Газета
 04 июля 2011, 13:20   2969

Модель для края

Модель для края
Алла Чирикова, главный научный сотрудник Института социологии РАН, доктор социологических наук, – о взаимодействии краевых властей с бизнесом, интернет-блогах чиновников, оппозиции и имидже губернатора.

Алла Евгеньевна, в середине июля Вы приезжали в Пермь и проводили здесь исследование, можете ли рассказать, чему оно было посвящено?
– Я уже не первый год занимаюсь изучением социально-политической ситуации в Пермском крае. Исследования я провожу уже более полутора десятка лет, при этом неоднократно убеждаюсь в том, что именно ваш регион является интересным полигоном для отслеживания динамики социально-политических процессов. В Пермском крае всегда действовали сильные властные акторы, а социально-экономическая ситуация была относительно благоприятной. Эта сумма факторов обусловила особый тип региона, который исследователи, как правило, обозначают как сильный в экономическом отношении регион с диверсифицированной экономикой и сильной властью. В этот свой приезд я хотела бы сравнить сложившиеся сегодня модели взаимодействия власти и бизнеса с теми, которые были характерны для Пермского края 5 лет назад. Подобная динамика позволит увидеть, куда движутся эти отношения, консолидируется ли бизнес вокруг власти, является ли власть доминирующим актором в своем регионе, и др. Особое внимание в связи с этим я бы хотела посвятить вопросу о взаимодействии этих двух сил на поле реализации социальных проектов, значимых для региона, оценке действий исполнительной власти при построении моделей взаимодействия с законодательной властью как на городском, так и на краевом уровне.

Сложилось ли у Вас представление о том, к какой модели социальной политики можно отнести политику краевых властей?
– Безусловно, такое представление у меня сложилось еще 5 лет тому назад. Именно тогда, исследуя специфику взаимодействия власти и бизнеса, опираясь на материалы интервью самих акторов, я назвала подобную схему «моделью публичного либерализма». В ее основе – кардинальная перестройка требований власти к бизнесу. Новая система отношений опиралась, по замыслу губернатора, на формулировку четких и недвусмысленных правил взаимодействия с бизнесом, согласно которым перед ним ставилась задача добиться максимальной экономической эффективности своей деятельности. Это позволяло, по замыслу реформаторов, повысить экономический рост и стабилизировать экономические процессы в регионе. С бизнеса в идеологическом плане снималась социальная нагрузка как обязательная. Отныне он получал право решать – принимать или не принимать участие в социальных проектах, проводимых или инициируемых властью. Ответственность – участие или неучастие бизнеса в тех или иных проектах – определялась за столом переговоров. Весьма важно, что в основе этой модели лежал фактически обмен возможностями, за счет которых реализовались те или иные интересы. Однако не стоит абсолютизировать либеральную направленность подобной модели. За намерениями губернатора освободить бизнес от социальной нагрузки нередко скрывалась «суровая реальность». Она заставляла и заставляет власть сегодня просить бизнес о добровольных вложениях в реализацию социальных программ или помощи в отдельных благотворительных акциях, которые, по сути, носят принудительный характер. Это и позволяет обозначать данную модель как модель публичного либерализма. Ее важной чертой остается установка власти на минимизацию участия бизнеса в социальных проектах региона. Следствием такой политики является относительно узкий охват социальных проблем, в решение которых вовлечен пермский бизнес по инициативе власти, хотя это не отменяет собственных инициатив бизнеса в поддержке социальных проектов. Как и 5 лет назад, в Пермском крае определяющей является модель публичного либерализма, которая за прошедшее время не потеряла своих основных очертаний. Если не считать укрепившейся губернаторской власти, которая способна привлечь еще большее количество игроков от бизнеса на поле СП на основе неформальных договоренностей.

Отношения власти и бизнеса – это единственная составляющая данной модели?
– Нет. Не менее важной ее частью стало то, что власть со своей стороны должна была «навести порядок» в принципах финансирования социальных отраслей, перестраивая бюджетную политику. В рамках данной модели выплаты из бюджета учреждениям социальной сферы производились не по привычному «сметному принципу», а исходя из конечных результатов их деятельности. Это была уникальная модель, характерная исключительно для Пермского края.

Какие еще модели социальной политики Вы выделяете и с какими регионами в этом отношении сопоставим Пермский край?
– Исследования, проведенные еще в двух регионах, Свердловской и Ивановской областях, показали, что модели, действующие в этих регионах, могут быть названы соответственно моделью «Большой стройки» (особенно это характерно для времени Эдуарда Росселя) и моделью «Эпизодической кооперации», если говорить об Ивановской области, что обусловлено низким уровнем социально-экономического развития этого региона. Исследования взаимодействия власти и бизнеса на поле социальной политики, на примере трех регионов, позволили сделать общие выводы, свидетельствующие о том, что масштаб взаимодействия власти и бизнеса на поле социальной политики в регионах чаще всего определяется ресурсными возможностями бизнеса, с одной стороны, с другой – договороспособностью власти, если она является сильным доминирующим актором, с которым бизнесу интересно договариваться.

Вы отслеживаете ситуацию в регионах довольно длительное время, изменяется ли она с течением времени в Пермском крае? Каким образом?
– Я уже сказала и повторю вновь, что политическая ситуация в Пермском крае развивается в сторону укрепления губернаторской власти. Несмотря на активные действия оппозиционной группы «Солидарность» в ЗС Пермского края, нельзя сказать о том, что в регионе сегодня действуют акторы, способные поколебать сильные позиции губернатора. Власть исполнительная, судя по последнему выступлению губернатора в ЗС, согласна поделиться своей силой и влиянием в регионе с Заксобранием, но только в том случае, если эти два властных института смогут найти общий язык. Создание рабочей группы из депутатов ЗС с целью согласования действий исполнительной и законодательной власти для последующего уточнения векторов стратегического и тактического развития региона рассматриваю как важный шаг по укреплению институциональной базы такого взаимодействия. Важно, чтобы этот институт со временем не превратился по факту в формальный механизм, который на самом деле ничего не решает. По материалам интервью, собранным в процессе исследования, могу сказать, что усиление позиции губернатора в целом не вызывает сопротивления элит, они соглашаются с этим усилением как данностью, но в то же время напряженно ждут, как губернатор распорядится своей силой и откуда можно ждать реальной опасности. В целом политическую ситуацию в Пермском крае оцениваю как стабильную, несмотря на кризис и несколько усилившиеся протестные настроения.

Как Вы думаете, поспособствует ли интернет-активность чиновников и использование современных методов коммуникаций обозначить правила игры, по которым сегодня играет управленческая команда?
– Участники опроса, непосредственно следящие за происходящим в Интернете, а среди них были депутаты ЗС, эксперты, депутаты городской думы, в большинстве своем рассматривают подобную активность как избыточную и мало что дающую для улучшения ситуации. Они отмечают, что чиновники подходят к своим записям формально, фактически скрывая, а не раскрывая свои действия и их направленность. Это только «дразнит» представителей элит, но не позволяет выстроить реальной картины происходящего. Сама идея использования современных методов коммуникации абсолютно правильна, но для ее эффективной реализации требуется как минимум само желание чиновников делать это по существу, а не по форме. Пока требуемого уровня коммуникации, который бы удовлетворял элиты, к сожалению, достичь не удалось. Отсюда вывод: бизнесу в том виде, в котором это существует сейчас, интернет-активность чиновников вряд ли поможет. Но следует не забывать об одном – если мы хотим что-то изменить, мало в кулуарах говорить о том, что чиновники плохи и закрыты. Необходимо находить такие каналы взаимодействия, чтобы требования бизнеса доходили до чиновничьего класса.

Политологи по результатам выборов в Пермскую городскую думу сделали вывод об усилении протестных настроений населения. Подтверждают ли это результаты Ваших наблюдений?
– Безусловно, усиление протестных настроений – это общефедеральный тренд. Я не думаю, что в Пермском крае они существенно выше, чем в других регионах. Кризис не мог не отразиться на общественных процессах, именно поэтому его последствия просматриваются и сейчас. А вот способы работы с этими протестными настроениями могут быть различными. И победителем в борьбе с ними будет тот регион, который сможет быстро и адекватно отреагировать на сложившуюся ситуацию, особенно в малых городах. Мне кажется, что в Пермском крае такой потенциал «быстрого реагирования» имеется, теперь дело за тем, чтобы действовать в этом направлении активнее.

Насколько, на Ваш взгляд, на предстоящих выборах в Законодательное собрание будет активным противостояние оппозиционных партий и «Единой России»? Существует ли вообще политическая оппозиция в регионе на сегодняшний день?
– Согласно оценкам, полученным в ходе интервью от представителей различных партий и фракций в ЗС, я не думаю, что сопротивление оппозиционных партий будет очень высоко. Причина – отсутствие должного организационного ресурса у таких партий, особенно это касается КПРФ, отсутствие внутреннего единства у лидирующего ядра партий, недооценка новых каналов рекрутирования, недостаток финансовых средств. Это вовсе не означает, что победа «Единой России» на выборах окажется легкой. Это означает только одно – существенного изменения расклада политических сил в ЗС вряд ли стоит ожидать. Хотя любой избирательный процесс может принести свои сюрпризы, будем надеяться, что они не будут резко дестабилизирующими.

Каким представляется вам имидж Олега Чиркунова? Насколько существенное влияние губернатор будет оказывать на ход предвыборной кампании в Пермском крае?
– Имидж губернатора у элит Пермского края достаточно противоречив. Одни признают за ним стремление к изменениям, оценивают попытки вписать регион в общефедеральный тренд как весьма позитивные, другие, напротив,рассматривают подобные действия как резко негативные. Объединяет элиты в оценке губернатора только одно – убежденность в том, что «свой губернатор» лучше московского назначенца, а потому следует со многим смириться. Именно поэтому элиты оставляют за ним право вмешиваться во многие процессы в регионе. Не являются исключением и выборы в ЗС. Большинство элит убеждено: такое вмешательство, несомненно, будет, но оно совсем необязательно приведет к негативным последствиям. Одновременно многие из опрошенных опасаются, что подобное вмешательство способно привести к излишней моноцентрации власти, когда послушные депутаты будут голосовать за любое предложение исполнительной власти без критики. Отсюда следствие: резкое ухудшение качества исполнительной власти, которая, не встречая критического сопротивления, будет делать свою работу все хуже и хуже. Несмотря на то что подобные угрозы реальны, тем не менее, убеждена, что ЗС Пермского края слишком высокий «уровень послушания» вряд ли грозит. Реальные практики обсуждения законопроектов в ЗС свидетельствуют о том, что внутри ЗС уже сформировалось некое профессиональное ядро, которое неспособно обменять свой профессионализм на лояльность, какая бы за этим ни пряталась угроза.

Поделиться:
Все новости компаний