Газета
 12 декабря 2010, 13:20   1254

Как в пабе

Как в пабе
2 декабря в киносалоне «Премьер» творческим вечером режиссера Алексея Романова открылся зал документального кино. Организаторы амбициозно заявляют о появлении новой точки на карте кинематографической Перми, а Алексей Романов рассуждает о культурной контрреволюции, «Флаэртиане» и роли личности в истории кино.

Что даст городу открытие документального кинозала?

– То же, что дает открытие, например, нового паба. То есть для города ровным счетом ничего. Зато даст людям, которые увлечены документальным кино и которых немного. Здесь будет такая же теплая и закадычная компания, как в пабе. Люди будут приходить, смотреть фильмы, обсуждать, а кто-то, может быть, вдохновится и снимет свой фильм. Думаю, для режиссеров-документалистов осталось не так много мест, где можно показывать свое кино – в домашних условиях это скучно, фестивали катают одну и ту же программу, а в сети все это находится в состоянии полной энтропии. Надеюсь, что такая площадка станет частью какого-то продуктивного процесса.

Являются ли эти набирающие обороты процессы подтверждением ходкой в «культурно-революционных» кругах мысли, что Пермь – столица кинодокументалистики?

– Пермь никогда не являлась никакой столицей – это все провинциальный снобизм. Столица – это место, где формируются тренды, задаются векторы развития или имеется хотя бы некая формальная школа. Пока ни одного из этих факторов в Перми не существует. Есть горстка фанатов неигрового кино – вот они и создают много шума, который воспринимается как процесс. И вообще, я противник званий, которые становятся достоянием одного-единственного человека или места. Творцу ничего не дают регалии и наименования. Конечно, для него важен контекст и время, в котором он живет. Однако, если есть что сказать, если не можешь не говорить, высказывание обязательно состоится – не важно, в какой форме и в каком месте. Что касается пресловутой «культурной революции», то она необъяснимым образом никак не коснулась пермского кино. Театр, изобразительное искусство, паблик-арт – все идет в гору, а кино замерло на мертвой точке и никак не может с нее сдвинуться. Создается ощущение, что оно и вовсе уходит в подполье – в крохотные кинозалы, фестивальные проекты и так далее. Что способно придать импульс этому омертвевшему процессу – не знает никто.

Почему ощущается такой провал в игровом кино в сравнении с документальным?

– Все дело в отсутствующей инфраструктуре: нет актерской базы, нет специалистов, нет вменяемых администраторов, того, другого, третьего. И по большому счету нет основы – игровой киностудии, которая что-то в этом направлении формировала бы. Между тем снимать игровое кино – это всегда сверхусилие, и на одном энтузиазме далеко не уедешь.

Существует ли у пермского документального кино какая-то история и традиция?

– Лично для меня эта история по большей части связана с отдельными личностями. Ключевой фигурой обычно называют Павла Печенкина, но первопроходцы развивали и творили эту среду намного раньше. Мало кто помнит, например, «натуралистический документализм» Михаила Заплатина, запечатлевший природные красоты Уральской земли. Насчет событийного содержания истории – здесь можно отметить появление киностудии «Новый курс» и набирающую обороты «Флаэртиану» – фестиваль фестивалей, на данный момент самый успешный и уместный инструмент популяризации документалистики в городе. Это, пожалуй, немуд-рено – в условиях здешнего дефицита и безрыбья. Задача «Флаэртианы» по большей части не выявлять, а заявлять. Она не решает задачи взращивания нового поколения документалистов, но «импортирует» в Пермь лучшие образцы российского и зарубежного кино, что в свою очередь становится одним из факторов взросления местных кинематографистов. Ну а традиции... Традиция сменилась в наше время трендами. А тренды, как известно, не «привинчены» к какому-то определенному месту. Мне кажется, что художник должен держаться подальше от всяких традиций. Я поступаю именно так.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний