Газета
 25 октября 2010, 13:20   1853

Почти подвиг

Почти подвиг
Министр градостроительства и инфраструктуры Пермского края Александр Кудрявцев – о том, чем грозит пермякам низкий уровень воды в Каме, почему инвесторы не готовы пока вкладывать деньги в Большое Савино и как чиновники помогают строителям.

В августе на рассмотрение Заксобрания был внесен законопроект «О градостроительной деятельности в Пермском крае». Депутаты уже высказали первые замечания, согласны ли вы с ними?
– Сразу после внесения законопроекта по нашей инициативе была созвана постоянно действующая рабочая группа для того, чтобы депутаты могли ознакомиться с законопроектом более подробно. Законопроект большой и по-настоящему сложный, поэтому читается тяжело. Тем не менее мы долго над ним работали, писали его самостоятельно без привлечения сторонних экспертов. Была проделана колоссальнейшая работа, мы консультировались со многими органами территориального управления, с крупными строительными компаниями, контролирующими органами. Считаю, что законопроект появился своевременно. Думаю, что попросим законодателей сделать большой промежуток между первым и вторым чтением, чтобы отшлифовать этот закон вместе с депутатами. Тем более многие из них представляют строительный комплекс, поэтому мы рассчитываем на их помощь и профессионализм.
Что касается замечаний, высказанных депутатами, то не все они были по существу, видно, что некоторые из «критиков» просто не читали закон. Что касается конкретных замечаний, то на заседании рабочей группы депутат Виктор Суетин высказал пожелание, чтобы мы этим законом еще более не ухудшили положение строителей, которые на разных этапах своей деятельности сталкиваются с чиновниками. Могу заверить, что такой задачи перед нами точно не стояло. Цель была лишь одна – прописать понятные для всех правила.
В 2009 году речь шла о разработке краевой целевой программы развития строительной отрасли края. Кризис тогда изменил планы многих, будет ли эта программа разрабатываться сейчас?
– Тогда ситуация была странная, депутаты-строители лоббировали свои интересы, но назвать их предложения программой было тяжело. Каждая строительная организация представила мне список техники, которую им необходимо приобрести, было указано, сколько она стоит и где ее можно купить. По мнению лоббистов, министерство должно было заложить на эти цели средства в краевом бюджете для дальнейшей передачи техники строительным организациям.
Мы в свою очередь разработали концепцию развития строительной отрасли, предложили свои прогнозы по изменению спроса, сделали расчеты, сколько жилья приобретается, по какой стоимости, каким будет доход граждан и какого уровня достигнут ипотечные ставки. Но получилось, что на обсуждение документ был вынесен как раз к началу кризиса. Мы с депутатами приняли решение отложить рассмотрение этой концепции, потому что рынок в тот момент рушился прямо на глазах. Оглядываясь, сегодня понимаем, что многое было спрогнозировано неверно, кризис оказался гораздо глубже, чем предполагали.
Сегодня наша задача осталась прежней – как можно больше привлекать в отрасль федеральных денег за счет различных программ.
Какие меры поддержки строительной отрасли сейчас оказываются?
– До конца октября мы должны завершить разработку программы стимулирования жилищного строительства, она будет целиком состоять из конкретных проектов. В этом году федералы принимают ФЦП «Жилище» на 2011–2015 годы и будут финансировать именно проекты, попавшие в региональную программу.
До 1 декабря мы также должны разработать и сдать программу, направленную на ликвидацию административных барьеров в строительстве.
В начале 2008 года краевые власти поставили перед строителями задачу сдать к концу года миллион квадратных метров жилья. Кризис заставил пересмотреть планы по поводу достижения этого показателя?
– Федеральные власти не забыли про этот показатель, к 2020 году ввод жилья должен ежегодно составлять 1 кв. метр на человека. Думаю, что подгонять к этому показателю нас будут как пряником, так и кнутом. Но здесь важно не ошибиться, потому что, требуя от строителей таких объемов, мы сначала должны ответить только на один вопрос, кто все это купит. Если спрос есть, то не остается никаких сомнений, что стройкомплекс надо разгонять, разгонять и разгонять.
Deutsche Bahn представила свою концепцию вокзала Пермь II. Каковы сейчас планы краевых властей по реконструкции этого объекта?
– Компания Deutsche Bahn разработала две части из трех мастер-плана вокзала и прилегающей к нему территории. Думаю, до конца года они нам эту работу сдадут полностью. «Железная дорога» нас заверила, что в следующем году займется проектированием. Но проект очень важный, знаковый, поэтому думаю, что следующий год уйдет на составление технического задания, подготовку к конкурсным процедурам. Не уверен, что за это время собственники вокзала успеют выбрать конкретного подрядчика и заключить с ним контракт.
Какой объем средств потребуется на реконструкцию Перми II? Что из этого готовы финансировать краевые власти?
– Приблизительные расчеты, которые сделала Deutsche Bahn, показывают, что понадобятся миллиарды рублей. Мы договорились, что какую-то часть финасирования, может быть не объекта, а сетей, возьмет на себя бюджет.
В последнее время смолкли разговоры как о строительстве «Белкомура», так и Южного железнодорожного обхода. С чем это связано?
– Оба эти проекта включены в стратегию развития железнодорожного транспорта до 2030 года. Начало реализации – 2016 год. Пока в связи с кризисом и снижением грузопотока мы эти проекты не форсируем, но думаю, что со следующего года начнем активно ими заниматься, для того чтобы с 2016 года подвинуть начало реализации этих проектов на пару лет вперед.
В сфере транспорта краевые власти оказались перед другой серьезной проблемой – со следующего года ОАО «РЖД» отказалось от перевозки пассажиров пригородным желознодорожным транспортом. Как намерены решать проблему?
– До сих пор ОАО «РЖД» осуществляло перекрестное финансирование между пригородными и грузовыми перевозками, с 1 января они полностью отказываются от дотирования пригородных пассажирских перевозок. Тем самым весь груз ответственности ложится на субъекты РФ. Это серьезная проблема, и мы сейчас занимаемся ее решением. Во-первых, придется пересмотреть маршрутную сеть, отказаться от маршрутов, не пользующихся спросом у пассажиров.
Во-вторых, на субсидирование пригородных перевозок необходимо предусмотреть деньги в бюджете. Причем это должны быть колоссальные деньги. Сегодня в бюджете на 2011 год предусмотрено только 280 млн, этого явно недостаточно, чтобы сохранить маршрутную сеть на должном уровне.
Среди перевозчиков мы планируем выстроить рыночные отношения, рассчитываем, что на этом полигоне у нас будут работать как минимум три пригородные компании.
На кого рассчитываете в первую очередь?
– Это Пермская пригородная компания. Свердловская пригородная компания – наши соседи, которые оказывают услуги в Екатеринбурге. Есть компания «Содружество», которая оказывает услуги на Горьковской железной дороге, и компания «Пермский экспресс», которая не так давно получила лицензию на перевозки в этом виде деятельности. Насколько я знаю, это полностью частная компания.
Будет ли решен вопрос о переводе аэропорта «Большое Савино» в краевую собственность до конца года?
– Сейчас на это направлены все усилия, мы вплотную работаем с Росавиацией и Росимуществом. Уже проделана большая работа: мы передали аэродром и взлетно-посадочную полосу ФГУП «Администрация гражданских аэропортов», сделали все, чтобы предприятие было выведено из перечня стратегических, поэтому считаем, что сделали достаточно большой шаг к намеченной цели, дальнейшая процедура осложняется несколькими проблемами. Во-первых, процесс передачи подразумевает фиксирование и оформление всех прав, в первую очередь имущественных, которые есть у ФГУП «Пермские авиалинии». Там, к сожалению, не все права оформлены, а часть документов утеряна. На восстановление документов и регистрацию прав собственности уйдет какое-то время. К сожалению, мы никак не можем ускорить этот процесс. В наших силах лишь просить Рос-
авиацию и «Пермские авиалинии», чтобы они тратили свои деньги на проведение работы по сбору всего пакета документов.
Вторая задача, которую мы ставим перед собой, – разработка мастер-плана аэровокзала. Уже большое количество компаний предложили свои услуги. Откликнулись даже те, о ком мы раньше не знали. Все они только ждут нашего сигнала. Мы в ближайшее время определимся, с кем хотим работать, и заключим контракт на разработку мастер-плана. Очень хочется, чтобы к моменту перевода аэропорта в краевую собственность у нас была готова концепция его развития. Но, сами понимаете, что это не самоцель – главная цель, во-первых, найти инвестора, который бы построил современный вокзал и организовал на этой площадке все виды бизнеса.
Есть уже инвесторы, которые хотели бы заняться делом?
– Потенциальные инвесторы есть, операторы тоже. Банкиры интересуются этим проектом и готовы вложить деньги в его реализацию, но нынешний статус аэропорта сегодня реально их отпугивает.
Процесс привлечения оператора-инвестора тоже трудоемкий и достаточно дорогой. Например, правительство Санкт-Петербурга, занимаясь аэропортом «Пулково», только для того, чтобы провести конкурс, на структурирование сделки в течение полутора лет потратило больше 100 млн рублей. Это очень много. Но нужно понимать, кто и за что отвечает, какие документы для этого нужны, что мы хотим получить в результате и как этот результат измеряем. Еще раз повторю: это очень сложная процедура.
На каком этапе процесс выбора источника водоснабжения Краснокамска? Какой из вариантов (ЧОС, Нытва) поддерживают краевые власти?
– Проблемы с водоснабжением в Краснокамске нет. Почему я делаю такой вывод? Если у человека есть какая-то серьезная проблема, то он в первую очередь тратит деньги на ее решение. Откройте бюджет Краснокамска или Краснокамского муниципального района, многие годы на эти цели в нем не было заложено ни копейки.
Водоснабжение – прямая обязанность органов местного самоуправления. Губернатором мне было дано поручение подключиться к этой проблеме из-за конфликта между властями района и города. По большому счету краевых властей не должно касаться, какой источник водоснабжения будут в конечном счете оплачивать жители Краснокамска. Житель должен принимать решение, какую воду он хочет пить: дорогую воду, такую же, какую пьет пермяк, либо очень дорогую, в десятки раз дороже, но родниковую.
Поэтому сейчас в разработке находятся два проекта: одним занимается муниципальный район, другим – город. Договорились, что к концу года подведем итоги. Стороны должны подготовить реальный проект с положительным заключением экспертизы, понятным источником финансирования и стоимостью воды и согласием жителей платить за воду по предложенной цене.
Под контролем Минграда находятся не только строительные, но и инфраструктурные проекты. В этом году было завершено строительство подстанции Соболи. Насколько значимым был этот проект?
– Мы совершили практически подвиг и построили подстанцию Соболи мощностью 220 кВ, которая при окончании строительства всех линий на Пермскую ГРЭС и подстанцию Владимирскую даст свободно развиваться Пермско-Закамскому узлу. Он сегодня энергодефицитен, в том числе подвержен влиянию погодных условий.
То есть холодная зима нам нынче не страшна?
– Нынче возникла другая проблема: низкий уровень воды в Камском водохранилище. Из-за этого Камская ГЭС не сможет зимой работать на полную мощность, велики риски по ограничению потребителей, в первую очередь это касается Пермско-Закамского узла. Ограничения могут быть существенными. При этом стоимость электроэнергии окажется выше. Это очевидно. Сейчас работаем над тем, как их минимизировать.
Мы надеемся на то, что пойдут дожди и уровень воды в Каме немного поднимется. Кроме того, работаем с РФ, чтобы объем воды, сбрасываемый вниз, контролировался и учитывались в том числе и в первую очередь интересы жителей Пермского края. Это колоссальнейшая проблема.
Вы в очередной раз отстояли свою позицию в суде, однако правоохранительные органы возбудили еще одно дело, обвинив вас в причинении имущественного ущерба бюджету Пермского края. Уже успели подготовить ответ?
– Суд принял решение, что уголовное дело в отношении меня было возбуждено незаконно. Представляете, что это значит? Это значит, что правоохранительные органы, нарушив закон, организовали на меня персональные гонения. Это просто беспредел, когда незаконно возбуждают дела. Что касается второго дела, пока никак прокомментировать его не могу.

Поделиться:
Все новости компаний