Газета
 04 июля 2011, 13:20   1163

Назови меня собой

Назови меня собой
Марат Гельман готов предоставить выставочные площадки для «неизданных» коллекций пермяков. Эксперты расходятся во мнении по поводу оценки данного предложения: одни находят в нем благо, другие уверены, что г-н Гельман преследует свои цели.

В конце июня в блоге Марата Гельмана появилась запись, в которой галерист выступил с инициативой государственно-частного партнерства: «Если вы готовы придать публичность своей коллекции, мы найдем для нее помещение. Сделаем музей вместе. Обширная, уникальная коллекция – это возможность создать музей своего имени. Если коллекция небольшая, то можно будет получить зал в Доме коллекционера». Затем г-н Гельман пояснил, что к этой мысли он пришел после того, как к нему с подобным предложением обратились несколько коллекционеров.
Инициатива директора музея современного искусства PERMM нашла положительный отклик в блогосфере и у деятелей смежных с Гельманом кругов. Елена Олейникова, основатель галереи Green art, отметила, что это первый подобный шаг в истории современной России. «Ситуация с частными коллекциями у нас довольно сложная, так как многие картины приобретались в конце 80-х и 90-х годах с «развалов», с рук и так далее без необходимой документации. Таким картинам заказан путь за рубеж, ибо право собственности на них подтвердить невозможно. И многие «жемчужины» до сих пор прозябают у «частников», которые опасаются их выставлять. В предложении Марата Александровича я вижу только плюсы. Во-первых, коллекционеры будут увлечены примером и порадуются возможности обнародовать свои домашние собрания. Во-вторых, это долгожданный контакт с пермской публикой», – рассказала Елена Олейникова.
Пермский художник Глеб Шарафиев считает, что в происходящем нет ничего неожиданного. «Марат Гельман пытается воспитать в Перми новую культурную поросль, и, видимо, сейчас он пришел к мысли, что пора этой поросли заявить о себе. Нельзя сказать, что ничего не делалось раньше: во время фестивалей всегда можно отыскать площадку для своей коллекции, но она либо передвижная, либо труднодоступная. Чтобы выставиться по-настоящему, необходимо привлечение средств и связей. Надеюсь, что сейчас все изменится».
Многими экспертами признается дефицит экспозиционных площадок в городе. Одно дело – поточные фестивальные выставки, и другое – постоянные площадки, которые чаще всего отводятся для крупных проектов. Один из самых востребованных пермских фотографов – Сергей Белов поясняет: «Живая Пермь», «Белые ночи» – это хорошо, но недостаточно. Хотя бы потому, что для нормального восприятия выставочного материала необходима эстетика. Нельзя полноценно насладиться живописью, когда она складирована в подвале или на улице. В условиях галереи или музея картина порой играет новыми красками». Между тем Сергей Белов подчеркнул, что здесь не обошлось без частного интереса Гельмана. «Человек, у которого каждая минута на счету, всегда преследует определенные цели. В данном случае, возможно, Марат Гельман желает просто заработать авторитет, но я не исключаю и других, более корыстных мотивов».
Татьяна Чернова, заслуженный работник культуры и один из организаторов митинга 30 июня против культурной революции, напомнила, что имена музеям даются не просто так: «В Перми до сих пор нет площади Модераха и других выдающихся деятелей. А Гельман предлагает создать музей имени неизвестно кого. Этим сейчас и живет Пермь: старые имена забываются, а приходят новые, которым все начинают поклоняться. В данной инициативе я не вижу ничего революционного. Такие «самостийные» выставки проводились и проводятся. Если к ним будет причастен директор PERMM, то это непременно плохо закончится. Мотив этого человека очевиден: отыскать для себя наиболее подходящие образцы и завладеть ими. В остальном я рассматриваю данное государственно-частное партнерство как попытку задобрить общественное мнение и прикормить особенно недовольных».
Равиль Исмагилов, председатель Пермского отделения Союза художников России, и вовсе сомневается, что проект будет полезен для Перми. «Скорее всего, Гельман лишь делает вид, что работает на благо пермяков. Не сомневаюсь, что у него хватит запала претворить в жизнь эту задумку, но впоследствии ее наверняка используют для показа работ очередных варягов. На одного пермского автора будет приходиться девять иногородних. А на вопрос, как так вышло, Гельман ответит, что в Перми некого показывать», – подытожил г-н Исмагилов.

Поделиться:
Все новости компаний