Газета
 22 марта 2010, 13:20   1761

И блины, и комочки

И блины, и комочки
Дарья Худякова, директор консалтингового агентства «Фристайл», раздала импровизированные «Оскары» по итогам муниципальных выборов, рассказала о верещагинских «блинах» и березниковских баталиях.
Автор: Кирилл Перов

Дарья, оцените ход прошедших избирательных кампаний в территориях края? Каковы общие тенденции, а также особенности прошедших муниципальных выборов?
– Если раздавать номинации как «Оскары», то «самая громкая» кампания среди состоявшихся в регионе 14 марта, безусловно, березниковская. Во-первых, она оказалась самой значимой по уровню: избирались не только депутаты местной гордумы и глава города, но и депутат Законодательного собрания от этой территории. Во-вторых, самой скандальной. Мы наблюдали и беспрецедентный отзыв списка кандидатов партией «Справедливая Россия», и массовые отказы в регистрации кандидатам, представлявшим оппозицию, с последующим восстановлением через суды, и аресты тиражей газет, и взаимные обвинения противоборствующих сторон в развязывании «предвыборной войны», эхо этих событий слышалось в Перми. Самые неожиданные с точки зрения результатов – проигрыш единороссов на выборах Краснокамской городской думы (партии удалось получить только 5 мандатов из 15) и поражения действующих глав муниципалитетов в Елово и Барде. Верещагинская кампания была экспериментальной и оттого самой интересной. Первый опыт применения пропорциональной избирательной системы на выборах в муниципальные представительные органы власти, на мой взгляд, привел к очень любопытным результатам.
Любопытным с какой точки зрения?
– В первую очередь интерес вызывают результаты, достигнутые политическими партиями, а также насколько они могут быть применимы к прогнозированию грядущих выборов в Законодательное собрание края.
Можно ли полученные итоги, по Вашему мнению, экстраполировать на выборы в Заксобрание края второго созыва?
– Не совсем. Звучит мнение, что Верещагинский район – это мини-Пермский край, и, соответственно, результаты, полученные на этой территории, иллюстрируют картину партийных предпочтений по краю в целом. Однако это не так, есть серьезные отклонения в электоральной поддержке основных политических сил. Для большей объективности можно сопоставить результаты голосования за партсписки в декабре 2006 года в Законодательное собрание края в целом по региону и по Верещагино и провести интересные корреляции. Сравнивая, мы увидим, что в Верещагино выше, чем по краю, уровень поддержки «Единой России» и правых сил, а ЛДПР и КПРФ, напротив, набирают по региону примерно на 30 % больше, чем в Верещагино. Сопоставив эти величины с теми переменными, которые были получены в Верещагино 14 марта, можно «прикинуть» результаты выборов в региональный парламент, если бы они проходили сегодня (подробнее – см. таблицу). Результат получается занятный. Конечно, нельзя не отметить значительную долю голосов, отданную «Правому делу». Если сравнить результаты СПС на выборах в Заксобрание в 2006 году в разрезе Верещагинского района и «Правого дела» в 2010 году, то следует отметить, что новая партия смогла аккумулировать электорат, ранее принадлежавший правым. По факту «Правое дело» показало результат, аналогичный результату СПС в 2006 году. При этом было бы неправильным считать, что «Правое дело» ничего для этого не сделало и просто почивало на лаврах. Безусловно, были привлечены ресурсы, были проведены организационные действия для того, чтобы сохранить и упрочить существующую электоральную поддержку. Думаю, если краевое руководство правых будет продолжать в том же духе, «Правое дело» сможет рассчитывать на результат, адекватный СПС в 2006 году, или даже выше.
Но более значимым на этих выборах мне кажется очевидный успех коммунистов. Если сравнить их результаты в 2006-м и 2010 году по Верещагино, они увеличили свой рейтинг в 2 раза. Экстраполируя полученные корреляции электоральной поддержки на регион в целом, можно прогнозировать, что КПРФ сегодня могла бы рассчитывать уже на 15 % по краю. И это впечатляет даже в большей степени, нежели успехи правых, о которых все говорят.
С чем Вы связываете успех и «Правого дела», и коммунистов?
– Нужно отдать должное региональному руководству «Правого дела». На фоне партстроительства, сопряженного с необходимостью решения множества юридических, организационных и финансовых вопросов, партия с должным вниманием отнеслась к первой своей предвыборной кампании в регионе. Велась планомерная работа, вложены ресурсы, и результат налицо.
В отношении коммунистов ситуация иная. Значительных финансовых ресурсов не было, если они и были потрачены, то на минимальном уровне. Думаю, у их успеха две составляющие – бренд КПРФ и сужение электорального поля протеста: чем меньше альтернатив у партии власти, тем больше избирателей будут голосовать за КПРФ. Такая же ситуация, кстати, и с ЛДПР.
На Ваш взгляд, результаты, полученные в Верещагино, позволяют распространять эту систему на других территориях края?
– С точки зрения политической теории введение пропорциональной системы влечет большую управляемость. Силам, находящимся у власти, выгодно распространять эту систему, она позволяет четче контролировать ситуацию на местах, корректировать ее в нужных направлениях. Но на практике мы видим, что у партии власти нет половины голосов. То есть на практике система не срабатывает, появляются сбои. Первый блин оказался комом. Но знаете, как в анекдоте, если первый блин комом, бросайте печь блины и пеките комочки.
В чем причины такой конкурентной борьбы в Березниках? Почему кампания оказалась настолько «грязной»?
– Когда мы говорим о Березниках, стоит обратить внимание на причины такого внимания к выборам на этой территории. Де-юре проходила кампания местного масштаба: ведь избирали главу местного самоуправления и депутатов представительного органа власти. Де-факто кампания в Березниках была уровнем выше регионального, в первую очередь из-за значительности участвующих в ней сторон. Отсюда результаты, течение кампании, скандальность и методы, которые применялись.
Если говорить о соотношении вложенных ресурсов и результата, то я считаю, что «Уралкалий» мог бы достичь сопоставимого результата меньшими затратами. Объем ресурсов, который был задействован, колоссален: финансовые, лоббистские, административные, политические, партийные инструменты. С другой стороны, нельзя отрицать профессионализм команды «Уралкалия», которая не следовала самоуверенной позиции «Мы все контролируем – все равно победим», включила режим «особой тревожности» и достигла результата.
Некоторые политологи говорили о том, что при явности результатов в Березниках представляет интерес явка, также доля протестного голосования...
–  Явка была откровенно низкой. Предыдущие выборы депутатов думы Березников состоялись в декабре 2004 года, по некоторым округам выборы были признаны несостоявшимися по причине того, что победил кандидат «против всех». В результате на март 2005 года было назначено проведение повторных выборов. Это, кстати, говорит о существенном уровне протеста в городе. Явка на выборы депутатов думы в 2004 году была на уровне 37–42 %. Это приличный результат для выборов муниципального уровня, учитывая то, что одновременно не проходили кампании главы и депутатов Заксобрания, которые выше по уровню и всегда увеличивают электоральный интерес. С этой точки зрения 14 марта 2010 года явка в Березниках должна была быть на уровне 42–47 %. Однако она оказалась в интервале 25–29 % в зависимости от округа. Это говорит о том, что местный протестный электорат не пришел на выборы, потому что голосовать им было не за кого. Проголосовали те, кто поддерживал кандидатов от «Уралкалия» или «Березниковского характера», однако избиратели, поддерживающие кандидатов-оппонентов, за неимением их просто не пришли.
Если посмотреть на избирательные кампании глав муниципалитетов, тенденция налицо: чем жестче конкуренция, тем выше явка. В Кизеле с большим отрывом выиграл Чернопиский – явка на уровне 22 %, в Березниках аналогичная безальтернативная ситуация с Сергеем Дьяковым – 28 %, в Оханске, где победу празднует действующий глава и серьезных конкурентов тоже не было, – 32 %. В ЗАТО Звездный – конкуренция между Пановым и Медведевой – явка 40,5 %, в Елово – борьба между Плишкиным, Волковым, Замахаевым и Сальниковым – 57 %, в Барде – противостояние Ибраева и Урстемирова – 65 %. Наличие альтернативы основному кандидату приводит к повышению явки. Это правило, которое в очередной раз подтвердилось.
Многие эксперты и участники отмечают, что влияние административного ресурса уменьшается. Это действительно так?
– Думаю, да. И в дальнейшем эта тенденция, скорее всего, усилится. Административный ресурс, конечно, всегда применялся и, безусловно, будет применяться в разных форматах, объемах. Но примеры последних кампаний показывают, что его применение может привести как к положительным, так и отрицательным результатам, к отторжению.
Как, например, в Чайковском?
–  Да. Ведь даже «Единая Россия» в своем официальном пресс-релизе признала, что причина проигрыша в Чайковском – примененный административный ресурс. Партия сделала из этого выводы. При этом нельзя говорить о том, что на этих выборах административный ресурс не применялся совсем. Естественно, это нужно доказывать, приводить какие-то конкретные аргументы, «улики». Но если смотреть на рейтинги действующих глав, то проигрыш Замахаева, вторые места Урстемирова и Медведевой, являющейся креатурой действующего главы ЗАТО Звездный, говорят о том, что такой результат, вероятно, в некоторой степени следствие применения административного ресурса. Думаю, что этот фактор – в перечне тех причин, которые привели к поражению.
И блины, и комочки

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний