Газета
 02 мая 2011, 13:20   3148

Порядки старообрядца

Порядки старообрядца
Владимир Мачехин, генеральный директор ОАО «Трест № 14», – о рентабельности строительных проектов, стоимости жилья и о том, чем чиновники Пермского района лучше городских.
Автор: Кирилл Перов

Владимир Александрович, долгое время Трест № 14 входил в тройку лидеров по объемам строительства жилья в Перми. Чем продиктовано ваше решение уйти из города в Пермский район?
– У нас плохие отношения с городской администрацией, думаю, с такой проблемой сталкивается не только Трест № 14. А если, как и обещано, в Перми будет ограничен уровень этажности строительства до 6 этажей, думаю, и другие компании уйдут отсюда. Кто будет в городе строить 6 этажей? Какова окажется себестоимость этого жилья? Я вам приведу элементарный пример. Сегодня, чтобы снести небольшой дом площадью 10 тыс. кв. метров, надо потратить порядка 8–10 млн рублей. А если новый дом будет шестиэтажным, то деньги, которые уйдут на снос – это около 30 % от себестоимости строительства, ни одна экономика таких затрат не выдержит. Я тоже против высотных башен, в свое время одну такую построили у танка, это некрасиво. Но, в принципе, город должен застраиваться сбалансированно, а не так, как сегодня нарисовали.
Причин не строить сегодня в городе очень много, в том числе это и высокие тарифы. Нигде в России таких тарифов нет. Мой коллега недавно был на приеме у президента Удмуртии. Если в Перми тариф за подключение воды 146 тыс. рублей за куб. м, то у них 20 тыс. рублей, почему? Если мы платим 20 тыс. рублей за киловатт, то в Ижевске строители вообще ничего не платят. Почему мэр Челябинска, выступая по телевизору, говорит о том, что чиновники должны ЗАСТАВИТЬ строителей работать? А в Перми я начинаю строить дом через суд и сдаю через суд. Кроме культурной революции, у нас нет ни промышленности, ни стройки, ничего.
Но все-таки окончательно мы из города не ушли, вопреки всему мы строим, но мало. В этом году у нас в планах сдача одного дома, если закончим судебные дела, то, может, второй дом сдадим.

Себестоимость строительства в Пермском районе намного ниже, чем в Перми?
– Нет, там просто отношение к строителям другое. Но в Пермском районе мы пока работаем на ранее приобретенных земельных участках на основании старых договоренностей. Сейчас эти площадки заканчиваются, а новые можно приобрести только на аукционе. Но многие вопросы там решаются проще. И так думаю не я один. По статистке, в первом квартале этого года в Перми было построено 32 тыс. кв. метров жилья, а в Пермском районе – 24,6 тыс. кв. метров. Разница невелика, притом что Пермь все-таки миллионный город.

Каким образом сейчас планируете приобретать участки под застройку: работаете с частниками или намерены участвовать в торгах?
– Мы не работаем на площадках, которые выставляются на аукцион. Мы работаем с частниками. Приобретаем дома под снос и занимаемся их расселением. Например, сейчас во Фролах мы расселяем два дома, переселяем людей в ранее построенные нами дома. Эта система более управляема, чем участие в аукционе. Кроме того, если мы уже построили один дом, провели туда инфраструктуру, то нам интереснее продолжать работать на этом же участке.

Сейчас в Перми тоже выставляются на аукцион площадки под развитие застроенных территорий, готовы за них побороться?
– Я знаю, что в настоящий момент на торги выставлено две площадки: в центре города на Советской и на Кислотных Дачах, но они не соответствуют той цене, по которой их пытаются продать. Во-вторых, пока не решен вопрос по этажности зданий в Перми, их вообще вряд ли кто-то будет покупать. Допустим, площадка на Советской хорошая, но она дорогая по расселению. Там 6 домов надо снести. При строительстве 6-этажных домов этот проект будет невыгодным. Строители не миллиардеры, у нас рентабельность строительства 7 %. При этом надо еще развиваться, строить новый завод, покупать новую технику.

Аналитики отмечают увеличение доли строительства монолитно-каркасного жилья в Перми. Не рассматриваете вариант перехода на новые технологии?
– Нет, не хочу. Я старообрядец. Меня не интересуют новые технологии. Спросите любого строителя, в каком доме он хотел бы жить: в монолитном, кирпичном или панельном, и он выберет кирпич. Технически можно строить монолит, но, с другой стороны, если в компании работают около 300 профессионалов-каменщиков, то зачем их переучивать? Нас устраивает та технология, по которой мы строим.

Вы не скрываете, что заинтересованы в освоении Пермского района. Готовы сотрудничать с властями, участвовать в разработке нормативных документов, например Генплана этой территории?
– Мы и так сотрудничаем. И с Пермью, кстати, тоже. Сейчас участвуем в разработке генпланов Лобаново и Липовой Горы.

Кризис показал, что цены на жилье были сильно завышены, и не только заставил строителей снизить их, но и искать варианты для дальнейшего сокращения себестоимости? Как вы считаете, можно сделать жилье дешевле хотя бы в Пермском районе?
– У нас минимальная цена в Пермском районе 26 тыс. рублей за кв. метр в поселке Горный. В Березовке еще дешевле. Мы должны иметь определенную рентабельность, ниже себестоимости продавать не должны. Сегодня жилье в Перми должно стоить хотя бы 35 тыс. рублей за квадрат. Но в Перми в доме на Луначарского мы будем продавать квартиры по 65 тыс. руб-лей, потому что один снос там стоил нам 100 млн рублей.

При такой цене за квадратный метр какой будет рентабельность проекта?
– Процентов 7–10. Сегодня говорят, надо строить дешевле. Но все имеет предел. Тарифы растут, стройматериалы и площадки дорожают, а цена жилья почему должна упасть? Так не бывает.

Сегодня в Пермском районе вы, по сути, монополист в строительной отрасли. Или все-таки ощущаете конкуренцию с другими компаниями?
– Я считаю, что конкуренции вообще нет. Но все по-разному на это смотрят.
Андрей Гладиков (генеральный директор ОАО «Камская долина». – Прим. ред.) утверждает, что строителей и построенного жилья уже хватает и главное сейчас – продать то, что есть. Я думаю, что места всем хватит, строим мы еще мало.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний