проекты. Агентство является венчурным партнером Фонда посевных инвестиций Российской венчурной компании (РВК). РВК готова финансировать определенные суммы в наши проекты, при условии, что мы со своей стороны также привлекаем средства.
Сейчас мы занимаемся тем, что создаем базу инвестпроектов. В ней около 200 инвестпроектов, к сожалению, из них заслуживают внимания 15. Многие проекты пока находятся на стадии идеи или инвестпредложения. Иногда у авторов просто нет денег для реализации следующего шага. Но сегодня мы можем найти финансирование для проектов, которые находятся на любой стадии. Это как деньги венчурных фондов, так и бизнес-ангелов. Бизнес-ангелов, конечно, немного, но они есть.

Немного – это сколько?
– В нашей базе порядка 15 контактов. Это те люди, которые заявляют, что они готовы рассматривать проект. Думаю, число заинтересованных людей возрастет. Специально для этого 29 сентября в 17:30 в кафе «Бархат» мы организуем очередную презентационную сессию, на которой группе потенциальных инвесторов будут представлены шесть инвестиционных проектов.

При каких условиях бизнес-ангелы готовы рассматривать свое участие в проекте?
– По факту наши инвесторы смотрят проекты, у которых есть четкие рынки сбыта. Если инициатор не может ответить на вопрос, кому и как будет продаваться его продукт, с ним даже разговаривать не будут. Кроме того, очень важна команда, которая предлагает идею; от того, как пройдет знакомство с людьми, тоже зависит очень многое.

Олег Николаевич, ведь зачастую проекты – это очень призрачные вещи. Особенно те, где речь идет о больших суммах. Сколько из них так и останутся нереализованными?
– Вся наша работа строится по принципу воронки. Нам приходится отработать тысячу разных контактов и в итоге получить 100 теплых «звонков». Из них в конкретную работу берется только 10, и только 1 может выстрелить.

Поделиться:
Все новости компаний