Газета
 29 марта 2010, 13:20   1878

Пермский рецепт

Пермский рецепт
Заместитель главы администрации города Лилия Ширяева и главный архитектор Перми Олег Горюнов – о Генеральном плане столицы Прикамья и будущем пространственном развитии Перми.
Автор: Кирилл Перов

В пермском архитектурном сообществе идет активная дискуссия о концепции разрабатываемого в настоящее время Генплана города. Высказываются различные, подчас противоположные точки зрения. Как вы относитесь к этой полемике?
Лилия Ширяева:
– Разработка Генплана Перми изначально шла в режиме дискуссии. И этот формат – единственно правильный для нашего большого города. Пермь выделяется на фоне других региональных центров активной общественной жизнью, возможностью широкого общественного диалога. И руководство города это понимает. В прошлом году, на этапе разработки концепции Генплана, в дискуссии в основном принимали участие эксперты в различных сферах градостроительства – как местные, так и специалисты из других городов и стран. Теперь, когда в результате совместной работы экспертов появилась определенность с концептуальными моментами, началась более широкая публичная дискуссия. Специалисты администрации города внимательно изучают весь спектр имеющихся мнений и готовы использовать в работе все конструктивные предложения.
В ходе этой дискуссии было высказано мнение, что концентрация застройки в городе больше подходит для Европы, но не для Перми и экстенсивное развитие города, освоение новых незастроенных в настоящее время территорий – это нормально, ведь многие города развиваются по этому сценарию, становясь «городами-бубликами» и «городами-губками». Может быть, этот путь приемлем и для Перми?
Олег Горюнов:
– Начнем с того, что квартальная застройка Перми существует с конца восемнадцатого века. Это историческое достояние нашего города, его уникальная историческая особенность. Специалисты, в том числе и зарубежные эксперты из КСАР, предлагают ее развить для создания удобной для жителей городской среды.
Что касается «города-бублика», то это название неслучайно. В качестве примера приведу Нью-Орлеан. Там действительно весь бизнес ушел в пригороды, они застраиваются, а исторический центр – в удручающем состоянии. И это не единичный пример. Поэтому в концепции Генплана предлагается развивать прежде всего центр и другие застроенные территории. Если же мы сосредоточимся на освоении новых пространств, мы действительно получим «город-бублик», в котором из исторического центра уйдет активная жизнь, и он начнет «разваливаться».
Город с заброшенным центром неинтересен для жителей, инвесторов и туристов, он становится неперспективным.
Лилия Ширяева:
– В прошлом веке логика застройки Перми определялась развитием крупных промышленных предприятий. По решению «сверху» строились заводы, вокруг них появлялись поселки, где жили рабочие, постепенно формировалась инфраструктура. Город существовал для заводов. Это индустриальный путь развития. Сейчас ситуация меняется, мы живем в другое, постиндустриальное время и должны определиться – для кого существует город: по-прежнему для заводов или же все-таки для его жителей?
Если город будет развиваться, как и прежде, вширь, то надо понимать, что будут возникать новые недоосвоенные территории, а инфраструктура будет становиться все более дорогостоящей и неудобной.
Олег Горюнов:
– С этим связан еще один вопрос. Пик строительства сетей был в городе в 70-е годы прошлого века. Но через 30 лет сети физически устаревают. И мы уже подходим к тому моменту, когда должна начаться либо глобальная реконструкция этой инфраструктуры, либо, если мы этого не будем делать, могут начаться серьезные проблемы, вплоть до возникновения аварийных ситуаций.
Сетевые компании и городской бюджет должны быть готовы к глобальной модернизации: необходимо аккумулировать ресурсы, а это немалые средства! А если мы займемся освоением новых территорий, значительная часть этих ресурсов будет направлена на то, чтобы тянуть сети на новые окраины, в «поля». На модернизацию существующей жизненно важной для горожан инфраструктуры в этом случае средств не хватит.
А если в центре города начнется активная застройка, то будет происходить замена сетей?
Олег Горюнов:
– Сейчас в Перми FAR – величина соотношения площади застройки к территории – 0,7. По российским нормативам должно быть 1,2. Разработчики Генплана предлагают примерно 1,4. А в Барселоне вообще – 3,5. То есть этот показатель в 5 раз больше в городах, которые плотно застроены. Нам же предлагается фактически достичь нормативного показателя по использованию территории.

Застройка панельными домами имеет непривлекательный вид. Но, учитывая потребность в жилье, может, стоит пока развивать именно это направление, а о красоте на время забыть?
Олег Горюнов:
– В Перми существует производственная база крупнопанельного домостроения, и ее, безусловно, нужно использовать. Но при этом необходимо разнообразить типологию жилых домов средней и малой этажности (до 6-ти этажей); изменить фасады, применяя современные материалы; разрабатывать блок-секции, которые позволяют формировать квартальную застройку.
Должно быть больше 6- и 2-, 3-этажных, коттеджных сблокированных таун-хаусов, а не только 10- и 16-этажных домов.
Лилия Ширяева:
– Нужен баланс. Никто не говорит, что надо отказаться от панельных домов. Наоборот, нужно развивать это направление, делать его более современным и разно-образным, повышать его качество.
В рамках реализации Генплана придется все перестраивать и уплотнять в центре города?
Олег Горюнов:

– То, что предлагается, – это не уплотнение или перестройка, а модернизация. В конечном итоге мы должны получить комплексные кварталы, учитывающие общественные и частные интересы, в том числе современное высококачественное благоустройство и возможность развития малого бизнеса.
Разработчики Генплана предлагают вывести малый бизнес на внешнюю сторону домов, которая выходит на улицу. Тогда со стороны улицы будут офисы, магазины, мастерские. А во дворе у жителей домов будут скамейки, зеленые насаждения, детские площадки.
У людей должен быть свой двор. Должно быть четкое разделение общественного пространства и личного пространства. Общественное должно быть для города, а личное – для тех, кто живет в этих домах.
 Не менее важная тема – это хрущевки. В Москве Лужков пообещал, несмотря на кризис, расправиться с ними полностью к 2012 году. У нас в Генплане этот вопрос будет решаться?
Лилия Ширяева:
– Когда специалисты убрали с электронной карты Перми территорию, занятую хрущевками, ветхим жильем и гаражами, оказалось, что в городе есть огромные пространства, которые подлежат той самой реконструкции, трансформации, освоению по новым правилам.
Олег Горюнов:
– Москва и Пермь – это несоизмеримые категории. Тем не менее Генплан предусматривает такую возможность.
Когда горожане почувствуют на себе воздействие Генплана?
Олег Горюнов:

– Горожане должны почувствовать эти изменения уже сейчас. Нельзя откладывать на 10–15 лет. Один из примеров – набережная. Работы на ней как раз будут идти по принципам Генплана.
Вы говорите, что застройщики должны воспринять идеологию Генплана. Но есть много участков, приобретенных в собственность предпринимателями, где разрешение на строительство еще не получено, но уже существуют планы на застройку. Например, планировали построить 20-этажный дом, теперь там нарисована 1-этажная застройка или зона отдыха.
Олег Горюнов:

– Город – это организм, в котором все должно быть гармонично. Если мы предполагаем строить 20-этажный дом, то должны понимать, что он должен быть обеспечен всей инфраструктурой, и городские сети должны предусмотреть эту возможность. Людям надо будет водить детей в детский сад, школу. Все должно быть сбалансировано. Мы должны учитывать интересы горожан, которые в этом бизнесе не участвуют. И для того, чтобы учесть эти интересы, разрабатывается Генеральный план.
Лилия Ширяева:
– Существующая сейчас концепция Генплана, действительно, не закон. Законом будет Генеральный план. И первая редакция Генплана отражает те принципы, которые заложены в основу концепции. Действительно, есть ситуации, когда необходимо находить баланс в интересах между потенциальными застройщиками и интересами города в целом. Ведь администрация города разрабатывает этот документ не для себя, а для того, чтобы город получил возможность дальнейшего развития не только в плане градостроительном, но и в плане социально-экономическом, что немаловажно.
Сейчас параллельно с Генпланом разрабатывается Стратегия социально-экономического развития. Все, кто участвует в этой работе, в том числе представители общественности и депутаты, понимают, что пространственное развитие – это очень важная составляющая будущего развития. Степень благоустройства города влияет на уровень экономической привлекательности каждого города. Еще пять лет назад этого никто не осознавал. Инвесторы не поедут в неухоженный город. Они приедут в красивый город с хорошей инфраструктурой, к которой уже прилагается возможность самореализации.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний