Газета
 31 января 2011, 13:20   2068

«Пермь должна отличиться»

«Пермь должна отличиться»
Борис Бернаскони, архитектор, победитель Международного архитектурного конкурса на лучший проект нового здания Пермской галереи, – о строительстве музея в Перми, потенциале города и о том, чем должны закончиться фестивали.
Автор: Кирилл Перов

Борис, какова цель вашего приезда в Пермь?
– Одна из целей моего приезда – работа над проектом здания музея в Перми. Оценить площадку, еще раз свериться с нашим проектом, получить материалы по нему.

Как продвигается работа над проектом, на каком этапе вы сейчас находитесь?
– История приобрела неожиданный поворот: теперь в создании музея участвует архитектор Питер Цумптор. Думаю, это сотрудничество даст проекту новый толчок и сделает его более интересным. Решено, что теперь галерея будет состоять из двух зданий, созданных разными архитекторами. Одно проектирует Питер Цумптор, второе – я. Объединить два здания в одну историю – сложная задача. Но мы хотим попробовать сделать так, чтобы эти здания стали неким городским аттракционом. Этот комплекс зданий, объединенных пешеходным маршрутом, свяжет верх и низ набережной Камы. Это будет не просто здание, а здание-ландшафт, вписанное в существующую набережную и являющееся ее органичным продолжением.

Уже определены площадки под строительство музея?
– Это будет определено проектом, над которым мы сейчас начинаем работу. Есть несколько вариантов, какой из них станет окончательным, мы пока не знаем.

Какие варианты рассматриваются вами?
– Я не могу назвать конкретные площадки, просто скажу: мы должны определить, каким должно быть расстояние между зданиями. Решение зависит от того, как нам удастся с помощью архитектуры создать единый комплекс. Мы не можем отодвинуть здания музея слишком далеко друг от друга, потому что тогда исчезнет связь между ними, но и очень близко их ставить нельзя, иначе в таком случае не будет диалога. Поэтому сейчас рассматривается несколько площадок на набережной. Плюс выбор места связан с технической стороной вопроса. Железная дорога тоже задает определенные параметры, потому что в случае с моим зданием посетителям нужно будет пройти над веткой, в то время как у Цумптора они окажутся под нею. Все эти обстоятельства играют роль при выборе места.

Та площадка, которая изначально резервировалась под строительство музея, рассматривается сейчас вами?
– Вполне вероятно, что это место будет задействовано. Может быть, мы чуть сместим его. В любом случае здания музея разместятся в промежутке между «Телтой» и спуском к набережной от Комсомольского проспекта.

Стоит ли ожидать, что, после того как началась совместная работа с Питером Цумптором, облик вашего здания претерпит изменения?
– Вполне вероятно, что он немного изменится, но основной замысел, который заключается в том, чтобы соединить город с набережной, сохранится.

Уже определен функционал обоих зданий?
– Здание Цумптора – это в первую очередь некий храм для деревянной скульптуры. Второе здание предназначено для размещения коллекции галереи, но оно также должно стать некоей интерактивной площадкой для города.

Вы неоднократно встречались с министром культуры Борисом Мильграмом и обсуждали проект музея. Есть ли у вас предположения по срокам его реализации?
– Пока нет. Он еще не встал на финальные проектные рельсы, сейчас мы находимся на стадии проработки подходов к его реализации. Надеемся, что Пермь все-таки обретет новое здание галереи. Но сделать это надо так, чтобы данное событие было отмечено знаком плюс.
 

Насколько Пермь сейчас привлекательна для архитекторов?
– Пермь станет привлекательной для архитекторов при условии, что здесь будет реализовано несколько знаковых для города проектов. Пока речь идет только о проектировании, но, мне кажется, для Перми очень важна реализация. Это необязательно должны быть очень дорогие и сложные проекты, изменения могут происходить на всех уровнях, начиная от городской среды с маленькими объектами типа киосков для продажи газет или остановочных комплексов и заканчивая более сложными зданиями и сооружениями. Сейчас есть очень хорошая основа для изменений: принят мастер-план, утвержден Генеральный план города. Эти документы позволяют двигаться дальше. Понятно, что изменить город в один момент невозможно, это нужно делать методично. И очень важно демонстрировать движение качественными реализациями. В России вообще есть большая проблема: здесь очень много проектов, но они редко воплощаются в жизнь. Перми надо отличиться.
 

Какие заявленные ранее проекты при условии их реализации, на ваш взгляд, могут стать по-настоящему значимыми для Перми?
– Это пермский музей, театр оперы и балета, отдельные ландшафтные объекты. Я думаю, что последние можно сделать даже намного раньше, потому что это быстрее. Например, набережная – очень хороший проект, который способен дать толчок городу и привлечь сюда профессионалов. Пермь уже начала работать над этим. Я считаю, что события и различные мероприятия – это тоже реализация. Если у тебя есть атмосфера, то в ней обязательно должно что-нибудь материализоваться.
 

А какая, на ваш взгляд, в Перми сейчас атмосфера?
– Я знаю, что в Перми сейчас проходит много фестивалей. Сюда приезжает большое количество людей. Это уже и есть атмосфера. Это хороший старт. Но теперь сделанное нужно превращать в хорошие материальные объекты. Иначе это все очень быстро исчезнет из информационного пространства.
 

А вы принимали участие в пермских мероприятиях?
– Я приезжал сюда на фестиваль прошлым летом, знаю, что в июне в городе пройдет фестиваль «Белые ночи». Мне вообще кажется, что все началось с конкурса на лучший проект здания музея. Понятно, что все, наверное, началось еще раньше или параллельно, но конкурс был, на мой взгляд, некоей подосновой для всех дальнейших событий, связанных с городом, со средой обитания. То есть до момента проведения конкурса в Перми не было никаких объектов, которые попадали бы в центр внимания общественности. Пусть вокруг конкурса были скандалы, споры, но это и есть предмет для обсуждений, важно, что он был.
 

Сейчас в Перми очень много говорят о преобразовании города, но  знают ли об этом за пределами города, или  пермяки с их культурной революцией по большей части варятся в собственном котле?
– Недавно я летел на самолете, где был установлен навигатор. По ходу движения на его экране появлялись различные города. Когда мы пролетали над Уральским хребтом, должен был появиться город Пермь, но этого не случилось. Хотя Екатеринбург был. Я в этот момент подумал, что Перми, видимо, не хватает активности. Наверное, следует сделать что-то большее, нужно вкладывать так много усилий, чтобы этот город появился на всех картах, на всех навигаторах, на всех путеводителях, которые только есть. И тогда сюда будут приезжать, смотреть, оставаться.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний