Газета
 20 сентября 2010, 13:20   1453

Рецепт счастья

Рецепт счастья
Ректор Пермского государственного института искусства и культуры Евгений Малянов рассказал «bc» о сильных и слабых сторонах «Пермского проекта» и об альтернативном видении культурного развития края.
Автор: Кирилл Перов

Евгений Анатольевич, с чем связана разработка на базе Пермского государственного института искусства и культуры своего варианта видения концепции региональной культурной политики? Какие цели в данном случае преследует научное сообщество?
– Мы готовы были и раньше участвовать в разработке такого рода документов. Несколько лет назад, когда министром культуры Пермского края был Олег Ощепков, был объявлен конкурс на разработку такого рода концепции. Мы заявились на участие в нем, но конкурс тогда не состоялся. На этот раз конкурс не объявлялся, при этом проект одного из возможных вариантов концепции культурной политики уже появился в открытом доступе. Естественно, нам хотелось бы, чтобы при обсуждении столь важного документа мнение такого субъекта культурной политики, как федеральный вуз – ПГИИК, было принято во внимание.
Мы не преследуем цель создать оппозицию так называемому «Пермскому проекту». Мы не пойдем по принципу тезис – антитезис. Мы просто постараемся представить свое видение культурной политики Пермского края.
В том тексте концепции, которая представлена сейчас, есть очень много хороших деклараций, однако пути реализации культурной политики вызывают у представителей научного сообщества ряд вопросов. Если к нашим предложениям будет проявлен интерес, мы готовы разработать свой вариант концепции полностью в кратчайшие сроки.
Наша основная цель – это выразить позицию специалистов в области культуры, которые имеют другое понимание того, какой должна быть культурная политика и как ее необходимо реализовывать. Есть представители научного сообщества, которые работают в данной сфере, они являются профессионалами. Мы посылаем сигналы власти и обществу, что надо учитывать все риски и долговременные последствия, которые могут возникнуть при реализации «Пермского проекта», и рассматривать другие возможные варианты развития культуры в Пермском крае. Надо понимать, что сегодня не может быть ситуации, когда есть одно «учение» и оно «всесильно и верно», как это было во времена КПСС.
Кого Вы планируете привлечь непосредственно к разработке концепции?
– Хотелось бы, чтобы это было межвузовское культурологическое сообщество, практики из сфер образования, науки, культуры и искусства, СМИ и обязательно других сфер, например производства. Хотелось бы подчеркнуть, что в научном сообществе концепция культурной политики воспринимается как документ теоретико-прикладного характера. Когда разработчики «Пермского проекта» говорят о том, что концепции в нашей стране, как правило, не работают, возникает большой вопрос: а почему «Пермский проект» вдруг будет реализован? Зачем тогда его вообще создавали?
Планируется ли привлечение к разработке документа представителей крупных культурных учреждений, таких как галерея, краеведческий музей и так далее?
– Отличие нашего подхода от того, что мы увидели в «Пермском проекте», заключается в том, что к разработке программы на основе концепции будет привлечено максимально большое количество специалистов, прежде всего тех, кто будет реализовывать концепцию на практике.
У авторов, скажем так, «официальной» концепции субъекты культурной политики определены как структуры, которые участвуют в ее разработке. Пропущено одно принципиальное словосочетание: «и ее реализуют». Ведь можно написать концепцию и «дистанцироваться» от дальнейшей работы. А отвечать за реализацию будут некие другие структуры, если будут. Еще одно отличие заключается в том, что мы придерживаемся принципа поддержки культурных инициатив и выращивания культурных деятелей, а не составления их «закрытого списка» как в «Пермском проекте». По замыслу его разработчиков, некая группа людей просто будет указывать, кому «делегировать полномочия», и распределять деньги. Думается, что такой подход, мягко говоря, неверный.
Можно ли выделить положительные и отрицательные стороны «Пермского проекта»?
– Сейчас предлагается вариант культурной политики революционного свойства. Это, на мой взгляд, связано с тем, что и раньше и сейчас культуре отводится главным образом охранительная роль. «Пермский проект», в определенной мере, это попытка по-иному оценить потенциал и активизировать роль культуры, которая является системообразующим элементом для многих сфер жизни общества. Однако «официальный» вариант предлагаемой концепции во многом декларативен. То есть за истину выдаются некие не явные положения с сомнительным обоснованием. Текст концепции не лишен элементов самовосхваления авторов «пермской культурной революции».
Среди минусов «Пермского проекта» можно также назвать слабую структурированность и размытость основных понятий, используемых в тексте. Цели и задачи фактически не прописаны, а ожидаемые результаты изложены настолько общо, что их достаточно сложно отнести к действию непосредственно культурной политики, а не целого комплекса условий. Однако все эти недочеты можно устранить в ходе доработки концепции.
Другой вопрос, что есть ряд моментов, с которыми научному сообществу достаточно трудно согласиться по принципиальным соображениям. Зачастую это касается даже не научных подходов, а предлагаемых практических действий, которые могут повлечь за собой негативные последствия. Например, в тексте «Пермского проекта» есть тезис, исходя из которого культурная политика сводится к инновациям и проектам, изменяющим общественную жизнь. Однако стоит учитывать, что если инноватор в сфере материального производства имеет право на эксперимент, то в социально-культурной сфере нельзя действовать по принципу ломки всего общественного уклада. Последствия могут быть очень плачевными. Методологически неправильно определять культурную политику как проектно-инновационное действие. Кроме того, получается, что те культурные организации, которые оказались вне проектной деятельности или не попали в число флагманов, вынуждены, чтобы как-то работать, менять свои подходы, сознание и, возможно, структуру. А смогут ли они это сделать? И где тогда декларируемая опора на традиции культурного развития?
Что принципиально нового Вы с коллегами предлагаете в разрабатываемой вами концепции?
– Мы считаем, что нельзя разрывать связь и взаимозависимость созидательной и охранительной функций культуры, как это делают авторы «Пермского проекта». Думается, что культура – это один из элементов механизма устойчивого социально-политического развития, а не инструмент для радикальных преобразований. Мы полагаем, что необходимо ориентироваться на существующие в обществе культурные традиции. Культура является элементом, которая смягчает социальные изменения и потрясения. Если же она не будет выполнять эти функции и будет ориентироваться на мгновенные, революционные эффекты, может получиться ситуация общественного диссонанса и нестабильности. Ведь у культуры есть очень важное свойство – выращивание того лучшего, что в ней есть. Патриарх отечественной культуры Дмитрий Лихачев говорил: «Культура развивается не перемещением в пространстве, а сохранением и умножением ценностей».
В целом же мы выступаем за доступ максимально широких слоев населения к культурным ресурсам. Необходимо также создавать механизмы взаимодействия культуры и других сфер. Это позволит создать прочные связки с экономикой, здравоохранением – например в части «укоренения» здорового образа жизни. Пермскому краю необходим культурный протекционизм, поддержка продолжения и развития культурных традиций.
Если кратко пройтись по основным принципам предлагаемых Вами тезисов культурной концепции, то правильно ли я понимаю, что одним из основных станет именно постулат о социальной ответственности культурной политики?
– Это действительно так. Мы считаем, что культурную политику нельзя рассматривать отдельно от общества. На наш взгляд, она является результатом компромисса между различными социальными слоями. Надо понимать, что любая программа культурной политики разрабатывается прежде всего в интересах населения региона. Поэтому когда разработчики концепции говорят, что нельзя осчастливить всех, сразу возникает вопрос, а где гарантия того, что «Пермский проект» – это рецепт счастья? Кроме того, все жители края являются налогоплательщиками и за свои деньги хотели бы получать хотя бы минимум услуг в сфере культуры. Необходимо четко проработать механизм определения запросов общества. Представляется, что в «Пермском проекте» это не сделано в полной мере.
Сейчас главным для нас является определение принципиальных позиций, которые наиболее емко охарактеризуют наше понимание реализации культурной политики в регионе. Думается, что нужна социально-культурная политика, ответственная за последствия преобразований. В «Пермском проекте» это пока не читается.
В представленной концепции при правильной декларации о том, что культура должна восприниматься не как отрасль, а как сфера, влияющая на все общество, абсолютно не прописан механизм этого взаимодействия. Мы в свою очередь постараемся сформулировать это, как и тезис о том, что в современной ситуации далеко не все регулируется рынком. Роль государства в культуре остается достаточно заметной и важной.
Необходимо также провести специальное исследование культурной ситуации в крае, а не оперировать общеизвестными статистическими данными. Мы выступаем за эволюционные изменения в культуре, а не мгновенные, как в «Пермском проекте», иначе можно прийти к «большевистскому наскоку», как это уже было в России в 20-е годы ХХ века.
Евгений Анатольевич, есть ли у Вас уверенность, что ваши попытки представить альтернативное видение культурной политики будут восприняты с должной степенью понимания на краевом уровне?
– Надеемся, что наши идеи не останутся без внимания. Представители научного и культурологического сообщества заявляют другое видение и при этом ни в коем случае не стремятся стать оппозицией. Появление разных взглядов и реакция на них позволит проявить истинный интерес авторов «Пермского проекта». Если это действительно попытка разработать культурную политику в интересах всего регионального сообщества, то, наверное, целесообразно собрать и учесть все рациональные идеи, позволяющие добиться позитивного результата.

Спарвка «bc»
9 сентября в ПГИИК состоялось заседание круглого стола на тему «Концепция культурной политики Пермского края: взгляд представителей культурно-образовательного сообщества». Инициативная группа специалистов ПГИИК (Евгений Малянов, Олег Лейбович, Елена Березина и Матвей Писманик) предложила рассмотреть краткие тезисы собственного варианта культурного развития региона. К обсуждению были приглашены специалисты-культурологи вузов Перми. Авторы проекта и, в частности, Евгений Малянов приняли участие в работе VI Пермского экономического форума, где они планировали представить свое видение развития культурной политики в крае.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний