Газета
 14 марта 2011, 13:20   1892

Пиррова победа

Пиррова победа
Музей современного искусства PERMM переворачивает концепцию своей экспозиционной политики. Если раньше в ходу было «Русское бедное», то теперь на выставочной площадке оказывается «Русское богатое» – так можно было бы условно назвать видеоинсталляцию «Пир Трималхиона», представленную зрителям 10 марта.

Созданием видеоинсталляции занималась арт-группа «АЕС+Ф», в состав которой входят Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский и модный фотограф Владимир Фридкес. Коллектив авторов, по мнению специалистов, обладает одним немаловажным для художников умением – предрекать. Прежде «АЕС+Ф» сыскал себе славу «Исламским проектом», посвященным противостоянию западной и восточной цивилизаций. Разрушенный в пух и прах Нью-Йорк, Статуя Свободы в парандже и превращенные в мечети американские архитектурные символы поначалу показались лишь художественным жестом, но после событий 11 сентября 2001 года приобрели зловещий пророческий контекст.
Столь же размашистым и символичным является и «Пир Трималхиона», представляющий собой, помимо видеоинсталляции, сборник цифровых фотоколлажей (потому организаторы выставки называют ее мультимедийной) на тему райского острова, последнего оплота бесполезной роскоши и неги в условиях погребенной цивилизации. Название проекта отсылает нас к «Сатирикону» древнеримского писателя Петрония Арбитра, а точнее, к самому обширному из сохранившихся фрагментов. Трималхион, разбогатевший вольноотпущенник, закатывает в своем имении ненормально роскошный пир, заканчивающийся разнузданной оргией. Все смешивается в общем порыве к одичалым удовольствиям: рабы и их хозяева, черное и белое, эротизм и похоть.
У художников из «АЕС+Ф» «Трималхион» – шикарный отель на отдаленном острове, куда свозят представителей «золотого миллиарда». Здесь для них уготовлена дольче вита: сладостные утехи, чуткие слуги, готовые исполнить любое, в том числе и самое порекаемое вне острова желание, извечно нежное солнце, одним словом, «все включено». Речь, однако, не идет об экранизации древней литературы и искусства, здесь они – кладезь цитат и аллюзий. Эпизоды разврата (заметим, очень невинные) и чревоугодия перевоплощены в завораживающую пантомиму и серию псевдорекламных почти бессюжетных роликов, главные герои которых – нынешняя элита, нувориши и царьки – не умеют ничего иного, кроме как «ловить кайф» от самих себя и всего, что с ними происходит. Но все, что имеет начало (тем более такое эффектное), имеет конец (чаще всего трагический). Конец «Трималхиона» – новая версия Апокалипсиса для богатых: остров то подвергается атаке НЛО, то гибнет под беспощадной громадой затмевающего солнце цунами.
Видеоинсталляция состоит из трех частей, демонстрирующихся одновременно. По сути, это – три разных ракурса, три истории, у каждой из которых свой собственный характер. Развивающиеся синхронно, сюжеты этого видеотриптиха дают зрителю свободу восприятия: каждый волен сам решить, какая версия развития событий наиболее «удобоварима» и понятна.
Протагонисты «Пира Трималхиона» – не герои и не антигерои, они лишь жертвы вымышленных обстоятельств, удел которых ограничен финальными титрами на трех экранах: «Конец первой части, «Конец второй части», «Конец третьей части».
В съемках приняло участие 120 моделей, некоторые из них узнаваемы: звезды кино, светских раутов, стриптизеры, фотомодели. Тем не менее Лев Евзович на церемонии открытия выставки заметил, что не преследовал цель превратить «Пир Трималхиона» в парад «селебритис». «Нам важна была типажность. Кто-то подошел нам потому, что напоминал какого-нибудь голливудского актера, кто-то – потому что сгодился для определенного образа. Нам хотелось, чтобы каждое лицо и взгляд работали на общий замысел, поэтому даже массовка выглядит столь убедительной».
Художниками была сделана ставка на гламур – куда же без него, когда речь заходит об элите? Нужно отдать должное фотографу Владимиру Фридкесу, который придал всей райской «тусовке» плотный налет глянца. Но именно этот глянец, думается, и «умертвил» большинство персонажей: их движения неестественны, вычурны, чересчур вальяжны, чтобы быть правдой жизни. Получается, что развратные участники пира погибли еще до заселения в отель «Трималхион», так, может быть, никакой это не рай, а совсем наоборот?
На открытии было много сказано о том, почему именно Пермь и музей современного искусства стали местом временной дислокации проекта «АЕС+Ф». Лев Евзович заметил, что Пермь – первый город за пределами российских столиц и Венецианской биеннале, в котором экспонируется выставка. «Это одна из самых удачных площадок для такого проекта. При этом мы не работаем ни на какую идею пермской столичности, мы лишь пытаемся отвечать проектным требованиям местного музея современного искусства», – рассказал г-н Евзович.
Кажется, эти требования со времени начала работы музея слегка трансформировались. Напомним, что низкий старт PERMM взял экспозицией «Русского бедного». «Пир Трималхиона» в свою очередь фактически является его полной противоположностью. Если первое – искусство подручных материалов, картона и скотча, то второе – достижение смыслов посредством привлечения самых последних компьютерных и визуальных технологий, где наибольшее внимание уделяется именно качеству материала.
Выставка продлится до 22 мая.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний