Газета
 04 октября 2010, 13:20   1104

Кадры решают все

Кадры решают все
В Перми начинается фестиваль «Пространство режиссуры».
Автор: Кирилл Перов

Среди других театральных фестивалей, к которым пермские зрители уже начали привыкать, «Пространство режиссуры» выделяется прежде всего своей концепцией. Ее суть арт-директор фестиваля Олег Лоевский объяснил так: «Я, являясь арт-директором театрального фестиваля, видел всего два спектакля, а остальные буду смотреть вместе со зрителями. Это звучит как парадокс. Но я и не собирал спектакли, а искал людей. Их выбор и является основой фестивальной программы». Селектором, то есть отборщиком, «Пространства режиссуры» может стать человек, представляющий одну из ключевых театральных профессий – режиссер, актер, критик, драматург и продюсер.
Автором этой фестивальной концепции кроме театрального критика и драматурга Олега Лоевского является и режиссер и министр культуры Пермского края Борис Мильграм. Они же вошли в число селекторов, отбиравших спектакли для фестиваля этого года. Самое интересное в этой системе то, что выбор спектакля определяется не только цеховой принадлежностью, но и личностью самого отборщика, его собственными амбициями и пристрастиями. И это позволяет собрать на одной фестивальной сцене очень непохожие спектакли разных жанров, школ и направлений. Объединяет их только одно: все они талантливые и интересные.
Начало террора. Включенность фестиваля в мероприятия «Года Франции в России» отразилось и на селекторах «Пространства режиссуры». Двое из них – французы, но хорошо знакомые с культурой и театральной традицией России. Театральный критик и публицист Жан-Пьер Тибода долгое время работал в Москве обозревателем французской газеты «Либерасьон», а также является автором книги «На финско-китайской границе все спокойно. Хроники России – вид снизу».
Французская актриса театра и кино Валери Древиль играла в Парижском национальном театре «Шайо», а сейчас работает в «Комеди Франсез». Она работала со знаменитым российским режиссером Анатолием Васильевым: сыграла Нину в его спектакле «Маскарад», который был поставлен в «Комеди Франсез». В 2001 году Валери Древиль выступила в роли Медеи в спектакле «Медея. Материал», который поставил Анатолий Васильев в театре «Школа драматического искусства» в Москве.
Для фестиваля «Пространство режиссуры» Валери Древиль выбрала спектакль «Наш террор». В спектакле принимают участие молодые артисты нескольких французских театров, они же сами написали сценарий.
На первый взгляд, спектакль посвящен делам давно минувших дней – Великой буржуазной революции 1793–1794 годов. Но на деле проблемы, которые ставит спектакль, более чем актуальны для нашего времени. И артисты подчеркивают это игрой и даже своим внешним видом: молодые парни в современной одежде, Сен Жюст в джинсах, Робеспьер в костюме и галстуке. Да и диалоги на заседании комитета общественного спасения напоминают политические дебаты нашего времени, только вот террор теперь уже развился до своей крайней точки и стал терроризмом.
Комитет общественного спасения исполнял функции правительства Франции с сентября 1793-го по июль 1794-го. По сути, это была первая диктатура, правда провозгласившая своей целью возрождение общества и человека.
Размышляя о трех временах, когда революционные идеалы привели к террору во имя верности этим идеалам, режиссер спектакля Сильвен Крезево увидел свою задачу в том, чтобы «...разглядеть маленького Робеспьера в каждом из нас. Разглядеть привидение, возвращающееся из 1793 года».
Серьезность темы не затмевает актерской игры, интересной и динамичной. На сцене всего две трибуны, между которыми и разворачивается действие, но зритель сразу оказывается подхвачен вихрем идей и переживаний.
«Когда я посмотрела спектакль «Наш террор», я обнаружила в нем глубокую связь с русским театром. Тем театром, к которому я смогла прикоснуться, который я смогла понять благодаря тому, чему меня научил Анатолий Васильев, – говорит Валери Древиль, французская актриса, селектор фестиваля «Пространство режиссуры». – Мастерство импровизации в четких рамках напомнило мне этюды русских актеров по Достоевскому, Томасу Манну и Чехову. От спектакля остается одновременно ощущение необычайной свободы актеров и величайшей точности».
Это игра на поле коллективной памяти, так говорят французские критики о спектакле. И у российской аудитории имеется свое подобное поле, ведь, как заметил один писатель, Робеспьер, несомненно, уложил первый булыжник в мостовую, по которой позднее пришел к террору Ленин.
Бедная Соня. Селектор «Пространства режиссуры» Дмитрий Черняков – известный режиссер и сценограф. Он поставил ряд оперных и драматических спектаклей в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Вильюса, Казани, Новосибирска и других городов, имеет несколько «Золотых масок» за постановку оперных спектаклей. Почти во всех своих постановках является автором сценографии и костюмов. Свой выбор Дмитрий Черняков остановил на спектакле Алвиса Херманиса «Соня». Это единственный спектакль фестиваля (кроме пермской постановки «Жизнь человека»), который идет на русском языке, несмотря на то что поставлен в Новом Рижском театре. Иначе, наверное, и быть не могло, ведь основой спектакля стал рассказ известного российского прозаика Татьяны Толстой.
Режиссер ввел в число персонажей двух воров-домушников, которые пробрались в квартиру и, порывшись в нехитрых пожитках, преобразились: один стал рассказчиком, ведущим повествование, а другой стал Соней, главной героиней спектакля. Мужчина-Соня нисколько не похож на трансвестита, просто по-другому трудно изобразить то нелепое и неуклюжее существо, описанное Татьяной Толстой в рассказе. Перед нами предстала жизнь одинокой странноватой женщины, старой девы с «лошадиным лицом» и открытым сердцем, над которой подсмеиваются знакомые и соседи и одновременно пользуются ее добротой. Соня прекрасно готовила и очень любила угощать всех своими блюдами, ей всегда приводили детей, если не с кем было их оставить, и именно с ней недобрая подруга решила сыграть злую шутку. Но шутка не удалась. Таинственные письма от незнакомца с признаниями перевернули Сонину жизнь и сделали ее счастливой. Нежная и трепетная душа Сони получила то, о чем мечталось, – неземную любовь.
Вся эта история разыгрывается на бытовом фоне. Быт на сцене очень вещный, густо заполняющий пространство и достоверно воссоздающий подробности довоенной коммунальной квартиры с буфетами, патефоном, кастрюлями, пластмассовыми куклами-голышами. При этом восстановлены не только вещи, но и жесты, и смотреть на то, как Соня готовит торт или обмазывает специями курицу, прежде чем насадить ее на бутылку и отправить в духовку, необычайно интересно. Впрочем, все, что когда-то было обычным предметом обыденной жизни, сегодня воспринимается как этнографическая зарисовка, причем очень забавная. К тому же артист, играющий Соню, лишен текста, и, по сути, его игра – сплошная и очень комичная пантомима. Почти весь спектакль зритель смеется до слез, и они вновь наворачиваются на глаза, когда в блокадном Ленинграде в стужу Соня пробирается по городу, спрятав на груди свою последнюю ценность – баночку с томатным соком. Она, откликнувшись на письмо своего любимого, идет спасать его от смерти, не зная, что на самом деле спасет свою обманщицу, много лет писавшую ей письма от мнимого возлюбленного. Но Соня не знает этого и спасает свою любовь ценой собственной жизни.
Спектакль «Соня», талантливо поставленный и талантливо сыгранный, вряд ли удастся быстро забыть, как и то возникшее чувство утраты, как будто потеряно что-то, что ты не успел даже как следует рассмотреть и оценить.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний