Газета
 13 сентября 2010, 13:20   1683

«Пощады никому не будет»

«Пощады никому не будет»
Дмитрий Махонин, руководитель краевого Управления Федеральной антимонопольной службы, – о росте цен на продукты питания, нерадивых чиновниках и Генеральном плане Перми.

Дмитрий Николаевич, Пермское отделение УФАС часто упоминается в СМИ. В чем причина: хорошо работаете или умеете пиариться?
– Пермское управление традиционно одно из самых активных в России, оно всегда было в числе лидеров. Мы пытаемся поддерживать ту активность, которая была задана первыми руководителями службы. При этом исследуем вопросы и проблемы, интересные не только местным, но и федеральным СМИ, и освещаем их. Поэтому и на федеральном уровне про нас тоже пишут.
Есть у антимонопольного управления целевые показатели? Как изменилось количество возбужденных УФАС дел по сравнению с прошлым годом?
– По сравнению с 2009 годом возбужденных дел меньше не стало. Но увеличилось количество жалоб по ФЗ № 94 о госзакупках. В этом году несколько дел было возбуждено по поводу сговора на торгах. Вызывают недоумение аукционы, на участие в которых было подано 10 заявок, а на торги явилась только одна компания.
Лица, в отношении которых УФАС возбуждает дела, часто пытаются оспаривать решения?
– Да, и в последнее время количество попыток обжаловать наше решение в суде увеличилось, но большинство дел мы выигрываем, причем в спорах с такими крупными компаниями, как ЛУКОЙЛ, ТГК, ПСК, МРСК Урала. Есть и проигранные споры, но их не более 10 %.
На чем сейчас сосредоточено внимание антимонопольной службы?
– В настоящий момент больше всего волнует продовольственный рынок и повышение цен на продукты питания. Приходится и критику выслушивать в свой адрес, и упреки в том, что не можем остановить рост цен. Но мы делаем все возможное в рамках позволенного законом. Просто надо понять, что на сегодняшний день мы находимся в рыночной экономике и без законов рынка ни одна цена не формируется. Поэтому мы тщательно разбираемся в каждой ситуации, выясняем, насколько обоснованным было повышение цен. Если окажется, что цена спекулятивная, поверьте, пощады никому не будет.
В течение года болезненным для нас был вопрос о повышении цен на бензин на территории края. Мы работаем и в этом направлении. Те дела, которые Пермское УФАС провело в отношении ЛУКОЙЛа, мы выиграли и сейчас контролируем их исполнение.
Но в вопросе о ценах на бензин очень многое зависит не от контролирующего органа, а от позиции региональных и муниципальных властей, потому что они являются залогом развития конкуренции на территории края. Чем больше монополизирован рынок, тем труднее на него воздействовать с точки зрения ценообразования.
За какими еще компаниями пристально наблюдаете?
– Традиционно это сфера ЖКХ, объекты естественных монополий, которые постоянно злоупотребляют в силу своего положения на рынке и неповоротливости. Но из всех случаев нарушения антимонопольного законодательства, выявленных УФАС, половина допускается чиновниками. Поэтому к чиновникам самое пристальное внимание.
В чем причина? Не хватает юридической грамотности или чиновники настолько уверены в собственной безнаказанности?
– Есть разные случаи, где-то безграмотность сыграла свою роль, в ряде случаев были выявлены факты проявления коррупции. Есть просто пренебрежение законом. До последнего времени должностные лица не несли ответственности за нарушение антимонопольного законодательства. С недавних пор мы получили право за однократное нарушение штрафовать должностное лицо. В дальнейшем, если нарушения будут повторяться, УФАС начнет направлять дело в суд с требованием о дисквалификации. Пока в Пермском крае до этого не дошло, но мы на грани. Осознание того, что надо соблюдать закон, должно все-таки прийти к чиновникам.
Можете назвать претендентов?
– Нет, я не буду озвучивать их имена. Решение принимает суд, мы соответствующие материалы уже готовим.
УФАС долго судилось с городской администрацией и МАУ «Бюро городских проектов», до сих пор в этом споре суд принимал сторону антимонопольного органа. Но не считаете ли вы, что, даже если выиграете дело, фактически состоится ничья. Ведь мастер-план уже разработан, и он лег в основу Генерального плана.
– Если в ходе судебных разбирательств будет установлено, что при оформлении договора подряда с иностранными компаниями городские власти допустили нарушение, наказание понесет ответственное должностное лицо. На вопрос, кто именно, должна ответить прокуратура, мы свою экспертную позицию высказали. Если суд встанет на нашу сторону, то УФАС сможет использовать этот опыт по отношению к другим автономным учреждениям.
В крае больше десятка автономных учреждений, и нам не нравится, что они расходуют бюджетные средства, как им вздумается. Организации подобного рода, как правило, не оказывают никакой услуги юридическим и физическим лицам, а просто тратят бюджетные средства – строят дороги, реконструируют парки, закупают технику. Мне кажется неубедительным аргумент, что на выделенные деньги автономное учреждение выполнит работу лучше, чем другие организации. Потому что собственными силами автономное учреждение ничего не делает, а нанимает для этого подрядчиков. Фактически оно просто является придаточным звеном между бюджетом и подрядчиком и тратит бюджетные деньги не по конкурсу, предусмотренному Федеральным законом, а как ему вздумается. Убежден, что бюджетные деньги должны распределяться по конкурсу, с привлечением контролирующих органов, которые проверяют эту процедуру.
Пермский центр развития дизайна еще не привлек ваше внимание?
– Мы рассматривали заявление от депутатов и из прокуратуры по поводу ПЦРД. Но в центре дизайна есть специалисты, которые и выполняют всю работу. Поэтому в данном случае мы пока не нашли никакого нарушения законодательства. Сравните его с другим автономным учреждением – Управлением автомобильных дорог. Оно лишь выполняет задание на строительство дороги, не оказывая при этом самостоятельную услугу. Ни одного квадратного метра дорог Управление автомобильных дорог не построило, оно их не содержит, не ремонтирует, а лишь контролирует исполнение этих работ.
В конце августа УФАС проводило проверки пермских сетей, в отношении ряда ритейлеров было возбуждено дело. Те в свою очередь упрекали УФАС в вольной трактовке законодательства. Можете прокомментировать свою позицию по этому вопросу?
– На самом деле все достаточно просто: закон запрещает с поставщиков продуктов брать входные пошлины и дополнительные бонусы. Под каким бы соусом они ни преподносились в договорах, как бы ни назывались, суть понимают все. Если это условие забито в договор, мы считаем, что это противоречит действующему законодательству. Поверьте, времени для того, чтобы привести документы в соответствие с требованиями закона, было достаточно. Если сети этого не сделали – значит, не хотели. По каждому делу мы готовы выслушать возражения ритейлеров. Если их аргументы окажутся убедительными, то производство по делу будет прекращено. В противном случае мы выдадим соответствующие предписания. Есть еще арбитражный суд, если сетям удастся там отстоять свою позицию, то, значит, будет сформирована судебная практика, чтобы в дальнейшем не заходить в эти споры.
Важно помнить, если не станет торговой сети, мы с вами проживем, в конце концов, пойдем в ларек, но я не понимаю, чем будут торговать сети без производителя.
К вопросу о ларьках. Насколько известно Business class, у УФАС были претензии к краевому правительству по поводу постановления № 483 о размещении объектов мелкой розницы, в соответствии с которым ларьки и киоски должны исчезнуть из Перми. Удалось ли вам найти общий язык с чиновниками?
–Мы находимся в стадии обсуждения этого вопроса, думаю, здесь не обойтись без мнения прокуратуры. Пока мы немного расходимся в своей позиции с краевыми властями. Если чиновники задумались о том, что ларьки – это вредно и их наличие ведет к негативным социальным последствиям, то решать проблему надо в рамках законодательства. Для этого есть Роспотребнадзор и другие контролирующие органы.
Во-вторых, с нашей точки зрения, нельзя просто взять и выгнать предпринимателя с места. Если региональная власть говорит о том, что ларьки не нужны, то она должна позаботиться о том, чтобы у владельцев киосков была какая-то альтернатива, предложить льготные кредиты, чтобы предприниматель мог приобрести помещение на первом этаже и стать магазином шаговой доступности, организовать площадки для ярмарок. Говорить о том, что киоск не востребован, нельзя. Раз он до сих пор не закрылся, значит, у него есть покупатель.
Но у разработчиков постановления есть понимание, что необходимо искать компромисс, а не рубить с плеча, думаю, в ближайшее время мы придем к единому решению.
Сегодня все упрекают чиновников, что цена является единственным критерием при организации конкурсов. Но как только в условия конкурса начинают вносить дополнительные критерии, ФАС видит в этом ограничение конкуренции. Как тогда быть с качеством?
– На федеральном и региональном уровне есть нормативные документы – ГЭСНМ, территориальные расценки, стандарты, СНиПы, нормы. В них прописано, как должна выполняться работа, указаны сроки, рекомендованы материалы. Что еще забивать в условия, если все должно быть выполнено в соответствии с этими критериями? Остается только цена. Чиновникам нужно научиться контролировать работу, выполняемую подрядной фирмой. Коллеги, вы когда строите себе дом, наверное, тысячу раз посмотрите, все проверите, и если будет криво, не станете принимать и подписывать акт. Тут поступайте так же: не подписывайте акт, применяйте штрафные санкции, делайте все, что позволено законом. Конечно, можно долго рассуждать, что подряд получила фирма, которая выполнила работу ненадлежащим образом. Но тогда возникает встречный вопрос: а кто эту работу принял?
Как оказалось, в Пермском крае самые молодые чиновники. С одной стороны, люди радуются, что молодежь идет во власть, с другой – упрекают ее в отсутствии опыта и неумении принимать самостоятельные решения. Что-то можете парировать в ответ?
– Моментами я был бы рад, если бы часть решений кто-то принимал за меня, чтобы ответственности было меньше. Но это шутка, конечно. На самом деле мне спокойно работается. Я полностью отвечаю за то, что делаю. И никогда за все годы моей работы мне не поступало указаний сверху поменять решение. Вышестоящие руководители могут откорректировать мою позицию, но уже после того, как решение будет принято. Из центрального аппарата Федеральной антимонопольной службы также поступают рекомендации, какие решения принимать по тем или иным случаям, но они касаются не конкретного предпринимателя, а целой категории однотипных дел.
Относительно замечаний по поводу нехватки опыта замечу, что можно всю жизнь сидеть и опыта не набраться. Я согласен, что опыт приходит с годами, но для этого нужно еще и работать.
Вам не поступали предложения пойти в бизнес?
– Нет. Но если даже они будут, считаю пока преждевременным думать о смене работы. Официально я работаю руководителем антимонопольного управления чуть больше года. Пока рано подводить какие-либо итоги. Думаю, что работу, если хочется что-то изменить, надо менять по истечении 4–5 лет.
Наверняка работа руководителя антимонопольного управления заканчивается не в 6 часов вечера...
– Иногда даже в десять...
Не считаете, что что-то упускаете в жизни?
– Конечно, хочется реализовать себя везде, тем более у меня дочери годик, я редко ее вижу. Когда прихожу с работы, она уже спит. Но думаю, что я далеко не один такой. Надеюсь, что у меня потом появится время, чтобы нянчиться с внуками.
 

Поделиться:
Все новости компаний