Газета
 19 апреля 2010, 13:20   1488

Эдуард Бояков: детский театр – это важный ресурс развития территории

Эдуард Бояков:  детский театр – это важный ресурс развития территории
Создатель театра «Сцена-Молот» рассказывает, зачем он привозит в Пермь еще один международный фестиваль.

В начале мая в Перми пройдет Международный фестиваль театра для детей «Большая перемена». До этого фестиваль проводился только в Москве.
В рамках фестиваля пермяки увидят спектакли театров с мировой славой. Это легендарная «Ундина» МХТ им. А. П. Чехова, «Папа всегда прав» болгарского театра Credo, собравшего более 150 фестивальных наград в разных странах, «Снежная королева» знаменитого московского театра «Тень», объездившие полмира спектакли «Счастливый Ганс» самарского театра «СамАрт» и «Иваново сердце»  театра  «Желтое окошко» из Мариинска, спектакль «Чух-Чух» Эстонского государственного театра кукол. В пермских больницах и детских домах будут сыграны спектакли в рамках реабилитационного проекта, инициированного «Большой
переменой».
Создатель и идейный вдохновитель фестиваля Эдуард Бояков ответил на вопросы «bс».
Вы – один из самых известных и востребованных  людей  в  современном театральном  процессе  –  продюсируете,  ставите,  пишете,  открываете новые театры. Зачем лично вам этот детский фестиваль?
– Как человек, который большую часть своей жизни занимается театром и современным искусством, я понимаю, что мы обязаны воспитывать, растить  зрителя, который завтра придет в театр  смотреть недетские спектакли. В отличие от 70-х годов, когда детский театр делали такие продвинутые режиссеры, как Товстоногов, Корогодский, Додин, Гинкас,  сегодня театр для детей в России потерял престиж не только в системе родительских ценностей, но и в профессиональной среде. Это стратегически неверно.
Посмотрев огромное количество детских  спектаклей  (к  сожалению, преимущественно на Западе), я увидел, что театр для детей способен давать энергию, которая заряжает и на другие творческие проекты.
Растить новое поколение творческого зрителя – это амбиция, достойная художника, важнейшая творческая практика. Наверное, поэтому в прошлом году мы поставили в театре «Сцена-Молот» детский спектакль «Агата возвращается домой».
Если  говорить о лучшем европейском  детском  театре,  то  там работают люди, которые свободно внедряют в свои спектакли медиа, самые современные драматургические приемы, владеют визуальной культурой, ведут междисциплинарные поиски. Когда видишь спектакли  таких  театров, как  «Тень» или Credo,  которые  востребованы  во всем мире, а по сути являются небольшими семейными театрами, то понимаешь, что эти художники с легкостью могут сделать выставку любого уровня на западном биеннале, они могут поставить спектакль в большой опере. А те российские режиссеры, которые в большинстве своем работают сегодня с крупными серьезными жанрами, сделать  такое  чудо  не  смогут  по определению. Они не обладают той фантазией и той свободой.
У  большинства  людей  сложился стереотип:  детский  театр  –  это  «Колобок»  или  «Карлсон»,  а  режиссер такого  спектакля  –  или  выпускник театрального  вуза,  дожидающийся более  интересного места,  или  «отставник»,  дожидающийся  пенсии. Что  делать  успешному  режиссеру  в детском театре?
– Я не знаю, что такое успешный режиссер, в моем лексиконе слово «успешный» отсутствует. Я  знаю, что такое состоявшийся. Режиссер может состояться сегодня в детском театре, только если у нас будет другая
театральная система.
Нам нужны площадки, которые работали бы как открытые для творчества, адресованного детям. Модель репертуарного традиционного театра больно бьет по детскому театру, потому что способствует развитию феномена творческой резервации. В театре для детей в России в основном работают люди, не  сумевшие себя  реализовать  во  «взрослом» театре. Но есть другие, есть пассионарии, которые  служат этому делу, но их очень мало. Поэтому ситуацию нужно менять структурно. Это произойдет, когда появятся гранты, конкурсы, появятся площадки,  где можно будет  за небольшие деньги свободно  экспериментировать и ставить спектакли для детей. То есть реализовывать свой интерес к театру. Пусть это будет на уровне полулюбительского искусства, а уже моя задача как продюсера – довести проект до уровня состоятельного.
Сейчас талантливые режиссеры должны стремиться в правильные места: на фестивали и лаборатории, должны не бояться делать спектакли в клубах, в студиях, в телевизионных павильонах, в магазинах. Не бояться делать рождественские спектакли.
Чем, с точки зрения режиссера, отличается театр для взрослых от театра для детей?
– Станиславский в свое время дал простое и точное определение детскому театру: это театр как для взрослых, только лучше.
Если попытаться что-то добавить от себя, то, на мой взгляд, «взрослый» театр больше работает с социальным прошлым, с памятью. Очень важно закрепить в своей памяти, в памяти этноса какие-то вещи и ценности, которые существовали в нашем детстве.
Посмотрите, что творится на эстраде. Достаточно посмотреть час эфира MTV, чтобы понять, что половина клипов снимается в ретро-эстетике.
Уже выросло поколение людей, которое знает, что такое «совок», но они воспринимаются сегодняшними тинейджерами как пожилые люди. Поэтому необходимо работать с памятью.
Если говорить о жанровых определениях, то в детском театре должно быть больше радости и юмора. Но и взрослый человек не должен терять возможность смеяться и радоваться.
Однако во взрослом возрасте человек уже знает и чувствует, что такое трагедия. А трагедия – это последний этап жанрового взросления.
Еще  один  стереотип:  современных детей не оторвать от компьютеров и телевизоров. Их  увлечения  –  аниме, игры, фильмы  3D.  разве  можно  их заинтересовать  такой  архаикой,  как театр?
– Человек из виртуального мира должен хотя бы иногда вырываться в реальный. А театр – это уникальная возможность ощутить момент своего существования здесь и сейчас. Услышать и  увидеть, что происходит с другим человеком, почувствовать его температуру тела. Эту температуру эмоционального тела человек может передать тебе в театре, заразить тебя этой энергией. Чувствовать и принимать ее – навык, который приобретается. Это воспитательный момент. Ведь театралами не рождаются – театралами становятся. И в этом  смысле наша культура должна воспитывать зрителя.
В  программе  фестиваля  значится спектакль  «ундина» жана жироду, поставленный  в Москве  в МхТ  им. А. П. чехова. Это детский спектакль? И как отличить детский спектакль от недетского?
– На днях разговаривал с моим любимым писателем Владимиром Сорокиным и его дочерью, которой сейчас 25 лет. Она с восторгом вспоминала, как она смотрела этот спектакль, когда была маленькая. Недавно театр  сыграл 500-ю «Ундину», спектакль до сих пор в репертуаре,  а  это  знак  качества. В отличие от «взрослых» спектаклей детские могут существовать в репертуаре очень долго. «Ундина» – один из самых качественных спектаклей театра,  который  в  сегодняшней Москве является эталоном самого популярного.
Как отличить детский спектакль от  взрослого? У  каждого  внутри должен быть некий индикатор: если ты  готов внутренне показать этот спектакль своему ребенку, то показывай. Я могу быть двадцатилетним человеком,  у меня может не быть 8-летнего ребенка, но я должен в этот момент представить себя 30-летним. И задать вопрос: ты хочешь, чтобы твой ребенок посмотрел этот спектакль? И именно с этим внутренним представлением решать, насколько спектакль «взрослый».
Что вы хотите изменить этим фестивалем? чего хотите добиться?
– Мы не столько хотим изменить, сколько принести что-то новое. Поэтому мы не будем просто переносить фестиваль в Пермь, мы рассматриваем этот проект как возможность импульса для того, чтобы  сдвинуть  ситуацию в крае, а возможно, и в стране, ведь ситуацию с детским театром в России не назовешь здоровой.
Мы хотим  запустить процесс, когда и край, и  город начнут относиться  к  детскому  театру  как  к важнейшей творческой площадке и как к ценному ресурсу развития территории, когда появятся престижные конкурсы на создание хороших детских  спектаклей. И не  только на базе  государственных  театров.
Фестиваль в этом может помочь, показав картинку возможностей. И эти возможности не всегда связаны с большими, дорогими постановками, с огромными группами, с тоннами декораций.
Очень приятно, что фестиваль, у которого имидж московского, приходит в Пермь. Я надеюсь, что Пермь захочет его сохранить. Это наше предложение городу. В Москве сейчас много пермского в воздухе, например совершенно блестящая выставка Андрея Безукладникова на «Фотобиеннале-2010». Он выставляется рядом  с Анри КартьеБрессоном. И многие говорят, что он не  проигрывает,  хотя нельзя сравнивать относительно молодого художника с ушедшим гением.
Недавно в музее PERMM открылась выставка культового художника Александра Бродского.
Хорошо в таком контексте оказываться с чем-то, в кавычках, «московским». Я очень рад пермским процессам и считаю, что здесь многое делается для нашей культуры, для страны, и надеюсь внести свой вклад в этот процесс.
 

Справка

ЭДУАРД БОЯКОВ – Создатель фестиваля «Большая перемена», художественный руководитель театра «Практика», арт-директор «Сцены-Молот». Театральный, музыкальный и кинопродюсер, режиссер,  учредитель ассоциации «Золотая маска»,  учредитель фестиваля «Новая драма» (2002–2008),член правления Института культурной политики (с 2003 года), лауреат Дягилевской премии (2003 год).

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний