Газета
 09 августа 2010, 13:20   935

Кино для зрителя и кино о зрителе

Кино для зрителя  и кино о зрителе
В разгаре сезон отпусков, скоро начнется учебный и финансовый год, близится открытие театрально-фестивального сезона, одним из событий которого должен стать фестиваль современного театра и кино «Текстура». Сегодня я хочу рассказать об одном из участников фестиваля «Текстура» – Иване Вырыпаеве, драматурге, участнике «Новой драмы».

Вырыпаев дебютировал в кино фильмом «Эйфория» и мгновенно получил признание в кинематографической среде. В 2001 году Иван написал новую по форме и взрывную по содержанию пьесу «Кислород», герои которой – Саша и Саша (он и она) – изъяснялись в ритме рэпа. В их скороговорках о любви и насилии без труда можно было расслышать десять христианских заповедей. На сцене театра «Практика» в постановке режиссера Виктора Рыжакова спектакль шел до 2006 года. Восемь лет спустя автор сам взялся за экранизацию своей пьесы. «Кислород» успел получить три премии «Кинотавра» в номинациях: лучшая режиссура, лучшая музыка и премия кинокритиков. По словам Вырыпаева, «Кислород» – «фильм для русских».
Вырыпаева интересует сознание, не знающее, что такое хорошо и что такое плохо. Интересуют люди, которые живут вне понятия о грехе и преступлении. Он сам вырос в неблагополучном сибирском районе, где детство, отрочество и юность у него были не те, что у толстовского Николеньки. Не считалось плохим драться и бить кого-то, плохим считалось предавать своих. Санек, главный герой фильма, парень из того же мира, в котором жил Иван. Из этого мира так просто не вырвешься, его надо лопатой отсекать. Герой убивает не жену, а свою прошлую жизнь, которая стала для него невозможна после того, как он встретил женщину из другого мира. Лопата и кислород – элементы страшной сказки. Это же не документальное кино.
Мы с вами живем в христианской нравственности, даже если она превратилась в мораль или искажена. Многие же не думают, почему нужно следовать заповедям, они просто следуют моральным догмам, или так же просто их нарушают, или, не думая, прикладывают мораль к тому, к чему она неприложима. Известные режиссеры возмущаются тем, что какие-то персонажи конкурсных фильмов изъясняются матом. Они считают, что это свидетельствует не только о их безнравственности, но и о безнравственности авторов. А сам, говоря о нравственности, находится в пространстве морали, то есть необсуждаемых догм. И не понимает, что использование матерной лексики – это не вопрос нравственности художника, а эстетический вопрос.
Заповеди – это высота, стоящая перед человеком. Тот, кто стремится ее взять, претерпевает внутреннюю трансформацию и становится другим человеком, не таким, как все.
Важен принцип сомнения для критики, для творчества, для веры. К вере нужно идти через сомнение, иначе она будет слепой. Но в конце этого пути сомнения отбрасываются и наступает вера, которую уже нельзя разрушить.
Кино для зрителя – это то кино, которое он хочет видеть, и то, которое ему льстит. Кино о зрителе может говорить и то, что ему неприятно слышать. Но говорить такие вещи необходимо, если это правда. Всем надо говорить правду. Важно показывать фильмы спорные, разные. Для того чтобы зритель хоть как-то размышлял о жизни.
В сентябре «Кислород» Вырыпаева и еще более 20 важных, знаковых фильмов мы обязательно покажем в одном из пермских кинотеатров в рамках фестиваля «Текстура», где в одном месте будут собраны самые противоречивые, скандальные работы российских и зарубежных режиссеров.
 

Поделиться:
Все новости компаний